Всякому безобразию свое приличие. Кирилл Набутов — о том, как готовилась Олимпиада в Сочи и почему международное олимпийское движение трещит по швам Спектр
Среда, 29 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Всякому безобразию свое приличие. Кирилл Набутов — о том, как готовилась Олимпиада в Сочи и почему международное олимпийское движение трещит по швам

«Зимняя Олимпиада 2014 состоится в Сочи». Праздование победы в борьбе за право проведения Олимпиады в Сочи в 2014 году. Фото Игорь Якунин / Wikimedia «Зимняя Олимпиада 2014 состоится в Сочи». Праздование победы в борьбе за право проведения Олимпиады в Сочи в 2014 году. Фото Игорь Якунин / Wikimedia

10 лет назад телезрители Украины, России и других стран, особенно тех, где в чести зимние виды спорта, разрывались между прямыми трансляциями с киевского Майдана и Олимпийских игр в Сочи. Президент Украины Виктор Янукович 7 февраля присутствовал на открытии игр, а в день завершения Олимпиады был уже в бегах. Так в истории переплелись драматические события в истории Украины и один из главных символов всей путинской эпохи.

Зимние Олимпийские игры на берегу Черного моря Владимир Путин курировал с первых дней. Затраты на их организацию и проведение, по официальным данным Международного Олимпийского комитета, составили 41 млрд. долларов. Игры в Ванкувере или Солт-Лейк Сити обходились организаторам примерно в 2 — 2,5 млрд. долларов.

В 2013-м году один из лидеров российской оппозиции Борис Немцов представил доклад «Зимняя олимпиада в субтропиках», согласно которому изначальный бюджет игр в 12 млрд. долларов был раздут до 50, а хищения составили от 25 до 30 млрд. долларов.

Прокуратура РФ заявила в 2014-м году, что по фактам нарушений при подготовке к Олимпиаде было возбуждено 55 уголовных дел. Однако часть из них была закрыта без всяких последствий для фигурантов. Остались безнаказанными даже те, кто вызвал недовольство самого Путина. Например, братья-бизнесмены Билаловы. Видимо, денег «потраченных» на строительство олимпийских объектов, хватило, чтобы решить все проблемы с правоохранительными органами.

Журналист, продюсер, телеведущий и спортивный комментатор Кирилл Набутов работал на нескольких Олимпиадах, в том числе и в Сочи. Он поделился с журналом «Спектр» своими воспоминаниями о ситуации.

Филиал ВГТРК ГТРК

Кирилл Набутов. Филиал ВГТРК ГТРК «Башкортостан», по лицензии creative commons CC BY-SA 3.0 via Wikimedia Commons

- В 2007-м году Россия получила право на проведение Олимпийских игр в Сочи. В ходе строительства спортивных объектов было потрачено более 40 млрд. долларов. Много лет шла работа с олимпийским резервом. Что вам больше всего запомнилось на этапе подготовки?

- В 2008 году, когда уже было известно, что игры пройдут в Сочи, меня 1 канал пригласил поработать с ними на Олимпийских играх в Пекине. Потом я ездил в Ванкувер и Лондон. Меня, как человека, который был приглашён заниматься журналистскими и комментаторскими делами, вопросы строительства не касались, но про то, что и как там творится, я кое-что знал. Во-первых, потому что я побывал в Сочи, а во-вторых, я знал много народа — с разных сторон. С самого начала было понятно, что Олимпиада будет проведена в условиях чудовищного бардака и невероятных затрат. Соответственно, где затраты, там всегда и «откаты». Всё это было на поверхности.

По мере приближения игр, как всегда, проблемы наслаивались, увеличивалась нервозность, потом авралы пошли. Всё, как всегда, у нас, у русских, на любом большом проекте. Особенно на строительстве.

Масштабы затрат в Сочи были видны всюду. Миллионы долларов сочились из каждой дыры. Русские нефть и газ сделали свое дело, но было видно, что многое строилось в последний момент. Когда я впервые зашел в свою квартиру в Олимпийской пресс-деревне и захлопнул за собой дверь, на меня сверху упала вентиляционная решётка. Оказалось, её прикрепили жевательной резинкой. Кто-то нашёл в квартире живую собаку, забытую строителями, видимо, уходившими в последний момент. К счастью, она была жива.

