Нет войне! Член команды Навального Руслан Шаведдинов о том, почему сторонников войны не включили в списки запрещенного «Умного голосования» на идущих в Москве выборах Спектр
Понедельник, 03 октября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Нет войне! Член команды Навального Руслан Шаведдинов о том, почему сторонников войны не включили в списки запрещенного «Умного голосования» на идущих в Москве выборах

Руслан Шаведдинов. Фото личная страница в Facebook Руслан Шаведдинов. Фото личная страница в Facebook

9 сентября в России началось трехдневное голосование. Выборы различных уровней пройдут в 82 регионах России. Выбирать будут губернаторов, местные парламенты и муниципальных депутатов. Ранее сторонники Алексея Навального запустили «Умное голосование» на выборах в Москве. Главное отличие от прежнего формата — теперь кандидатов будут рекомендовать с учетом их позиции по войне в Украине.

О том, как команде Навального удалось перестроиться в условиях, когда ее лидер отбывает заключение в колонии строгого режима, и как его сторонники намерены влиять на ход голосования, в условиях, когда «Умное голосование» объявлено вне закона как проект экстремистской организации, «Спектру» рассказал политик, сторонник Навального Руслан Шаведдинов.

— Какие главные отличия «Умного голосования» в 2022 году от него же годом ранее?

— Главное отличие от предыдущих лет в нашем главном политическом проекте заключается в том, что в этому году к критериям, по которым мы рассматриваем кандидата, добавляется его отношение к событиям происходящим в Украине, то есть — к войне. Если кандидат поддерживает вторжение России в Украину, если он каким-то образом в своих публичных выступлениях, в своих агитационных продуктах или социальных сетях высказывает поддержку этому преступлению, кандидат не может претендовать на попадание в рекомендацию от «Умного голосования». Даже если он подходит по другим критериям.

Мы не отступили от своего принципа отбора сильнейшего «не единоросса» (партия «Единая Россия»). Просто в случае, если сильнейший «не единоросс» — это человек занимающий провоенную позицию, он не может быть в наших рекомендациях. Это стандартное «Умное голосвание», в которое добавлен еще один критерий — антивоенная позиция.

— Как будут обходиться блокировки?

— В прошлом году мы столкнулись с беспрецедентным давлением, когда все наши ресурсы с рекомендациями были заблокированы, поэтому в этом году мы подготовились технически. Наш IT-отдел подготовил все возможные инструменты на случай блокировки: телеграм-бота, сайта, приложения. На случай если переломают интернет, чтобы только заблокировать, «Умное Голосование» будем почтовыми голубями отправлять. Если серьезно, то у нас есть различные возможности: Google Docs, видеоформат и другие ресурсы, дабы донести наши рекомендации с «каждого утюга». Но на самом деле наш IT-отдел подготовил все так, что даже в случае блокировки приложения в нем можно будет узнать кандидата, главное, чтобы оно было установлено. Поэтому с технической стороны блокируй — не блокируй, мы задействуем все ресурсы для того, чтобы у человека в телефоне оказался список фамилий с нашими рекомендациями.

— Что делать, если в случае победы кандидата от УГ, его партия начнет давить на него и он изменит свою позицию? Будут ли приниматься какие-то меры в этом случае?

— Мы не можем отозвать человека, который уже стал депутатом. Мы исходим из того, что сейчас, во время предвыборной кампании, кандидат не занимает провоенной позиции и подходит под наши критерии, и мы считаем, что он может победить единоросса. Что касается его дальнейших действий: да, его могут заставить публично «зиговать», кричать «Слава Путину!» и призывать к войне. Это может случиться, но мы не знаем, что будет происходить после их избрания. Наша задача сейчас, в предвыборный период, создать «турбулентность» и нестабильность для власти, когда все идет не по их плану. Когда на 1418 мандатов идет столько же единороссов, когда они не забирают все в городе, который является по всем опросам, в том числе государственным, самым протестным в стране, где их рейтинги не больше 20 процентов. Поэтому здесь и сейчас мы идем с ними в противостояние. Что будет после избрания «умных» депутатов, сказать сложно. Бывало и такое, что они могут стать «отбитыми», а бывало, что они будут служить на благо москвичей, как это случилось с Мосгордумой, когда мы провели Евгения Ступина, Максима Круглова, Дарью Беседину и других.

— Будут ли те люди, которые после избрания поменяли свою позицию, попадать в списки «разжигателей войны»?

— Это отличный вопрос. Это муниципальные выборы, это слишком низкий уровень для санкций. Мы будем осуждать «зиганутых» муниципалов, и во все позорные списки они войдут, но санкции против муниципальных депутатов — это довольно мелко. У нас есть четкие критерии, кого нужно в первую очередь санкционировать. Это депутаты Госдумы, пропагандисты, олигархи, чиновники. К тому же муниципальный депутат — это не законодатель, муниципальный депутат — это даже не оплачиваемая должность, мы будем отбирать у них проездной (это шутка).

