Похищение радуги. Илья Шаблинский — о том, что борьба России с «международным ЛГБТ-движением» напоминает предсмертные судороги Спектр
Четверг, 22 февраля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Похищение радуги. Илья Шаблинский — о том, что борьба России с «международным ЛГБТ-движением» напоминает предсмертные судороги

Фото Wikimedia Фото Wikimedia

Плевки в сторону секс-меньшинств — любимая забава диктаторов. Это относительно недорогое средство для наращивания популярности у определенных групп населения. Это беспроигрышный вариант репрессивной политики: для обывателя, вполне лояльного власти, тут вообще скорее не драма, а потеха.  Смешно же! Как все смеялись, когда на днях Путин на форуме в Санкт-Петербурге затронул тему сексуальных меньшинств, к каковым отнёс также трансгендеров и «каких-то ещё трансформаторов». Пошутил.

Белорусский диктатор Лукашенко, вышучивая тему уже в своем стиле, употреблял выражения «у них в штанах ничего нет», «у них нет яиц», а также «голубятня». Тоже смешно.

В России, впрочем, как всегда, шутки кончились быстро. 30 ноября 2023 г. Верховный суд по административному иску Минюста признал экстремистским «международное движение ЛГБТ». Это чревато очень серьёзными последствиями.   

За эти дни уже много раз было сказано, что указанного международного движения не существует, что нет как такового административного ответчика.  В рассмотрении иска, таким образом, участвовал один Минюст, который, надо полагать, выполняя задание вышестоящего начальства, выдумал как «международное движение», так и само дело. Раз не было административного ответчика, то и возражения сформулировать было некому. Данное обстоятельство суд не смутило. Но о праве тут говорить уже бессмысленно. Российские суды как будто готовят коллекцию из предельно нелепых и позорных решений.

В данном случае процесс был объявлен закрытым — неизвестно по какой причине. Административный иск Минюста не опубликован: мы не знаем, какие признаки экстремизма он обнаружил. Решение — само решение Верховного суда — тоже не опубликовано: мы не знаем, какие основания легли в его основу! Есть закон 2002 года о противодействии экстремизму, и в нём еще нужно найти эти основания. Честно говоря, думаю, никто их там не искал: что-то выдумали на скорую руку. И смысл делать процесс закрытым именно в том и состоит, чтобы прикрыть то грязное дело, которым занимались люди, укутанные в судейские мантии. Им может быть несколько неловко. Им удобнее при закрытых дверях.

Итак, речь пока не идёт о новой статье Уголовного кодекса. Но может и зайти.

Сегодня мы уже вплотную приблизились к практике позднего СССР и зрелого Третьего Рейха в отношении секс-меньшинств.  В СССР в уголовных кодексах всех союзных республик содержалась заветная статья об ответственности за «мужеложство». Введена она была накануне массовых репрессий в 1934 году. 

В Третьем Рейхе криминализация однополых отношений хронологически совпала с принятием соответствующих законов в СССР — поправки в уголовный кодекс Германии были внесены в октябре всё того же 1934 года. Инициатором этих поправок был сам Гитлер, который, судя по всему, изначально ассоциировал преследование лиц «не той» секс-ориентации с ликвидацией главарей СА  (штурмовиков), в которых углядел опасность для своей власти. Позже ещё один авторитетный нацист, Гиммлер, инициировал массовые облавы на лиц указанной ориентации. В основном на основе доносов. Большинству немцев такие облавы нравились.

 Сталин тоже изначально руководствовался предположением о контрреволюционном характере «не той» секс-ориентации. Так ему изложили суть дела в нескольких записках НКВД. Позже политическую сущность самого по себе разнообразия секс-ориентаций стали объяснять кризисом буржуазного общества и его морали. При социализме данного явления не должно было быть в принципе. Тем, кого сажали по этой статье, легче от этого, понятно, не было.

После смерти Сталина и после принятия новых уголовных кодексов данная уголовная политика, пожалуй, даже ужесточилась.  В РСФСР появилась статья 121 УК. Но основании этой статьи и родственных статей в законах других союзных республик примерно за 30 лет были осуждены, по разным данным, до 200 000 человек. Некоторые погибли либо в лагерях и тюрьмах, либо позже от полученных болезней.

Идеологическая основа этих уголовных преследований, между прочим, в последние годы советского режима стала постепенно уходить на второй план. Главную роль играл уже угрюмый консерватизм значительной части общества и его политической верхушки в эпоху «зрелого социализма». То есть то, что стали именовать «гомофобией».

При этом в подавляющем большинстве государств мира уже к 1970-м годам никакой ответственности за «нетрадиционные» сексуальные отношения не было.

