Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 23 сентября 2020
  • $76.11
  • €89.14
  • 41.55

Преступление и покаяние. Армения и Турция вступают в год 100-летия Геноцида

Фото: AFP/Scanpix. Мемориальный комплекс «Цицернакаберд» Фото: AFP/Scanpix. Мемориальный комплекс «Цицернакаберд»

В 2015-м году исполняется сто лет Геноциду армян в Османской империи, жертвами которого стали не менее полутора миллионов человек. Еще около миллиона армян были выселены в Ливан и Сирию. Тогда в результате действий турецких властей многие исторические области Западной Армении лишились коренного населения и обезлюдели. На сегодняшний день факт Геноцида армянского народа признан многими государствами, в том числе Россией, Францией, Италией, Германией, Нидерландами, Швецией, Грецией, Канадой и другими странами, а также Советом Европы и Европарламентом. В США из 50 штатов Геноцид признают 42.

Вместе с тем в Анкаре признать факт Геноцида отказываются, что является, возможно, главным препятствием в нормализации отношений между Арменией и Турцией. Они до сих пор не имеют дипломатических отношений, да и граница между двумя странами, по инициативе турецкой стороны, остается закрытой с 1993 года. В связи с приближающейся годовщиной многие задаются вопросом, стоит ли ожидать корректировки позиций сторон по теме Геноцида и как это может повлиять на армяно-турецкие отношения? Попробуем разобраться.

В мае прошлого года, когда гражданам Турции еще только предстояло выбрать президента (которым впоследствии стал премьер-министр Реджеп Эрдоган), глава Армении Серж Саргсян пригласил своего будущего турецкого коллегу на церемонию, посвященную 100-летней годовщине Геноцида. По словам Саргсяна, визит в армянскую столицу позволит турецкому лидеру «встать лицом к лицу с красноречивыми свидетельствами истории». Позже, уже в августе, Саргсян передал Эрдогану уже официальное приглашение через министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна, который посетил Анкару.



Турецкий президент Реджеп Эрдоган, фото RIA Novosti/Scanpix


Турецкое руководство пока на приглашение из Еревана не отреагировало. Тем не менее незадолго до выступления Саргсяна Эрдоган стал первым турецким политиком подобного уровня, который принес соболезнования в связи с многочисленными жертвами среди армянского населения Османской империи. Конечно, слова «геноцид» в заявлении Эрдогана не прозвучало, а резню и депортацию 1915-го года он предпочел назвать «событиями начала ХХ века».

В то же время президент Азербайджана Ильхам Алиев, встретившийся в сентябре с Эрдоганом, поспешил синхронизировать позиции Баку и Анкары по данному вопросу, заявив, что «Турция и Азербайджан будут вместе противостоять лжи о Геноциде армян». «Мы будем координировать нашу деятельность по разоблачению вымышленного Геноцида армян. Наши общественные, диаспорские организации будут действовать вместе», — подчеркнул Алиев.

Конечно, ожидать, что вековой рубеж столь кардинально изменит позицию турецких властей в отношении деятельности своих предшественников, не приходится. Но даже начало дискуссии по этому вопросу в турецком обществе будет большим прогрессом. И первые признаки, что такая дискуссия возможно, уже имеются. В конце прошлого года депутат турецкого парламента от курдской Партии демократии народов Себахат Тунджель внесла в законодательное собрание законопроект о признании Геноцида армян в Османской империи 1915 года. Тунджель предложила парламенту принять предложение, согласно которому президент страны должен попросить у армян прощения за Геноцид от имени всей страны. После этого в течение года должна быть создана парламентская комиссия, которая получит доступ ко всем государственным архивам. Кроме этого, предлагается объявить 24 апреля Днем скорби, а также возместить материальный и моральный ущерб потомкам пострадавших в Геноциде.

«По всей вероятности, реальная цель Себахат Тунджель — поднять в парламенте, независимо от результата, тему Геноцида армян и других массовых погромов. Одно лишь представление подобного законопроекта вызовет переполох в парламенте и в турецких СМИ. Тунджель должна понимать, что ее могут лишить депутатской неприкосновенности и обвинить по статье 301 Уголовного кодекса Турции (оскорбление турецкого народа или властей Турции)», — так прокомментировал инициативу обозреватель армянской газеты The Californian Courier Арут Сасунян.