— Как действовать людям не из Москвы? Откуда им брать информацию? За кого голосовать?

— В этом году «Умное Голосование» будет только в Москве. Причин довольно много — социология, которая показывает, что в Москве «Единая Россия» даже на фоне войны никоим образом не подросла в популярности. Это и наше взаимодействие с людьми на местах. Где бы мы не находились, мы поддерживаем связь с местными активистами, с жильцами, с активными горожанами, и мы видим, как шли избирательные кампании. Мы знаем точно, что «Умное голосование» в Москве — это не просто против мерзкого единоросса. Часто это еще и за какого-то прекрасного кандидата, который занимается локальными проблемами, и в Москве таких много, и даже на свободных выборах за них было бы не грех проголосовать, не «затыкая носики», как часто бывает в последние годы на выборах в России. Поэтому в Москве мы сделали «Умное Голосование», здесь есть кого поддержать, в Москве есть выбор, есть люди готовые голосовать против «Едра». Также есть вопрос символизма. Москва — это город принятия решений. Так получилось, что «Путинская Россия» — это столица, и поэтому дать отпор на фоне войны там, как мне кажется, очень важно. Также в Москве проходили самые крупные антивоенные митинги первые недели после вторжения России в Украину. И в Москве есть большой запрос на «выплеск» несогласия, потому что накипело. Поэтому «Умное голосование» в этом году — это еще и антивоенное высказывание, высказывание антипутинское. Не просто голос, но еще и высказывание. Поэтому мы пошли в Москву. В регионах в этом году мы рекомендаций не даем, но также призываем тех, кто решился идти голосовать, действовать исходя из отношения кандидата к войне.

Руслан Шаведдинов. Фото личная страница в Facebook

Руслан Шаведдинов. Фото личная страница в Facebook

— По сравнению с прошлым годом количество независимых наблюдателей сократилось почти на 50 процентов по разным причинам. Ожидаете ли вы и фальсификации выборов, могут ли кандидаты от «Умного голосования» не получить мандаты из-за них?

— В 2011 году, после протеста на Болотной площади, выходили сотни протестующих людей. Выходили они в том числе потому, что наблюдатели фиксировали на выборах фальсификации. С тех пор, в Москве массовые фальсификации не проходили, только единичные случаи. Последний случай массовых фальсификаций — история с ДЭГом (дистанционное электронное голосование).
Но в этом году мы живем в военное время, и режим ужесточился, диктатура стала еще сильнее. Сменился глава Московской избирательной комиссии — сейчас это переведенная из Подмосковья команда, которая всегда славилась беспределом в своих избирательных комиссиях. Плюс в Москве появилось то, что мы видели в Санкт-Петербурге и других городах, когда кандидатов избивают, когда не пускают в избирательные комиссии, и нет возможности подать документы или они куда-то пропадают.

То, что раньше не было свойственно Москве сейчас происходит. Было также разгромлено наблюдательное движение, движение «Голос» (общероссийское общественное движение в защиту прав избирателей). Власть сделала все, чтобы наблюдателей не было, а фальсификации были. Плюс — это муниципальные выборы, в прошлом году на них была небольшая явка, не очень большой интерес людей к ним. Поэтому «поймать» фальсификаторов — большая и сложная задача. На фоне общей апатии, отъездов, разгромленных наблюдательных сообществ, поэтому интерес небольшой. Мы тоже через социальные сети призывали людей записываться в наблюдатели. Наблюдать — это крайне важно.

Они специально сделали трехдневку, чтобы было невозможно контролировать все происходящее на участках, поэтому не везде понадобится ДЭГ, можно будет накидать и на участках — и это большая катастрофа, это то, что нужно будет исправлять к следующим большим выборам в столице. А именно возвращать наблюдателей на участки. В Москве математически мы можем проголосовать больше.

Мы дважды шли с «Умным голосованием» в столице. Первый раз в 2019 году по рекомендации «Умного голосования» было больше 400 000 голосов. В 2021 году в Москве на думских выборах проголосовало более 500 000 человек. Оба раза в абсолютных числах, по их протоколам мы побеждали. В 2019 году мы победили в абсолютных числах, но в некоторых округах прошли единороссы, в некоторых «Умное голосование». В 2021 году мы также победили в половине округов в столице, но в абсолютных числах мы переголосовали по городу, поэтому сторонников «Умного голосования» больше, чем сторонников «Единой России». Но это полдела. В Москве мы можем переголосовать кого угодно, но отсутствие наблюдателей — это, конечно, на руку Кремлю и мэрии Москвы, потому что можно будет «вбрасывать» голоса, которые мы приведем на участки, воровать и перетасовывать — это большая катастрофа. Никто не знает как вернуть наблюдателей на участки, как вернуть интерес, но это, что предстоит сделать московским политикам и нашей команде.

