• Четверг, 19 сентября 2019
  • $64.15
  • €70.74
  • 63.55

«Пудинг лор» или налог на буйство. Как закон об уважении к власти изменил русскую орфографию и устное предание

Участник акции против полицейского произвола  с плакатом «Пудинг лор». Скриншот видео "Радио Свобода" Участник акции против полицейского произвола с плакатом «Пудинг лор». Скриншот видео «Радио Свобода»

В Петербурге в ходе акции против полицейского произвола задержали молодого человека с плакатом «Пудинг лор». Видимо, это такое своеобразное эхо майской еще истории из Набережных Челнов. Там активисты украсили мост баннером с надписью «Путин — вор». Одного из авторов украшения — Василия Тарасова, сначала оштрафовали (кстати, судьи тоже не без юмора — оштрафовали за «нарушение правил благоустройства»), однако потом Верховный суд Татарстана административное дело против политического урбаниста прекратил. Об инциденте спросили на брифинге пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, Песков ответил без обиняков: «Я, например, считаю, что это абсолютно оскорбительно. Это мое личное мнение».

Личное мнение пресс-секретаря было услышано, и теперь питерские полицейские дуют на воду. То есть на пудинг.

До того в Архангельской области центр по противодействию экстремизму МВД (серьезные люди, борцы со страшными преступлениями, не зря едят свой хлеб!) завел сразу пять дел против местных жителей, без должного уважения комментировавших новости о строительстве свалки в Шиесе в социальной сети «Вконтакте».

Россияне (это так, реплика в сторону) никак не могут выучить, что «Вконтакте» — специальная такая соцсеть для товарища майора, хотя, казалось бы, люди у нас в массе своей все-таки не глупее прочих.

На жительницу области Елену Макарову, например, составили протокол за фразу «Они совсем оборзели». Вроде бы и не придерешься — явное неуважение к власти. А все-таки хочется сказать: «Ну да, они совсем оборзели». Другие комментарии как-то вот не приходят в голову. Кроме того, на тридцать тысяч рублей был оштрафован Александр Пушкин. Нет, не тот, не наше все, наше все они бы, пожалуй, закрыли лет на десять по куда более тяжелой статье за юношескую оду «Вольность».

Теперь вот там же, в Архангельской области, Котласский суд разбирается с продавщицей Светланой Бакшеевой, которая «резко отреагировала» на слова губернатора Игоря Орлова, назвавшего всех недовольных строительством мусорного полигона «шелупонью». Еще тридцать тысяч штрафа. Этак мы бюджет родины пополним стремительно.

Будут судить также Дмитрия Попперека, который о губернаторе и даже о самом президенте отзывался в социальных сетях нецензурно.

Это, кстати, важный момент. В словах губернатора, считающего жителей области, которой ему довелось управлять, «шелупонью», уважение ведь тоже как-то не очень просматривается. Но ему можно — он власть, а жителям нельзя — они никто. Им нужно терпеть, утираться, и, видимо, благодарить. За нелепым законом, в возможность реализации которого многие откровенно не верили, — целая модель государственного устройства, единственно возможный вариант диалога общества с властью.

— Шелупонь!

— Но постойте, что это вы себе позволяете! Совсем оборзели уже.

— Молчать, экстремист, тридцать тысяч штрафа!

Лев Шлосберг. Фото: Викисклад / CC BY-SA 4.0.

Лев Шлосберг. Фото: Викисклад / CC BY-SA 4.0.

Знаменитый псковский оппозиционер-яблочник Лев Шлосберг предлагал принять симметричный закон — о неуважении народа представителями власти, со штрафами и прочими наказаниями для чиновников. Въедливо прописал пункты, продумал все возможные ситуации, но впустую — поддержки у коллег-депутатов ожидаемо не нашел. Уважать здесь можно только власть. Хотя «можно» — не совсем то слово. Власть уважать обязательно.

Сенатор Клишас и прочие изобретатели этого странного закона, вероятно, считали, что у них получился универсальный карательный инструмент. Во-первых, это сравнительно гуманно: все-таки, никто никого в тюрьму не сажает. Во-вторых, трактовать закон можно сколь угодно широко, и наказать по нему при желании получится практически любого. В-третьих, штрафы вполне ощутимые, это больно (заметим, суды пока держат себя в руках и штрафуют не по максимуму). Ну, и в-четвертых, — в конце концов это просто выгодно. Такой налог на буйство и тягу к традиционному русскому правдорубству выходит.

Но на самом деле вышло что-то другое. Они ополчили против себя обыденный язык. Вон уже и пудинг протестует против режима вместе с лором, и достаточно произнести в любой компании слово «сказочный», чтобы люди начали улыбаться заговорщически. Они множат раздражение, а главное, — наглядно демонстрируют и готовность к полнейшему беспределу (да, они оборзели, кто тут еще не успел это рассмотреть?), и собственную глупость.

Сказочный Путин. Соцсети флешмобом ответили на первый штраф за оскорбление власти — вся история коротко

Они хотят быть страшными, и это, в общем, получается. Но одновременно сами себя делают смешными, а это совсем самоубийственно. А уж в такой чувствительной, к слову, стране, как Россия, — самоубийственно вдвойне.

Начальники с мертвыми душами если и читали Гоголя, то забыли напрочь, а зря. Он в свое время все уже сказал: «Выражается сильно российский народ! И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света. И как уж потом ни хитри и ни облагораживай свое прозвище, хоть заставь пишущих людей выводить его за наемную плату от древнекняжеского рода, ничто не поможет: каркнет само за себя прозвище во все свое воронье горло и скажет ясно, откуда вылетела птица».

Путин ведь рассчитывал войти в историю как Крымский, наверное. Как Созидатель, Собиратель земель, как родину с колен поднявший. А войдет как сказочный, и никуда теперь от этого не деться. Пусть кланяется сенатору Клишасу.

Владимир Путин. Фото AFP/Scanpix/LETA

Владимир Путин. Фото AFP/Scanpix/LETA

Самые крепкие, кажущиеся неколебимыми режимы иногда ломаются о полнейшую ерунду. Ну, что такое этот несчастный закон об обязательном уважении к начальству на фоне экономических достижений власти или, допустим, рутинных пыток в полиции? Конечно, пустяк. Но зато он четко расставляет акценты. Показывает даже тем, кто вовсе не желает ничего вокруг замечать, кто давно уехал верхом на телевизоре в степи Украины и пустыни Сирии, как власть на самом деле относится к населению. Такое бывает, что слова оказываются даже важнее, чем дела. Если пытаться давить общество сразу по всем направлениям, хрустнуть может в самом нелепом месте, и перелом уже не зарастет.

И слово «шелупонь» мы, конечно, запомним.

Слово на стене. С чего начал свою работу закон об обязательном уважении к власти

Чем сильнее раздражение по поводу реальных проблем, которые режим создает жителям страны, тем важнее для режима страх как сдерживающий жителей фактор. Но всерьез бояться клоунов, которые бегают по городу за человеком с плакатом «Пудинг лор» все-таки довольно трудно.

Даже если это страшные клоуны, которые могут сломать человеку с плакатом руку или жизнь.

И в качестве постскриптума: случаются иногда странные события, заставляющие заподозрить в отдельных представителях российского чиновничества что-то вроде здравого смысла. В Хакасии силовики отыскали в социальных сетях запись гражданина Вячеслава Шоева, который очень обидно отозвался о главе республики Валентине Коновалове. Завели дело, собрались штрафовать. Губернатор узнал, удивился, выразил недоумение по поводу происходящего. Дело прекратили.