Простой советский ЦИК. Илья Шаблинский — о том, как испугались те, кто не допустил до президентских выборов Екатерину Дунцову Спектр
Воскресенье, 19 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Простой советский ЦИК. Илья Шаблинский — о том, как испугались те, кто не допустил до президентских выборов Екатерину Дунцову

"Цирковая труппа с жирафами, слонами и  верблюдами", 1890 / Spektr.Press «Цирковая труппа с жирафами, слонами и верблюдами», 1890 / Spektr. Press

Несколько особей из Центральной избирательной комиссии, выполняя команду начальства, устранили — какое счастье — главную опасность на тернистом выборном пути нашего главного дрессировщика. Таким образом, цирковое представление № 1 пройдёт в полном соответствии с намеченным планом.

Главная опасность, 40-летняя журналистка Екатерина Дунцова не получит возможность собирать подписи избирателей: её инициативная группа не была зарегистрирована ввиду того, что в поданных документах что-то около 100 ошибок. Например, отчество «Валерьевна» было записано как «Валериевна», и тому подобное.

Надо думать, в президентской администрации вздохнули с облегчением. В ФСБ тоже. Вот ещё напасть на их голову. ЦИК исполнила всё, как всегда, не пришлось брать грех на душу. Теперь манеж пуст и ждёт запланированных старых, уродливых клоунов. способных на разные формы подобострастного идиотизма и совершенно не опасных для главного участника.

Собственно, спор в соцсетях по поводу Дунцовой, шедший все эти две недели, и был связан с её возможной ролью и отношением к вышеназванным ведомствам. Правда, сторонники конспирологии не могли объяснить точно, в чём состоял «замысел Кремля» (ФСБ) по отношению к малоизвестной журналистке из Ржева. То ли в дополнительном выявлении антивоенно настроенных граждан, то ли в привлечении дополнительного внимания к цирковому представлению № 1. Ни то, ни другое, честно говоря, такой залихватской комбинации не требовало.  Да и самих по себе дополнительных осложнений люди Кремля явно не искали. В Кремле проектировали и проектируют полную покорность российского народонаселения, с учётом его определённой архетипической особенности.

Вот уже почти два года, как медиапространство страны превратилось в поле диких плясок на костях. Дружный хор злобных и испитых рыл славит массовые убийства и требует новых. Из моей Москвы пожилые лакеи с депутатскими значками или в погонах рассылают проклятия во все части света, распыляя энергию мести своего хозяина. Тысячи гибнут, и тысячи отправляются за решетку.

Заявить посреди этой вакханалии, что всё происходящее — не «новая нормальность», а  саморазрушение, — да, тут нужно мужество. Я отдаю должное тем, кто помог Дунцовой или даже уговорил её пойти на этот риск. Формально — дело плёвое: заявить о себе и выдвинуться, собрав в одном зале 500 единомышленников. Выдвинуть тезисы: восстановление мира, освобождение политзаключённых, демократические реформы. Всё. Думаю, что в следующую стадию Дунцова и её единомышленники уже не особо верили. Но и то, что было сделано, — страшный риск по нашим временам. А Екатерина — отчаянно смелая женщина. Одна на всю страну.

Разберём чуть подробнее некий фантастический вариант с возможным сбором подписей за неё. Почему одни в Кремле напряглись, а другие в ЦИКе мгновенно исполнили.

В стране уже сейчас — подчёркиваю, сейчас, по итогам неполных двух лет войны — накопился огромный потенциал неприятия этой «новой нормальности», точнее, яростной пропаганды войны и убийств, милитаризации, изоляции страны и её медленного экономического оскудения. Вы скажете: «Люди привыкли». Да нет, миллионы терпят и, возможно, готовы терпеть ещё долго, но как только появляется хотя бы слабая перспектива перемен и возвращения в нормальную жизнь — без войны, без пропаганды, без военной экономики, — они ощущают небывалое воодушевление.  

