Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 25 января 2021
  • $75.37
  • €91.46
  • 55.91

Одинокий кандидат. Что известно о дочери Шойгу, которая стала главой Федерации триатлона России — после безальтернативных выборов

Ксения Шойгу. Instagram @ksenia_shoigu Ксения Шойгу. Instagram @ksenia_shoigu

29-летняя младшая дочь министра обороны Сергей Шойгу Ксения была избрана новым президентом Федерации триатлона России (ФТР). Интересно, что на этих «выборах» она оказалась единственным кандидатом. Кандидатуру Шойгу предложил уже бывший глава организации Петр Иванов, который теперь является членом президиума организации. Кроме того, 30 ноября Иванов был избран президентом Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). За дочь российского министра обороны проголосовали единогласно.

Ксения Шойгу уже пообещала «стараться сделать максимальное количество благих дел в этой должности» и даже озвучила основные задачи на своей новой должности. Основное внимание она намерена состредоточить на строительстве новых спортивных баз.

«Нам нужны базы — в Москве, Санкт-Петербурге, еще дополнительные. Я хотела бы начать с этих субъектов, чтобы расширить и углубить наше влияние в стране. Должны быть базы и за Уралом», — цитирует дочь министра ТАСС.

Кроме того, считает Шойгу, для развития триатлона необходимо подготовить и провести большую маркетинговую кампанию:

«Чтобы каждый спортсмен видел себя в журналах, газетах и был популярным, это поможет сбору денег и появлению достойного призового фонда. Хотелось бы обеспечить спортсменов оборудованием высокого класса и собрать большой тренерский коллектив, включающий в себя консультантов по бегу и технике. Нужно обеспечить их медицинским сопровождением, чтобы мы понимали, кто и в каком состоянии находится для максимально эффективного старта».

Также Шойгу обещала заняться укреплением связей с паралимпийцами и развитием детского направления.

Известно, что сама дочь министра увлекается спортом – в ее Instagram можно найти множество снимков из спортзала и с марафонов. Также она, очевидно, любит отдыхать на природе – как и ее отец. С ним, кстати, у нее тоже достаточно фото в соцесети, с трогательными подписями.

Шойгу окончила МГИМО. Также является руководителем проекта «Лига героев», которая занимается организацией спортивных соревнований по бегу с препятствиями. У Шойгу есть опыт работы в банковской сфере, с 2018 года она является советником заместителя председателя Правления банка «Газпромбанк» (АО), а также президента Торгово-промышленной палаты.

Кроме того, дочь министра обороны курирует некоммерческий фонд «Остров фортов», который занимается развитием туристическо-рекреационный кластера в Кронштадте. Его учредители — Минобороны и правительство Санкт-Петербурга. Согласно информации с сайта организации, она была создана по поручению президента РФ Владимира Путина. По данным «Открытых медиа», расходы фонда за 2019 год составили 113,6 млн рублей.

Эти средства, по данным Минюста, были получены от неких российских организаций и граждан России. 53 млн фонд потратил на «приобретение основных средств и иного имущества», 37,8 млн рублей — на содержание организации. Еще 1 млн рублей, полученный из федерального бюджета, был потрачен на зарплаты сотрудников.

Журналисты обратили внимание, что только чуть меньше 20% всех своих расходов, фонд направил на «целевые мероприятия». В феврале 2020 года премьер-министр Михаил Мишустин подписал распоряжение о выделении 4,5 млрд рублей на реконструкцию двух фортов Кронштадта, которой будет заниматься «Остров фортов».

Согласно данным расследования Фонда борьбы с коррупцией Навального о земельных участках, находящихся во владении семьи Шойгу, дочь главы Минобороны Ксения в 2009 году (когда ей исполнилось 18 лет) приобрела два участка общей стоимостью $ 9 млн в районе Рублево-Успенского шоссе. Через несколько лет, предположительно, собственником этой недвижимости сестра матери Шойгу. Представитель Ксении тогда заявил, что информация из расследования ФБК не соответсвует действительности.

На штыках и дубинках. Почему россияне доверяют армии и спецслужбам, но не тем, кого они охраняют