• Понедельник, 9 декабря 2019
  • $63.76
  • €70.54
  • 63.94

В России надо жить долго. Иван Давыдов о повышении пенсионного возраста, системной оппозиции и отношении к власти

Фото TASS/Scanpix/LETA Фото TASS/Scanpix/LETA

Госдума в третьем чтении приняла законопроект о пенсионной реформе, остались формальности — теперь закон должен утвердить Совет Федерации и подписать президент. Вспомнить, отклонял ли в последние годы Совет Федерации принятый нижней палатой закон, непросто (хотя на самом деле прецеденты были). У президента и вовсе нет поводов сопротивляться: все поблажки, которые Владимир Путин пообещал россиянам в пенсионной речи, депутаты, естественно, учли. Реформа будет, рассчитывать на другой исход не приходилось: денег нет, как довольно давно и совершенно верно заметил наш веселый премьер, а с тех пор если что на финансовом фронте и менялось, то в худшую сторону.

Госдума РФ увеличила пенсионный возраст

Пенсионная реформа — не самая страшная из бед, с которыми Россия за последние годы сталкивалась. В стратегической перспективе последствия внешнеполитических достижений команды Путина куда как более печальны (да и пресловутая реформа — во многом их закономерное следствие). Но внешнеполитические успехи россиян не трогали или даже радовали, а вот реформа задела всерьез. С лета текущего года страшная тень реформы маячит за любыми практическими событиями. Начинаешь думать, что не только провалы ставленников Кремля на губернаторских выборах, год назад просто немыслимые, — первый результат реформы, которая даже еще и стартовать-то не успела (тем более, что это как раз чистая правда), но и любое действие власти воспринимаешь, как попытку население от реформы отвлечь. Арестовали Алексея Навального на выходе из ИВС и снова отправили сидеть? — мстят за протесты против реформы (а впрочем, и это чистая правда). Грозят Израилю за сбитый асадовцами самолет? — пытаются переключить внимание разозленного населения на привычные, отработанные пропагандой темы (здесь уже не все очевидно, мотивы могут быть и посложнее, но мысль такая в голову все равно приходит).

Госдума РФ. Фото Sputnik/Scanpix

Госдума РФ. Фото Sputnik/Scanpix

Единороссы, как им и положено, в едином порыве голосовали «за». По слухам, с теми, кто пытался под благовидными предлогами «соскочить», вели разъяснительные беседы. Кстати, такое уже было, когда принимался «закон Димы Яковлева» — самое страшное и позорное, пожалуй, из депутатских свершений. Тогда члены фракции ЕР тоже рассказывали журналистам на условиях строжайшей анонимности, что решивших почему-либо не голосовать «прорабатывали» жестко, по-советски. И тогда, и теперь депутатские начальники из Кремля отлично понимали, что совершают нечто, похожее на преступление, и что лучший способ застраховаться — круговая порука, обязательность соучастия.

Вспомним: партия власти не пощадила даже Наталью Поклонскую, живой и миловидный символ «крымской весны» (интересно, помнит ли кто-нибудь там у них это модное когда-то словосочетание). Поклонская в первом чтении проголосовала против реформы, после чего комиссия по контролю за депутатскими доходами, которую экс-прокурор Крыма возглавляла, была объединена с думской комиссией по этике, а в новой комиссии места Поклонской просто не нашлось. В свое оправдание она лепетала что-то про долг депутата перед избирателями, но понимания у коллег не встретила. И то, столько лет сидючи в Думе, можно было бы уже сообразить, что Россия — не Украина, здесь избиратель должен государству, а не наоборот.

«Единая Россия» отказалась назначить Поклонскую главой новой комиссии Госдумы

Дело сделано, и теперь у единороссов впереди — череда неприятностей. Да, собственно, как отмечено выше, неприятности начались еще до принятия закона. Выборы на региональном уровне вдруг (впервые за многие годы) всерьез заинтересовали избирателей, и это какой-то не очень добрый интерес. Выборы по-прежнему не являются институтом, позволяющим определять судьбу собственной области или вести диалог с властью (спасибо муниципальному фильтру: даже если кандидат Кремля проигрывает, место его занимает проверенный человек без лица, явно не настроенный на то, чтобы прислушиваться к гражданам и конфликтовать с Москвой), но зато они теперь — отличная возможность, чтобы испортить власти настроение, а наш человек такую возможность игнорировать не любит. Москва суетится, Путин собирается с размахом перетряхнуть губернаторский корпус, но беда ведь в том, что раздражение, а то и ненависть вызывают не конкретные начальники на местах, а власть как таковая. В этом смысле не важно, кого выставить на выборы. Важно — кто выставляет. Если регионального политика поддерживает Путин — это не путь к успеху, а дорога к проблемам. Серьезный, между прочим, сдвиг в картине мира, его придется осмыслять, и пока совершенно не похоже, что в Москве придумали, как с такой ситуацией разбираться.

Но очевидную проблему реформа создает и для системных партий. Их представители не упустили шанса произнести пламенные речи (на больших парламентских слушаниях, которые спешно созывал Вячеслав Володин в конце августа, Владимир Жириновский успел, например, и про козни Госдепа высказаться, и про Сирию, и про прочие важные для пенсионеров вещи), их представители голосовали «против».

Владимир Жириновский. Фото TASS/Scanpix/LETA

Владимир Жириновский. Фото TASS/Scanpix/LETA

Куда деваться? В этом функция декоративной оппозиции в фальшивом парламенте — изображать гнев и возмущение, не создавая сложностей. Откуда, казалось бы, сложности, когда у партии власти — конституционное большинство? А теперь вот сложности появились. Протестные акции были и еще будут, актив на местах требует защиты собственных прав всерьез, и не готов разбираться в тонкостях столичной партийной политики, а если протесты не возглавить — их возглавит несистемная оппозиция (собственно, Навальный и его соратники этим как раз и заняты). За такое тоже в администрации по головке не погладят. Надо, получается, или превращать свои организации, которые, кажется, на федеральном уровне существуют только ради того, чтобы получать дотации из бюджета и обеспечивать руководству депутатские льготы, в настоящие политические партии — а к такому ни Зюганов, ни, тем более, Жириновский не готовы, — либо прощаться с электоратом на местах. Тоже, между прочим, непростой выбор.

Уголовка от Путина. Кого и как Госдума разрешила карать за увольнение накануне пенсии

Но самое, конечно, любопытное, что теперь в активного игрока превращается рядовой гражданин, местный житель, «обычный россиянин», про которого принято говорить много приятных слов, но интересы которого на самом деле не принято брать в расчет при разработке политических стратегий. Рядовой россиянин всерьез задет, и понял, где у власти точки слабости. И у него есть шанс вернуть политику себе.

Ну или повозмущаться, да и вернуться к привычному, может быть, даже основному своему занятию: продолжить терпеть. В конце-то концов, все, что обещал любимый президент, учтено в законе, переход к новой системе растянут на десять лет, а предпенсионерам даже вернут с барского плеча накопительную часть пенсии. Это ли не праздник.