Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 26 октября 2020
  • $76.55
  • €90.39
  • 41.30

«Обыск мало отличается от грабежа». Правозащитники потребовали прекратить использовать обыски для запугивания и давления после трагедии с Ириной Славиной

На месте самосожжения Ирины Славиной. Фото Mikhail Solunin / TASS / Scanpix / Leta На месте самосожжения Ирины Славиной. Фото Mikhail Solunin / TASS / Scanpix / Leta

«Мемориал», «Открытая Россия» и фонд «Общественный вердикт» выпустили совместное заявление, в котором потребовали пересмотреть статьи УПК о порядке проведения обыска и прекратить использовать их для запугивания. Правозащитники подчеркивают, что обыск превращен из инструмента расследования преступления в способ силового и психологического давления.

Сейчас УПК содержит в себе «лазейки» для обхода собственных нормативных требований: «Так, допускается производство обыска в жилом помещении без судебного решения „в исключительных случаях“, когда производство следственного действия не терпит отлагательства — с последующим уведомлением суда. В результате каждый второй обыск становится неотложным», — говорится в заявлении.

Авторы обращения отмечают, что суды обычно не вдаются в подробности дела и «штампуют» постановления в пользу следствия. Само проведение обыска превращается в инструмент запугивания. Его проводят ранним утром и сопровождается он выносом или распилом входной двери.

«Чиновники ее читали, боялись, не любили». После самосожжения главреда «Коза Пресс» коллеги потребовали проверить версию о доведении ее до самоубийства обысками

Кроме того, у обыскиваемых и членов их семей изымают всю компьютерную технику, телефоны и носители данных, даже если характер расследуемого дела не имеет к технике никакого отношения. Потом ее годами не могут вернуть либо техника пропадает. Бывает, что беспричинно изымают деньги и банковские карты, оставляя людей без средств к существованию, либо отбирая многолетние накопления. «Такой обыск, по сути, мало отличается от грабежа», — говорится в заявлении.

По мнению авторов обращения, в УПК должны быть внесены изменения, препятствующие злоупотреблениям следователя: «Необходимо возродить реальный судебный контроль за производством обысков. Практика проведения „обысков устрашения“ должна быть прекращена, иначе будет сломано еще множество судеб».

Заявление было выпущено после трагедии, произошедшей 2 октября в Нижнем Новгороде. Издатель и главред Koza. press Ирина Славина совершила акт самосожжения перед зданием МВД. Незадолго до этого она опубликовала на своей странице в фейсбуке пост со словами: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

«Единственная их причина — напугать всех нас». В московском офисе «Открытой России», редакции «МБХ медиа» и у участников «Объединенных демократов» прошли обыски по делу ЮКОСа

«Мы предлагаем представителям гражданского общества, адвокатского сообщества, юристам объединить усилия и выработать пакет требований к власти, воплощение которых стало бы не только данью памяти Ирины Славиной, но позволило бы устранить условия, породившие трагедию в Нижнем Новгороде», — заявили в «Мемориале», «Общественном вердикте» и «Открытой России».

За день до гибели в квартире журналистки провели обыск по уголовному делу о «нежелательной организации». «Сегодня 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали», — писала Славина. Она сообщила, что у нее изъяли всю технику, то есть она фактически осталась без средств производства.

«Тупая месть Путина и силовиков». В Москве и Томске проходят обыски у сотрудников «Открытой России», «МБХ медиа» и депутата Галяминой

Комиссия Совета по правам человека (СПЧ) по развитию гражданского общества попросила генпрокурора РФ взять расследование обстоятельств смерти Славиной под личный контроль. По мнению СПЧ, действия силовиков необходимо проверить по статьям ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», а также ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства». Провести расследование призвала и омбудсмен Татьяна Москалькова.

В СК отрицают связь между самоубийством и действиями силовых структур.

Обыски также регулярно проходят в различных правозащитных и независимых российских организациях. Среди последних событий — сентябрьские обыски в офисе «Открытой России», редакции «МБХ медиа», у кандидатов и координаторов проекта «Объединенные демократы» в нескольких областях страны. Официальная их причина — дело ЮКОСа. Сами представители организаций считают, что реальной причиной обысков стали выборы 13 сентября, а сами обыски используются как инструмент давления.

«Довести ее дело до конца». Родственники Ирины Славиной готовят заявление с требованием возбудить уголовное дело по факту ее гибели