Россия отказалась от 121-й статьи в 1993 году. Эта статья выглядела как последнее прибежище советской диктатуры. Тогда речь шла о вступлении в Совет Европы, о всесторонней защите прав человека и расширении их каталога. И казалось, ничто этой тенденции не угрожает.

Но через 20 лет, как известно, была принята поправка в Кодекс об административной ответственности РФ за пропаганду «нетрадиционных отношений» в среде несовершеннолетних. Этот состав и тогда, и сейчас выглядит нелепым и неясным — ну, таким он и планировался.

Но сейчас всё выглядит уже куда хуже. В декабре прошлого года действие данной нормы, статьи 6.21 КоАП РФ, было распространено на отношения и среди лиц, достигших совершеннолетия. А теперь вот решение Верховного суда.

Какие последствия могут проистекать из него? Самые серьёзные. Из решения, принятого в отношении неизвестно кого и содержащего неизвестно что, можно уже в ближайшие месяцы извлечь сколько угодно уголовных приговоров для вполне конкретных людей. Скажем, для всякого лица, употребившего аббревиатуру ЛГБТ не в контексте госпропаганды, а, скажем, в правозащитном смысле. То есть каждого, кто осмелится теперь говорить о равных правах людей независимо от их сексуальных вкусов, можно смело обвинить в участии в деятельности экстремистской организации — на основании статьи 282.2 УК РФ. До шести лет тюрьмы.

Вы скажете: да в какой же экстремистской организации, если её нет? Теперь это не имеет значения. Верховный суд признал некую совокупность букв экстремистской организацией, а теперь точно так же — в закрытом режиме — можно будет обвинить в развитии её деятельности кого угодно.

Далее: помимо участия в деятельности экстремистской организации основанием для уголовного дела может быть и демонстрация её символики. О чём тут речь? Прежде всего это конечно, радуга, радужный флаг и тому подобное. На первых порах это может быть основанием для административной ответственности.  Но за неоднократную демонстрацию «экстремистской символики» положена уже уголовная статья.  

Повторим, уголовная ответственность за сами по себе «нетрадиционные» отношения пока ещё не предусмотрена. Но мы видим динамику. И видим, что нынешнее российское руководство уже загнало страну в хорошую компанию: Иран, Алжир, Зимбабве, Туркменистан и прочие. Это всё государства, где преследования людей за их сексуальную ориентацию — важная часть государственной идеологии.  

В чём тут главная фальшь и подлость? 

В том, что так называемое «навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях» (такова формулировка закона) — это выдумка группы чиновников, выполнявших заказ президентской администрации.

В том, что никакой «ЛГБТ-пропаганды» не было и нет.

Есть государственные теле- и радиоканалы, которые в последние годы если и упоминают о неких «нетрадиционных» сексуальных ориентациях, то лишь для того, чтобы выразить различные оттенки сурового (подчас до комичности) осуждения. И есть информационный океан Сети, где каждый пользователь ищет то, что считает нужным. О сексуальных вкусах известных людей мы обычно можем только догадываться. В реальности о них мы в последние годы узнавали лишь в результате крайне редких «каминг-аутов» (группа депутатов от КПРФ как-то предлагала наказывать именно за такие признания). Захар Прилепин сильно переживал, что какими-то российскими театрами руководят люди не той ориентации. Ему было очень досадно. Но мне, например, об этом не известно. И меня это мало интересует. Приходится повториться: это не какие-то известные люди громко возвещают о своей интимной жизни, а господа прилепины лезут в их, в вашу, в чью угодно частную жизнь и выискивают то, что их заботит. Они озабочены — это факт. Но причём тут «движение ЛГБТ»? 

Наконец, последний вопрос. Зачем всё это нужно Путину? В том, что именно диктатор — главный заказчик всей этой суеты вокруг поправок, сомнений нет.

Думаю, данные законы и нагнетание атмосферы нужны ему сугубо в пропагандистских целях. Это, в сущности, побочный продукт его диктатуры. У путинской издевательской риторики по поводу «трансгендеров-трансформаторов» есть чёткий адресат. Это его избиратель, готовый писать доносы и глумиться над соседом, которого волокут в автозак. Это его часть народа. И такие же группы, пусть и не столь многочисленные, как в РФ, мы найдем и в Европе, и в Азии, и где угодно. Путин сигнализирует им, что он их президент, он замечательно олицетворяет их фобии и их злобу. Он справедливо полагает, что данные сигналы будут нелишними во время войны.

Он шлёт эти сигналы ненависти. Он изгаляется. Это может продолжаться какое-то время, но не думаю, что слишком долго. Нелепые законы издыхают обычно почти одновременно с породившими их диктатурами. Это показывает нам наш же отечественный опыт.

Государство может запугать. Но не может изменить в человеке его сущность.