• Воскресенье, 5 июля 2020
  • $71.37
  • €80.29
  • 42.78

Ненужная цифирь. Почему Фонд «Общественное мнение» больше не исследует электоральные рейтинги президента

Владимир Путин голосует на выборах в местные органы власти в Москве. Фото Alexei Nikolsky via ZUMA Wire/Scanpix/LETA Владимир Путин голосует на выборах в местные органы власти в Москве. Фото Alexei Nikolsky via ZUMA Wire/Scanpix/LETA

Мелкая, почти незначительная новость, или даже и не новость вовсе. Так, что-то вроде примечания на сайте Фонда «Общественное мнение», рядом со свежими рейтингами президента.

Рейтинги, кстати, отличные: 60 процентов опрошенных считают, что Владимир Путин хорошо выполняет свою работу. 58% опрошенных доверяют Владимиру Путину. По обоим пунктам — скромный, но все же заметный рост после оглашения эпохального Послания. Ну, и приписочка: «Обратите внимание: с 19 января вопрос об электоральных рейтингах политиков не задается и не будет задаваться до появления хотя бы гипотетического круга кандидатов на предстоящих президентских выборах».

Ну, то есть, не будет больше ФОМ спрашивать у россиян, «за кого бы они проголосовали, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье» (электоральный рейтинг — показатель вероятной поддержки избирателями конкретного кандидата на ближайших выборах, — прим. «Спектра»).

И вспомним, что лояльнее ФОМа разве что только ВЦИОМ. Тот самый ВЦИОМ, который летом прошлого года на ходу, едва ли не в прямом эфире менял методику опросов, наплевав на собственную репутацию, лишь бы показатели рейтинга доверия президенту удовлетворили строгое начальство из администрации президента, все прочее — пустяк.

Протесты в Москве против пенсионной реформы, 2018 год. ФотоVasily MAXIMOV/AFP/Scanpix/LETA

Протесты в Москве против пенсионной реформы, 2018 год. ФотоVasily MAXIMOV/AFP/Scanpix/LETA

Так вот, ВЦИОМ от публикации электоральных рейтингов отказался еще в далеком 2018-м. Когда Путина уже избрали в очередной раз, и считать стало нечего. Наверное, в этом все дело. Не в законе же о пенсионной реформе, после которого любовь большинства к национальному лидеру слегка, скажем мягко, пошатнулась.

ФОМ держался дольше. Последний опубликованный электоральный рейтинг — от 12 января (то есть еще до Послания, это важно). Цифры хорошие. Но маленькие. Как зарплата в старом анекдоте. У Путина — 45% голосов, а второй тур — даже и в сугубо виртуальных выборах «в ближайшее воскресенье» — вещь недопустимая.

«Меньше знаешь — крепче спишь», — говорят простецы. «Во многом знании многая скорбь», — вторят простецам интеллектуалы. Зачем эти обидные цифры? О чем они, если Путин прямо дал понять (точнее, с учетом привычек национального лидера и его умения держать слово — почти прямо и почти дал понять), что в президенты больше не собирается? Да и вообще, понятно, что после революционного послания начинается совсем другая жизнь, и все, что было до, никакого значения не имеет. Ну, кроме Великой Победы, разумеется.

Но если про неуместную иронию на время забыть, становится заметно, как много о положении дел в России может рассказать мелкая новость. Или даже и не новость вовсе, а так, что-то вроде примечания на сайте социологического агентства.

Материнский капитал, бесплатные обеды, поправки в Конституцию. Что ждет россиян после послания Владимира Путина Федеральному собранию

Грандиозная раздача слонов, с которой началось в этом году Послание президента федеральному собранию, бесконечное обещание манны небесной многодетным и малоимущим — само по себе неплохое свидетельство, что в Кремле не особенно верят в безграничную народную любовь к национальному лидеру. Демография его, конечно, искренне занимает, отстающим в развитии автократиям свойственны подобные экстенсивные порывы. Рост народного благосостояния, рискну предположить, если и занимает, то куда меньше. А вот собственный рейтинг волнует всерьез. Когда институт выборов — декорация, и победитель про это знает лучше, чем самые озлобленные его критики, легитимность поневоле начинаешь искать в цифрах социологических опросов. И чем дольше в эту игру играешь, тем сильнее от цифр зависишь, тем заметнее их превращение в фетиш.

За правильные цифры — никаких денег не жалко, да что там деньги, даже теплых обедов для школьников не жалко.

Обед в школьной столовой, Волгоград. Фото Dmitry Rogulin/TASS/Scanpix/LETA

Обед в школьной столовой, Волгоград. Фото Dmitry Rogulin/TASS/Scanpix/LETA

Это все, в общем, сразу было понятно, но новость от ФОМа — еще один аргумент в пользу данного тезиса.

Но ведь и главный вопрос, занимающий умы специалистов в последние недели, можно разрешить, воспользовавшись гипотезой о неприятных цифрах, которые кремлевских небожителей сильно печалят. Зачем спешат с невнятной и плохо проработанной конституционной реформой? К чему эта гонка?

«Трансфер власти уже идет». Что означают изменения Конституции и отставка правительства России

А что, если как раз потому и спешат, что обнаружили: ресурс всенародной любви не безграничен и, возможно, исчерпан? Увидели какие-нибудь неправильные цифры в секретных своих отчетах, в которых сомневаться не смеют, а социологи, публикующие отчеты общедоступные, просто попали под горячую руку?

Вот и спешат, создают плацдарм, а с недоработками и противоречиями потом как-нибудь разберутся. Возможно, то, что нам кажется спешкой, на самом деле — признак беспочвенной паники.

Беспочвенной, увы, как это часто с хозяевами земли русской случается. Из отсутствия народной любви совсем не обязательно следует готовность хоть к каким-нибудь действиям. Край родной и поправкам не воспротивится, и за обещания поблагодарит. Путинское большинство куда более равнодушно к цифрам рейтингов, чем главный герой этих самых рейтингов.