• Воскресенье, 26 мая 2019
  • $64.47
  • €72.26
  • 68.01

Только для нелояльных. Почему действие закона против фейков предлагают не распространять на «традиционные медиа»

Продукция, которую можно купить в одном из вагонов агитпоезда «Сирийский перелом», оформленном под магазин Военторга. Фото facebook.com/profile.php?id=100005066893432 Продукция, которую можно купить в одном из вагонов агитпоезда «Сирийский перелом», оформленном под магазин Военторга. Фото facebook.com/profile.php?id=100 005 066 893 432

Справедливоросс Леонид Левин, глава Комитета Госдумы по информационной политике, предложил поправки к так называемому закону о фейковых новостях, который вместе с законом о наказании за оскорбление представителей власти скоро будет проходить второе чтение. О самих законах много всего уже написано. В авторах — сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат Дмитрий Вяткин. Все, естественно, единороссы. Законы репрессивные, их главная мишень — даже не СМИ, а рядовые пользователи сети, которые пытаются хоть как-то разобраться в происходящем в стране и выразить к происходящему отношение в доступной форме. Но, разумеется, и независимым изданиям жизнь эти законы, которые точно будут приняты, тоже осложнят.

Предложения Левина на первый взгляд выглядят даже гуманными. Так, они предусматривают «право на ошибку» для зарегистрированных сетевых СМИ: «Для официально зарегистрированных сетевых СМИ вводится процедура предварительного уведомления, чтобы дать им возможность самим удалить недостоверную общественно значимую информацию, оперативно исправить ошибку и, таким образом, избежать мер по блокировке со стороны Роскомнадзора».

Леонид Левин, председатель Комитета ГД по информационной политике. Фото Sputnik

Леонид Левин, председатель Комитета ГД по информационной политике. Фото Sputnik

Гуманизм депутата легко объяснить: во-первых, рычаг давления на интернет-издания все равно остается, во-вторых, нехитрый этот шаг позволяет уйти от обвинений в произволе, — граждане, вас ведь предупреждали! — ну, и, в-третьих, как уже отмечено, главные жертвы закона — не профессиональные журналисты, а рядовые пользователи. Собственно, идея его активно начала обсуждаться, когда после пожара в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» в социальных сетях появились сообщения, преувеличивающие количество жертв. Люди поддавались панике, отлично понимая, что государство вполне может им врать, как уже не раз бывало. В перспективе за такую объяснимую панику — неподъемные штрафы или вовсе административный арест.

Рядовым пользователям, отметим справедливости ради, тоже обещаны кое-какие поблажки. Люди, которые опубликовали то, что правоохранители сочтут фейковой информацией, впервые, «случайно, или неверно оценив ее характер», смогут отделаться легким испугом. Или не смогут. Формулировки максимально обтекаемые, здесь как раз простор для произвола открывается безграничный.

Но не это самое интересное в левинских поправках. Главное вот: «Из-под действия законопроекта предполагается вывести традиционные медиа, режим регулирования которых на текущий момент достаточно эффективен против фейков». Что такое «традиционные медиа», депутат объяснить не потрудился, но здесь никаких объяснений и не требуется. Кого чаще всего ловят на вранье, иногда замысловатом, а иногда — подкупающем своей детской наивностью? Ну, разумеется, главный калибр государственной пропагандистской артиллерии — метровые телеканалы. Они — настоящий оплот системы, и, конечно, их надо заранее обезопасить от любого случайного удара. А то, знаете ли, много умников развелось, так и норовят вынудить государство соблюдать собственные законы. А законы, между прочим, не для того пишутся, чтобы государство их соблюдало. Законы — чтобы вас карать, пора бы смириться.

Закон, как говорится, остальным. А своим — простор для полета фантазии, дивный мир, где распятые мальчики в трусиках обличают преступления киевской хунты.

Умники и без того начеку. 23 февраля начал свой славный путь агитпоезд Министерства обороны с выставкой «Сирийский перелом». Не так давно россияне выходили на вокзалы поклоняться антикварным танкам, которые Сергей Шойгу выменял в Лаосе на новые самолеты. Теперь — еще одно развлечение: можно посмотреть на мечи, автоматы и пикапы с пулеметами, отбитые у боевиков в Сирии. Аромат безумия, конечно, ощущается, но, положа руку на сердце, — ждем ли мы другого от Сергея Кожугетовича и его погононосных пиарщиков? Однако недовольные находятся. Пытаются посчитать, сколько шоу стоит и прикинуть, можно ли было потратить деньги как-нибудь менее странно. Но и это полбеды.

Трофейный бронеавтомобиль, демонстрируемый на акции «Сирийский перелом». Фото facebook.com/profile.php?id=100005066893432

Трофейный бронеавтомобиль, демонстрируемый на акции «Сирийский перелом». Фото facebook.com/profile.php?id=100 005 066 893 432

Адвокаты Алексей Аванесян, Юлия Федотова и Кондрат Горишний обратились к прокурору Краснодарского края. Требуют: «а) обязать организаторов военно-патриотической акции „Сирийский перелом“ присвоить возрастную классификацию демонстрируемой ими продукции („18+“); б) предостеречь их о недопустимости нарушения законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию; в) предупредить их о наступлении административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, по ст. 6.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Аванесян также вполне резонно указывает, что демонстрация детям (да и взрослым) мечей, которыми в Сирии террористы рубили головы неверным, вполне может подпадать под действие закона об оправдании терроризма.

Независимые СМИ регулярно натыкаются на более или менее серьезные неприятности из-за этого закона. Как раз сейчас во Пскове по нему пытаются привлечь к уголовной ответственности журналистку Светлану Прокопьеву, которая рискнула написать, что сфабрикованные уголовные дела и пытки ведут к радикализации молодежи. Но и не для Министерства обороны законы пишутся, это ведь тоже понятно.

Светлана Прокопьева. Фото facebook.com/svetlana.prokopyeva.9

Светлана Прокопьева. Фото facebook.com/svetlana.prokopyeva.9

Можно на что угодно спорить, что обращение не будет иметь никаких последствий (ну, или будет все-таки — какие-нибудь неприятности для его авторов наверняка возможны). Зато история с краснодарскими адвокатами позволяет по-новому взглянуть на левинские поправки. Депутаты тоже учатся на собственных ошибках. Одно дело — просто игнорировать собственные законы, если они вдруг становятся неудобными. И совсем другое — сразу писать их так, чтобы били они прицельно, только по тем, кто позволяет себе критиковать политику государства.