Со спортивной точки зрения в 2010 году у нашей олимпийской сборной был катастрофический провал в Ванкувере. После этого всем, кто хоть чуть-чуть интересовался спортом, стало понятно, что чиновниками будут брошены все силы, чтобы «отмазаться» от провала в Ванкувере и любым путем доказать «хозяину», что Россия — это великая спортивная держава.

- Тогда и было принято решение сделать ставку на натурализацию перспективных спортсменов из-за рубежа и «химию», то есть допинг?

- Насчёт «химии» — это разговор очень долгий и уже банальный. Выиграть Олимпийские игры без «аптеки» невозможно. Нужно честно смотреть на вещи. Вопрос в том, какая у тебя «аптека» и как ею пользоваться, что попадает в список запрещённых препаратов, а что — нет, как работают врачи, менеджеры и так далее.

Я не хочу сказать, что все чемпионы принимают запрещённые препараты. Это неправда, но рассуждать об этом — все равно, что говорить о том, существует ли в мире супружеская измена? Да, она есть, но человечество договорилось, что если ты не попался непосредственно в момент совершения этого «преступления», то ты как бы и не изменял. В спорте договорились: если ты не попался, то ничего не принимал, а если попался, то тогда извини, придется отвечать «по-супружески».

Перед играми в Сочи было понятно, что, естественно, фармакологическая программа какая-то будет у наших спортсменов, но никто не говорил, что точно таких же программ официально или неофициально не будет у других команд.

По поводу приглашения в нашу сборную иностранцев факты говорят сами за себя. Они принесли нам ровно половину «золота». Вся «великая российская спортивная машина» дала столько же золотых медалей в Сочи, сколько 3 иностранных спортсмена: украинка Татьяна Волосожар, американец Вик Уайлд и кореец Ан Хён-Су («Виктор» Ан).

- Возвращаясь к «супружеской измене». С 2002 по 2012 год более 30 российских спортсменов потеряли из-за запрещенных препаратов олимпийские награды. 10 лет назад у вас не было ощущения, что допинговый скандал с российскими спортсменами в Сочи просто неизбежен?

- То, что личико у российского спорта было уже изрядно замазано дерьмом, — было всем понятно. В частности, все помнят историю тренера по спортивной ходьбе Виктора Чёгина из Саранска. Его уже после игр в Сочи пожизненно дисквалифицировали за использование допинга при подготовке спортсменов. Однако и после этого он был замечен на сборах вместе со спортсменами. Всё это, конечно, доверия к России не повышало, мягко говоря.

Сказать, что я перед началом игр в Сочи предвидел какой-то грядущий допинговый сказал, не могу. Специальной информации у меня не было. Безусловно, я знал, что есть люди, которые у нас интенсивно занимаются «фармакологией». Были они и в других странах.

Конечно, было понятно, что будет брошен весь ресурс, какой только можно, чтобы показать народу, что мы провели Олимпийские игры и победили. В этом не было никаких сомнений. И никто из высокопоставленных российских чиновников этого не скрывал. Особенно Виталий Мутко — как человек, очень близкий к Путину. Его назначение на пост Министра спорта произошло в мае 2008 года перед Олимпиадой в Пекине, и он отвечал за подготовку игр в Сочи почти шесть лет.

- Ресурс был брошен огромный, но на дипломатическом фронте прорыва не произошло. Большинство лидеров Европейского Союза, руководители США и Канады в Сочи не прилетели…

- Перед открытием Олимпиады и на протяжении всех игр мне было не до отслеживания политической тематики, но то, что напряженность, связанная с событиями в Киеве, растет, было всем понятно. Во время церемонии закрытия Владимир Путин периодически выходил куда-то с трибуны. Иногда кто-то к нему подходил. Это всё в камеру попадало. Вероятно, это было связано с тем, что как раз в тот момент «осуществлялось» бегство Виктора Януковича в Россию. До неофициального российского вторжения в Крым оставалось несколько дней.

