• Пятница, 29 мая 2020

Неизбежная победа. Иван Давыдов о том, почему президентский рейтинг упал до исторического минимума и как его будут поднимать

Центр Москвы во время эпидемии коронавируса. Фото Valery Sharifulin/TASS/Scanpix/LETA Центр Москвы во время эпидемии коронавируса. Фото Valery Sharifulin/TASS/Scanpix/LETA

«Левада-центр» опубликовал результаты свежего опроса, показывающего, одобряют ли россияне деятельность Владимира Путина, который показал резкое снижение рейтинга президента. Опрос проводился по телефону — это важно, чуть позже объясню, почему. Ну и потом, какие теперь личные беседы с интервьюерами. Вирус корректирует методы социологов.

Впрочем, работу привластных социологов, как мы помним, корректирует не только вирус. Сотрудники ВЦИОМа сами поменяли методику опроса, когда результат получился не особенно приятным для Кремля и там намекнули, что данные их не устраивают. «Левада-центр», внесенный в реестр «иностранных агентов», в этом смысле, как ни странно, в более выгодном положении — все плохое уже случилось, бояться администрации президента не приходится. Цифрам «Левады» доверять можно. Вопреки усилиям пропаганды получается, что статус «иностранного агента» теперь — что-то вроде знака качества.

Рейтинг одобрения деятельности Путина сейчас — рекордно низкий, 59% в апреле (в марте было 63%). Антирекорд, похожее если и случалось, то давно. Совсем еще недавно, в феврале, было 69%, минус 10% за два месяца — это много. О причинах спорить не приходится, причина теперь у всего одна — пандемия. Уход со сцены в марте, с последующим стремлением спрятаться за спины губернаторов, на пользу президенту не пошли. Разговоры о победах над половцами и печенегами, невысоком моральном уровне древних спартанцев и творчестве Джека Лондона не впечатляют людей, столкнувшихся с реальными угрозами, в списке которых не только коронавирус, но также и ухудшение уровня жизни, и снижение доходов, и просто потеря работы.

Одни боятся эпидемии, для других это уже не абстрактный страх, а жуткая реальность — люди теряют родных и близких, третьих (таких, конечно, большинство) раздражает необходимость сидеть взаперти и не работать в условиях, когда государство не только не стремится оказать прямую помощь, но еще и объясняет регулярно, почему этого делать никак нельзя. Между тем, изрядные деньги тратятся на подготовку воздушного парада, разнообразные праздничные мероприятия и даже на разгон облаков над Москвой. На эти важные вещи средства, получается, есть, и тратить их можно.

У входа в больничный комплекс в Коммунарке. Фото EPA/MAXIM SHIPENKOV/Scanpix/LETA

У входа в больничный комплекс в Коммунарке. Фото EPA/MAXIM SHIPENKOV/Scanpix/LETA

Но все-таки даже и 59% - это очень высокий показатель. Больше половины россиян деятельность своего президента одобряют. Интересно при этом, что только 48% опрошенных считают, что страна движется в правильном направлении. То есть, изрядное количество тех, кто одобряет президента, считают, что страну он ведет куда-то не туда. И, видимо, довольны этим.

Важно понимать, что именно рейтинг является сегодня основой легитимности. Поводов доверять результатам выборов у представителей власти, то есть, у тех, кто сам эти результаты регулярно, ну, скажем мягко, корректирует, даже меньше, чем у представителей оппозиции. Сами про себя они все знают отлично.

Рейтинг — совсем иное дело. Рейтинг — знак некоей «реальной поддержки», и к тому же — способ влиять на умонастроения населения, удобный инструмент для политических манипуляций. Обычному человеку тяжело бросить вызов большинству, противопоставить себя остальным жителям страны, ему проще заявить, что он тоже — как и все — доверяет, поддерживает и одобряет любые решения национального лидера.

