Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 8 августа 2020
  • $73.73
  • €86.85
  • 44.69

Нельзя было больше откладывать войну. Кровь, амбиции, бизнес и конспирология в Нагорном Карабахе

Армянский солдат на позициях в Нагорном Карабахе. Фото Reuters/Scanpix Армянский солдат на позициях в Нагорном Карабахе. Фото Reuters/Scanpix

Классик, конечно, прав. На то он и классик… Ружье, висящее на стене, обязательно должно выстрелить. А если ружье дорогое, дороже жизни, то тем более…

В азербайджанскую армию в последние годы вложено так много миллиардов долларов, военный бюджет Азербайджана, как говорят в Баку, настолько велик, что превышает уже весь бюджет вражеской Армении. Пора было отчитываться о проделанной работе. Нельзя больше было откладывать войну.

Она началась в ночь на 2 апреля в районе линии соприкосновения Азербайджана и самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики. Мир узнал о войне из сообщений армянской стороны. В Баку с информационным сопровождением запаздывали. Только спустя несколько часов министерство обороны Азербайджана сообщило, что вооруженные силы страны «нанесли контрудар в ответ на провокации с армянской стороны». Как конкретно выглядели эти провокации, сказано не было. Главное, что контрудар…

За первые сутки с небольшим этой, судя по всему, яростной схватки, только по официальным данным, погибли не меньше 30 человек с обеих сторон, 12 из них — азербайджанцев — министр обороны в докладе своему президенту Ильхаму Алиеву назвал шехидами. По неофициальным данным, погибших несколько сотен. Баку с Ереваном соревнуются в стремлении продемонстрировать, что урон, нанесенный противнику, гораздо больше собственных потерь, но в любом случае, среди них бронетехника, вертолеты, беспилотники.

Обломки сбитого азербайджанского вертолета. Фото AP/Scanpix

Обломки сбитого азербайджанского вертолета. Фото AP/Scanpix

Азербайджанская сторона уже успела заявить в субботу о взятии некоторых ключевых пунктов. В Ереване это заявление назвали несоответствующим действительности. Днем позже НКР сообщила, что в ходе наступления освободила стратегически важный пост в направлении Талиш, накануне захваченный азербайджанскими силами.

Проверить, что здесь правда, а где обычная в таких случаях пропаганда во славу своего оружия и на страх врагу — невозможно. Уже давно из зоны конфликта выведены военные наблюдатели ОБСЕ, угрозы их жизни становились чрезвычайно серьезными. Понятно, что в таких обстоятельствах искушение начать боевые действия, выдавая их за ответные удары, становилось почти непреодолимым. Именно это, похоже, и произошло в ночь на 2 апреля.

Президента Азербайджана Ильхама Алиева в стране не было, он еще в те ночные часы находился в Вашингтоне, где участвовал в саммите по ядерной безопасности. Там же был и президент Армении Серж Саргсян. У них были важные встречи, с вице-президентом Джо Байденом, с госсекретарем Джоном Керри… Там были и другие президенты из СНГ. Российского президента не было, Путин, как известно, проигнорировал этот саммит.

Это породило множество конспирологических версий о причинах возобновления войны в Карабахе, мол, Кремль ее инспирировал, желая показать Баку и Еревану, кто на Южном Кавказе хозяин. И не надо уповать на «вашингтонский обком», он далеко, а Старший брат, хоть и бывший, — близко. Захотим — развяжем войну, захотим — ее остановим, а если очень захотим — так и вовсе конфликт миром урегулируем…

Одним словом, Москва — злой демон и добрый миротворец. Невероятно комплиментарная story, в Кремле обожают такие: Путин — бог и царь, а его силы специальных операций видимы в Крыму, но невидимы в Карабахе…

Владимир Путин между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым (слева) и армянским лидером Сержем Саргсяном. Фото  AP/RIA Novosti/Scanpix

Владимир Путин между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым (слева) и армянским лидером Сержем Саргсяном. Фото AP/RIA Novosti/Scanpix

Но важнее другая подоплека этой conspiracy theory, согласно которой Южный Кавказ — зона российских интересов, а вовсе не американских. И если принять, что такой взгляд вполне укладывается в российскую внешнеполитическую концепцию, то будь версия российского следа в нынешней карабахской герилье верна, она выглядела бы местью американцам за то, что в начале 1990-х они не позволили тогдашней российской дипломатии самостоятельно урегулировать армяно-азербайджанский конфликт. Об этом рассказывал автору известный российский дипломат, занимавшийся карабахским умиротворением в те годы.