— Вчера партия «Яблоко» в очередной раз высказалась против «Умного голосования». С чем это связано? Это какие-то личные конфликты или страх разгневать власть?

— Для «Умного голосования» абсолютно не важна партийная принадлежность. Мы выбираем кандидата. Это голосование не за партию, это голосование за конкретного кандидата в конкретном округе. Партия «Яблоко» для нас ничем не отличается от омерзительных коммунистов или не менее омерзительных ЛДПР или «новолюдов» («Новые Люди»). Это та же системная партия, которая также подыгрывает власти. Они из года в год из-за каких-то личных амбиций, обид и из-за того, что они системная партия и не могут идти против воли Кремля, выходят с заявлениями и кричат: «Не голосуйте за нас „по-умному“. Пожалуйста, не надо». Это не смутило нас, мы это уже видели.

Что меня поразило в этом году. Я и Волков занимались «Умным голосованием». У нас завалена почта, нам пишут представители партии ЛДПР и «Справедливой России», которым дали указания. Это буквально бланк, на котором написано: «Волкову Леониду, Уважаемый Леонид Михайлович! Просим Вас исключить меня из „Умного голосования“, я очень надеюсь, что Вы не поддержите меня, я не хотел попасть в ваши списки, пожалуйста не надо». И все в этом духе. Это абсурд. «Умное голосование» — это просто призыв проголосовать за кого-то, точно такой же как листовка или соцсеть кандидата. Буквально выходит кандидат и просит: «Не голосуйте за меня, пожалуйста, я не хочу побеждать». Это абсурдно и показывает, какие в стране выборы. Мы как к выбору к этому не относимся, скорее, как к возможности нанести небольшой удар, небольшой тычок системе.

Все понимают, что это не выборы, когда сами кандидаты боятся выиграть. Поэтому партия «Яблоко» последовательно отказывается. Они прекрасно знают, что нам все равно на их заявления, и, если надо, мы призовем голосовать за их кандидатов, или не за их. Они прекрасно понимают, что своими заявлениями ни на что не влияют, поэтому делают это, чтобы пошел какой-то Сергей Иваненко и сказал: «Уважаемая администрация президента, смотрите, мы „Умное голосование“ осудили, а то, что они нас поддержали, ну, неприятно, но что поделать?»

— Есть ли какие-то правовые риски в будущем у муниципальных депутатов, которых поддержало «Умное голосование»?

— «Умное голосование» — это приложение и телеграм-бот. Вот если ты, в своем телеграм-канале напишешь: «Голосую за Васю Иванова из КПРФ». Чем это отличается от того, что я это напишу? Я, конечно, экстремист, «иностранный агент» и вселенское зло, но с юридической точки зрения — это просто фамилия кандидата и его партийная принадлежность, это делают все на свете. Главная опаска Кремля — это то, что «Умное голосование» — это про консолидацию. Мы говорим: неважно каких вы взглядов, главное, что вы против единороссов и в данном случае еще и войны. И именно консолидация — это то, чего им бы очень не хотелось, поэтому они выходят со словами: «Только не поддерживайте, нет».

Поэтому юридических рисков для них никаких нет, даже в нынешней кривой правовой системе. Любой кандидат, которого поддерживает «Умное голосование», он законно избранный кандидат, за него пришли и проголосовали люди. И не было случаев, когда лишали мандатов тех, кого поддержало «Умное голосование». Поэтому, тот факт, что люди на фоне войны и беспредела силовиков стали кандидатами, понимая все риски, — это уже впечатляет, а «Умное голосование» им рисков не добавляет, они и так понимают, против чего пошли.

— Есть ли прогнозы на эти выборы — явки, фальсификации?

— Прогноз на эти выборы очень простой. Мы надеемся увидеть и сможем это понять по протоколам, которые у нас будут вечером 11 числа, что в Москве есть огромное количество несогласных людей. Мы будем счастливы, если москвичам удастся избрать и провести в свои муниципалитеты прекрасные команды, как это было с командой Янкаускаса в Зюзино, командой Яшина в Красносельском районе и командой Мотина в Печатниках. Там, где власть муниципалитета брали оппозиционеры, они становились занозой для Собянина и для мэрии, хотя у них нет особых полномочий. Это история про то, что все пошло не по их плану, победили независимые и неподконтрольные им. Плюс люди получают опыт избирательных кампаний, опыт общения с людьми, опыт победы над «единороссами». Судя по явке предыдущих муниципальных выборов и любых других, она всегда в районе 10−13 процентов. Мы приведем протестный электорат. У власти нет тех, кто искренне пойдет голосовать, есть бюджетники, которых пригонят угрозами. Есть ДЭГ, который будет отдельно отображаться в протоколах, даже по их порядкам положено так. Участки считаются отдельно, ДЭГ отдельно и только потом они суммируются.