Перед закрытием игр была очень нервная обстановка, потому что наши чиновники боялись, что украинские спортсмены выйдут на церемонию с какими-то несимпатичными для российского руководства лозунгами. Эти разговоры я помню, поскольку вел тогда репортаж с этого события, но всё обошлось.

- Каких-то форс-мажоров во время игр не происходило, которые остались за кадром?  

- На всех играх бывают какие-то проблемы. В 1996-м году в Атланте на Олимпиаде был полный бардак. Американцы вообще не понимали, зачем им нужны эти игры. В Сочи было по-другому, но к концу там уже все расслабились. В том числе и служба безопасности. Можно было спокойно проходить на объекты мимо каких-то толстых людей, изображавших из себя местных кубанских казаков.

Ко мне приехали сын с другом, и мы решили пойти ко мне в квартиру, посидеть, пообщаться. У них не было аккредитации для посещения пресс-деревни, поэтому мы подошли к «выходу», где сидел толстый ленивый человек, изображавший охранника-казака, и под шумок спокойно прошли, куда нам надо было. В Лондоне в 2012 году летние игры были организованы блестяще, в том числе по части безопасности, но зато поесть в том же олимпийском пресс-центре нормально я не мог. Везде свои проблемы.

- В этом году спортсмены из России и Беларуси допущены до Олимпиады в Париже, но с многочисленными ограничениями. Скорее всего, представительство РФ на играх будет очень скромным. Как вы считаете, смогут ли возродиться в стране олимпийские виды спорта после того, как ситуация в России принципиально изменится? 

- Дело в том, что международное олимпийское движение в очень серьёзном кризисе. Оно трещит по швам, по большому счёту. Идеалы олимпизма давно перестали существовать. Когда-то игры задумывались Пьером де Кубертеном в конце XIX века как соревнование спортсменов-любителей. Состязание не стран, а конкретных людей.

Сегодня, когда выступают откровенные профессионалы, получающие премиальные, когда на играх соперничают страны, а государства активно вмешиваются во всё, — это уже совсем не те Олимпийские игры, которые были.

К тому же они «распухли» из-за невероятного количества видов спорта. Популярность телевизионных трансляций Олимпиад все время снижается, потому что жизнь меняется, появляются новые интересы у публики, новые виды спорта.

Не могу предсказать, каким будет мировое олимпийское движение через 10 лет, когда что-то изменится в России. И если что-то изменится… Я точно знаю, что сейчас глава МОК Томас Бах «вертелся на пупе», по максимуму пытаясь лавировать для того, чтобы найти какое-то приемлемое, наименее болезненное решение с допуском России на Олимпийские игры в Париже.

Для всякого безобразия есть свое приличие. МОК сформулировал условия участия наших спортсменов в этих играх, прекрасно понимая, что три четверти российских спортсменов являются военнослужащими. В России им сейчас спортивное начальство открыто говорят: хотите выступать в Париже — пожалуйста, но про деньги можете забыть.

Забываются все разговоры о том, что «спорт вне политики», о том, что «политиканы всего мира грязными руками хотят испачкать идеалы олимпизма». Всё, что несут наши пропагандисты по телевизору, естественно, забывается, и атлетов спрашивают: вы хотите поехать в Париж и тем самым пойти наперекор нашему президенту, который борется с нацизмом? Кто из спортсменов в такой ситуации будет рисковать?

- Но ведь на Олимпиаду в Пхёнчхане команда России поехала под нейтральным флагом…

- Да, шесть лет назад, несмотря на санкции, наши поехали на Олимпиаду, как миленькие, без флага. Назывались они — «Олимпийские атлеты из России». И смеялись всем в лицо, дескать, как мы вас, иностранцев, обвели вокруг пальца. Все же знают, что мы из России. Ура! Отлично выступали, и никто не говорил, что у нас есть недружественные страны.

Сейчас ситуация изменилась, поскольку ничего подобного, что сейчас творит Россия, не происходило в европейском пространстве после Второй мировой войны. Последствия будут такие, каких никогда и не было, поэтому предсказать, что будет с нашим спортом в будущем, не возьмусь. Что-то будет.