Плюс — больная историческая память, вбитое в головы предков знание о том, что государство лучше не злить. Плюс — фоновый страх перед возможными репрессиями. Телефонный опрос, когда ты совсем не уверен, с кем на самом деле разговариваешь, кто эти разговоры слушает, и куда потом отправится запись — еще один фактор, вынуждающий человека поддерживать власть.

И, конечно же, целенаправленная работа по удержанию рейтинга тоже ведется. Невидимый президент, милостиво уступивший губернаторам право спасать россиян от пандемии, по-прежнему в центре пропагандистской вселенной. Путин как солнце. Он все контролирует, с ним согласуются любые действия (время от времени губернаторы вынуждены это подчеркивать, даже если при этом на самом деле конфликтуют с федеральным центром), он теперь еще и нравственный лидер нации — об этом нации сообщил ведущий «Вестей недели» Дмитрий Киселев. Все плохое — плод либо несознательности граждан (вспомним пресловутых «шашлычников), либо — результат халатности местного руководства (уголовными делами Путин губернаторов пугает довольно регулярно). Все хорошее (ну, если случится еще с нами что-нибудь хорошее) объявят плодом его усилий.

«Прогнозы из-за пандемии пересматриваются в худшую сторону». Руководитель экономической экспертной группы Евсей Гурвич о безработице, снижении доходов и о том, когда станет лучше

Элитам ведь тоже некуда от него деваться, они точно так же зависят от его рейтинга, они встроены в систему, само существование которой оправдывается только доверием населения к президенту, и больше ничем. Не выборами же. Не смешите публику.

Все это вкупе объясняет, почему даже после рекордного падения главный, государствообразующий рейтинг остается высоким.

И важно обратить внимание не на падение рейтинга, а на восход антирейтинга. На рост числа тех, кто не боится прямо сказать — «не одобряю деятельность президента». Несмотря на реальные (и на выдуманные) риски, несмотря на неприятную необходимость противопоставить себя (гипотетическому) большинству. 36% в марте, и это тоже рекорд. Многие не уходят в число «неопределившихся», не прячутся за вариант «затрудняюсь ответить». Нет, вообще с ответом не затрудняются, и это для власти по-настоящему печально.

В числе одобряющих — отнюдь не только горячие сторонники, но и конформисты, и те, кто не хочет подвергать себя опасности (возможно, воображаемой). Далеко не все, кто отвечает на вопрос об одобрении деятельности президента положительно, является опорой режима. А вот все, кто деятельность президента не одобряет — это убежденные его противники.

Похожий результат уже был в конце 2013 года. Тогда рейтинг вылечили, предъявив населению сначала Олимпиаду, а затем и вовсе «возвращенный в родную гавань» Крым (произошедшее в марте 2014 года в России считают присоединением Крыма, большинство в международном сообществе этого не признало, — прим. «Спектра»). Это была мощная прививка, и работала она довольно долго. Станет ли неизбежная (как все мы, вне зависимости от политических взглядов, надеемся) победа над пандемией таким же эффективным лекарством для поломавшегося рейтинга? Конечно, пропаганда будет делать Путина главным отцом этой победы. Но победа — это ведь не просто снижение числа заболевших и умерших, не просто отмена режима самоизоляции. Это — изрядно потрепанная экономика, закрывшиеся предприятия, безработица, неизбежное падение доходов и уровня жизни. Запертые сейчас в домах люди выйдут в новый, непривычный, совсем неуютный мир.

Правильное заражение. Над переболевшими коронавирусом медиками Петербурга нависла угроза остаться без обещанной денежной компенсации

Спрятавшись, будто в детской игре, «в домике», президент потерял немало сторонников и приобрел новых противников. Чтобы их переубедить после пандемии, придется по-настоящему помогать населению. Выражаясь максимально просто — делиться деньгами. Но как раз к этому-то власть и не готова совершенно, это мы и сейчас, к сожалению, отлично видим.