По его словам, американские дипломаты оказывали тогда давление и на Баку, и на Ереван, настоятельно советуя им передать решение конфликта из-за Карабаха на уровень ОБСЕ. Цель была, якобы, простая: не допустить увеличения российского влияния в регионе, что давало бы Москве значительную фору в ее стремлении, как считали в Вашингтоне, воссоздать в той или иной форме СССР.

Самым большим успехом российской дипломатии на этом направлении стало подписание в 1994 году Бишкекского протокола, зафиксировавшего прекращение огня на армяно-азербайджанских фронтах. Затем усилия миротворчества на долгие годы стали уделом Минской группы ОБСЕ, решающую роль в которой взяли на себя сопредседатели от России, США и Франции.

Иногда одна из этих стран пыталась проявить отдельную инициативу в организации встреч президентов Армении и Азербайджана, иногда эти рандеву проходили на полях саммитов СНГ, бывали случаи, когда казалось, что достижение компромисса уже вот-вот будет скреплено подписями на высшем уровне. Особенно такие надежды расцветали в периоды между выборами в обеих странах, когда отпадала необходимость президентам «рвать на себе тельняшку» в доказательство готовности стоять насмерть за правое дело своего народа.

Несколько лет назад сопредседатели Минской группы подготовили ряд принципов урегулирования, среди которых главными были освобождение армянами оккупированных ими пяти азербайджанских районов, примыкавших к Нагорному Карабаху, возвращение в них беженцев в обмен на проведение референдума о статусе Карабаха. Последовательность реализации этих принципов и особенности проведения референдума стали предметом особенно интенсивных переговоров между Баку и Ереваном. В результате компромисса так и не было достигнуто.

Среди причин подобных неудач аналитики видели опасения лидеров обеих враждующих сторон оказаться жертвой радикальных националистов в своих странах, считавших предательством любые уступки врагу. Это грозило крахом амбиций, падением рейтинга, а то и власти.

Президент Армении Серж Саргсян на военных учениях в Нагорном Карабазе в ноябре 2014 года. Фото AFP/Scanpix

Президент Армении Серж Саргсян на военных учениях в Нагорном Карабазе в ноябре 2014 года. Фото AFP/Scanpix

Гораздо выгоднее, да и надежнее было сохранять существующее с 1994 года статус-кво, причем, как Баку, так и Еревану. Почему армянам — понятно: они де-факто, победив в войне начала 1990-х, добились создания второго армянского государства, пусть и непризнанного миром, но с гарантиями безопасности благодаря оккупированным азербайджанским районам. Четыре ооновские резолюции, осуждающие оккупацию части Азербайджана с требованием их освободить, ничуть не мешали этому статус-кво. Мир давно уже знает цену ООН и некоторым ее институтам, претендующим быть моральным авторитетом, таким, к примеру, как Комитет ООН по правам человека…

Интереснее другое, существующее положение вещей выгодно и Азербайджану, точнее, правящей там элите. Благодаря патриотической консолидации в противостоянии с неисчезающим армянским врагом единению народа вокруг своего вождя ничего не угрожает. А те внутриполитические оппоненты или журналисты, которые ставят под сомнение право лидера узурпировать власть, объявляются изменниками, вражескими наемниками и т. д.

За два десятка лет, прошедшие с момента достижения перемирия, эта ситуация практически не изменилась. С той только разницей, что в Армении иногда все же меняются находящиеся у власти кланы, иногда в результате очень жестких внутренних потрясений, бывало и кровопролитных.

В Азербайджане власть представляется по существу ценностью сакрального порядка и выглядит абсолютной собственностью клана, возглавляемого Ильхамом Алиевым, которую он унаследовал от отца, Гейдара Алиева, почитаемого в качестве основателя современной государственности страны.

Трудность нынешней политики азербайджанского лидера состоит в том, что он вынужден постоянно конвертировать нанесенное Азербайджану унизительное поражение в войне за Карабах в неиссякающий боевой дух народа, не уставая давать ему обещания вернуть утраченные территории и отомстить врагу. До сих пор владение этим высоким политическим искусством Ильхама Алиева не подводило. Однако, вечно так продолжаться не могло. Если говорить цинично, удержание боевого духа требовало кровопускания или небольшой патриотической войны.