Мемориальный комплекс «Цицернакаберд», фото AFP/Scanpix


А вот, по мнению директора ереванского Музея-института Геноцида армян Айка Демояна, рассчитывать в вопросе признания преступлений османов следует не на «парламентариев, нажимающих на кнопки», а на турецкую молодежь. «Нашей мишенью номер один должно стать новое поколение в Турции. Если мы сумеем озвучить в этой среде вопрос осведомленности о Геноциде армян, то сможем кратчайшим путем достичь решения проблемы», — считает Демоян.

Определенное давление может оказать на позицию Анкары и международное сообщество, хотя до сих пор особенных успехов в этом направлении не наблюдалось — на все признания Геноцида той или иной страной турецкие власти отвечают неизменным отзывом послов для консультаций и рассуждениями об «исторических ошибках». Свое веское слово могла бы сказать ООН, тем более, что в свое время прогнозировалось, что именно в 2015 году она наконец-то признает Геноцид, обязав Турцию заплатить компенсации, но пока армянский вопрос на повестке дня этой организации не стоит.

Да и по большом счету признание Геноцида отдельными странами никоим образом не влияет на их отношения с Анкарой. Взять хотя бы Россию, где Госдума еще в 1995 году приняла постановление «Об осуждении геноцида армянского народа в 1915—1920 годах». В итоге этой, по сути декларативной бумажкой, все и ограничилось, и сегодня Турция и РФ — стратегические партнеры. Если бы все остальные, признавшие Геноцид, пошли по пути Франции или Греции, где его отрицание является уголовным преступлением, глядишь в Турции увеличилось бы количество тех, кто разделяет исторические ошибки от преступлений против человечества. К слову, этот термин — «преступления против человечества» — берет свое начало 24 мая 1915 года, когда страны Антанты именно с такой формулировкой опубликовали декларацию, посвященную резне армян.

Отсутствие политического давления и консолидированной позиции международного сообщества вряд ли можно компенсировать усилиями одних армянских общин. Пусть даже группа System of a Down половину текущего года будет разъезжать по миру с туром «Wake Up the Souls», посвященному 100-летию Геноцида, а светская львица Ким Кардашьян продолжит призывать в твиттере не забывать о жертвах трагедии. Как полагает армянский специалист по Турции Рубен Мелконян, годовщина Геноцида напротив заставит власти Турции на полную мощь раскрутить пропагандистскую машину. «Думаю, что подобные их шаги не следует недооценивать, — говорит эксперт, — поскольку вложены и большие деньги, и большие ресурсы, и довольно серьезные пропагандистские возможности, синтезирование которых может привести Турцию к положительным результатам и выдвинуть дополнительные проблемы для нас». Мелконян также считает, что 24 апреля Эрдогана не следует ждать в Ереване.



Портреты жертв Геноцида армян, фото AFP/Scanpix


Собственно, предположения эксперта подтвердило и выступление турецкого президента 6 января на ежегодной конференции послов. Эрдоган, в частности, заявил, что Турция не допустит искажения исторических фактов и что МИД республики постарается развеять внушаемые армянами заблуждения.

И все же, несмотря на сохраняющиеся принципиальные разногласия между Анкарой и Ереваном, нельзя исключать того, что в год столетия Геноцида Армения и Турция могут начать сближение. Это может быть обусловлено вступлением Армении в ЕАЭС с одной стороны и активизацией российско-турецких контактов — с другой. Трагические события в Османской империи из истории не вычеркнешь, но странам нужно решать и более злободневные вопросы, например, решиться наконец открыть общую границу. Ведь это не только приведет к увеличению товарооборота между Турцией и Арменией, но и позволит последней стать транзитной страной, а также сократить транспортные расходы на импортируемые в республику товары. Хотя даже для этого Турции все равно надо будет пересмотреть свою экономическую политику, та как при принятии Армении в ВТО в 2003 году Анкара заявила, что не будет соблюдать требования организации в отношении своего соседа.

Отдельно стоит и не менее актуальный карабахский вопрос, давно поставивший крест на отношениях Еревана и Баку. И пока Нагорный Карабах находится под контролем проармянских сил (под оккупацией Армении, по версии официального Баку), азербайджанские власти будут возражать против любых попыток сближения Еревана с Анкарой, еще больше запутывая и без того не самую простую обстановку на Южном Кавказе.