Мы увидели этих людей на встречах с Екатериной Дунцовой. В их глазах читалась надежда. Эти люди поддерживали бы женщину-кандидата, дарящую им и всем нам шанс, и тогда мы бы увидели и многолюдные митинги, и очереди к пунктам сбора подписей.

Кому-то в ней недоставало харизмы? Думаю, тем, кому этого не хватало, на самом деле не хватало воображения и жизненного опыта. Екатерина Дунцова отлично вписывалась в роль, которую могла сыграть: смелой женщины, тихо говорящей правду.  И у меня нет никаких сомнений в том, что именно такая картина ужаснула бдящих мужичков в соответствующих государственных ведомствах.

Конечно, выглядит странно и парадоксально: главную опасность для диктатора в ходе затеянной им игры представляет молодая журналистка из Ржева, а не стайка уродливых, хоть и опытных и старательных, политических клоунов. Но в реальности именно так и бывает. И история тут может нам кое-что предложить. 

Удобнее всего, как ни крути, вспомнить последние президентские выборы в Белоруссии. Их диктатор был достаточно беспечен, чтобы разрешить себе реальное соревнование с примерно таким же соперником. Кстати, в отличие от нашей Екатерины Дунцовой, Светлана Тихановская никогда и никуда не избиралась и нигде не публиковалась. Тем не менее её преображение в ходе избирательной кампании быстро показало, как происходит чудо в условиях выжженного общественного пространства и усталости огромной части народа от стареющего диктатора, впившегося во власть зубами и когтями. Политическое чудо.

Конечно, разница России с Белоруссией огромна. Александр Лукашенко переоценил себя и вчистую проиграл Светлане Тихановской — об этом свидетельствуют несколько копий реальных протоколов, которые наиболее смелые члены избиркомов сфотографировали и обнародовали. Один из них поплатился за это жизнью. Забавно ещё вспомнить, как исходивший злобой и страхом диктатор в августе 2020 года прибыл на Минский завод колёсных тягачей (МЗКТ), считавшийся его вотчиной. Накануне визита рабочие объявили забастовку, протестуя против фальсификации итогов выборов. Помнится, директор прокричал аудитории: «Скажите, кто голосовал за президента?» И поднял руку сам. И остался в одиночестве. И кто-то предложил поднять руку тем, кто голосовал за Тихановскую.  Тогда подняли руки все, кто находился в тот момент в цеху. Лукашенко давно уже «достал» свой электорат.

Да, у нас другая ситуация. Российский диктатор, решивший пристегнуть к своей пятой кампании кровавую войну, может рассчитывать на успех с куда большей вероятностью. Со времён Салтыкова-Щедрина немалая часть русских граждан ожидает от вождей именно кровопролитий.

Но другая часть — огромная, хмурая, молчаливая масса избирателей, — если бы появилась такая возможность, охотно проголосовала бы за светлоликую женщину, дающую им надежду. Вот и всё.

Эту массу голосов трудно было бы скрыть. Конечно, нарисовали бы столько, сколько нужно, подключили бы дистанционно-электронную подмухлёвку. Но представьте себе: по всей стране десятки тысяч членов избиркомов увидели бы, что эта отчаянная кандидатка, противница Самого, набирает большие проценты. И утаить это было бы невозможно.

И не будем сравнивать с этой потенциальной и утраченной возможностью необязательные или даже потешные голосования на президентских выборах с участием Памфиловой (смешно вспомнить), Хакамады или Собчак (ещё смешнее).

В случае голосования за Дунцову это был бы акт отчаяния и надежды.

Надежды, понятно, у нас в ходе этого представления и быть не должно. Отчаяние, впрочем, остаётся.  И — разочарование. Хотя всё было совершенно предсказуемо, но так уж человек устроен.

А ещё — чувство гадливости: как будто по манежу мечутся и копошатся неизвестно откуда взявшиеся крысы.