Похоже, что именно такой акцией и стал «контрудар», нанесенный по армянским позициям ночью 2 апреля. И уже на следующий день президент Алиев назвал его итоги «большой военной победой» и заявил о прекращении военных действий в одностороннем порядке. «Данное решение принято с учетом обращений международных структур и проводимой государством миролюбивой политики». Как-то очень по-народному точно выразил суть этой высокой политики посол Азербайджана в Москве известный певец и композитор Полад Бюльбюль-оглы. «Если нельзя мирным путем, будем решать военным путем, чтобы армяне согласились на мирное решение», сказал он в интервью телеканалу «Дождь», подчеркнув, что он говорит не от имени власти, а как гражданин своей страны.

Другими словами, азербайджанский лидер не собирается начинать полномасштабную войну, отдавая, видимо, отчет в том, что, несмотря на свое преимущество в военном потенциале, такое мероприятие может привести к весьма печальным результатам, в том числе, и для него лично, как для президента.

Впрочем, армяне объявленного азербайджанцами прекращения огня предпочли не заметить, назвав его пропагандистской уловкой, и продолжают вытеснять противника с занятых в Карабахе позиций. Это будет продолжаться, видимо, до тех пор, пока не заставят противника отойти на исходные рубежи, либо под давлением внешних игроков вынуждены будут зафиксировать новую линию разграничения сторон. Это позволит Баку «сохранить лицо», говоря об одержанной победе и обещая новые победы в случае несговорчивости армян.

Но, пожалуй, главным успехом Баку станет публичное обещание внешних спонсоров карабахского урегулирования — США и России, а также Минской группы ОБСЕ — обеспечить новый раунд переговоров с Ереваном, где силовой компонент, продемонстрированный нынешним азербайджанским блицкригом, будет оценен по достоинству.

Стоит помнить, что среди факторов, способствующих, как разрешению, так и эскалированию армяно-азербайджанского конфликта в нынешних, сложившихся после 24 ноября прошлого года, обстоятельствах, когда турецкими ВВС был сбит российский штурмовик, является новый, российско-турецкий конфликт. Демонстративная поддержка Анкары, пока лишь риторическая, своим азербайджанским братьям тому свидетельство.

Но если предположить невозможное, если не сказать фантастическое, как это сделал в беседе с автором многоопытный ветеран советской и российской дипломатии, бывший первый замминистра иностранных дел России Анатолий Адамишин, распутывавший разные конфликтные узлы в Африке, Европе и СНГ, то совместные действия России и Турции по урегулированию карабахского конфликта могли бы вывести из клинча и их собственные отношения… Почему бы и не помечтать.

Армянские добровольцы распределяют амуницию. Фото Reuters/Scanpix

Армянские добровольцы распределяют амуницию. Фото Reuters/Scanpix

Среди тех парадоксов, что уже выявили последние события на карабахских фронтах, стал дипломатический «нарыв», возникший между Арменией и одним из ее ближайших союзников по ОДКБ, Белоруссией. Заявление белорусского МИДа, призвавшего стороны решить конфликт «на основе территориальной целостности и нерушимости границ», был встречен в Ереване с раздражением. Там вызвали в МИД посла Белоруссии и выразили ему «глубокое недоумение» этим заявлением, «которое идет вразрез с обязательствами, взятыми сторонами в рамках ОДКБ…, наносит вред переговорному процессу, поощряя применение силы в урегулировании нагорно-карабахского конфликта».

Согласитесь, после такого обмена любезностями между союзниками сложно рассчитывать на эффективную и согласованную реакцию ОДКБ на происходящее вокруг Карабаха. Заметим, что до сих пор не высказали свою позицию остальные члены ОДКБ, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Но что-то подсказывает: не дождаться Еревану поддержки из центральноазиатских столиц, там не станут портить отношения с азербайджанскими единоверцами.

Что касается невеликой лояльности Минска, проявленной по отношению к Еревану, то тут все проще — «business as usual». Белоруссия не может позволить себе быть нелояльной к своему старом кредитору, Азербайджану, ссужавшему ей в трудные времена пару сотен миллионов долларов…