Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 1 октября 2020
  • $77.36
  • €90.87
  • 40.87

На службе у Золотого тельца. Сколько денег украли крупнейшие коррупционеры России

Экс-глава Коми Вячеслав Гайзер в суде. Фото: Spuntik / Scanpix Экс-глава Коми Вячеслав Гайзер в суде. Фото: Spuntik / Scanpix

Общая стоимость активов, найденных следователями у полковника МВД Дмитрия Захарченко, росла всю прошлую неделю. В день задержания, 8 сентября, в его машине обнаружили 20 млн рублей (274 тысячи евро), затем в записанной на сестру квартире — еще 8,5 млрд рублей в иностранной валюте. 14 сентября источник «Росбалта» в правоохранительных органах рассказал о 300 млн евро, выявленных ФСБ на швейцарских счетах семьи этого полицейского. В тот же день Slon оценил рыночную стоимость четырех московских квартир, находящихся в собственности родственников Захарченко, в 700 млн рублей.

Таким образом, речь идет о сумме, эквивалентной 30 млрд рублей, то есть, к примеру, зарплате всех сотрудников МВД за 20 дней. С самого начала расследования собеседники разных изданий утверждали, что, по мнению следователей, большая часть этих денег досталась Захарченко и его семье на хранение, поскольку их «бизнес» заключался в том, чтобы помогать топ-менеджерам вывести за рубеж или обналичить активы проблемных банков перед лишением их лицензии ЦБ. Однако уже 16 сентября источники «Коммерсанта» сообщили, что в действительности 8 млрд наличной валюты могли принадлежать непосредственно Захарченко и быть получены в качестве взятки за отказ возбуждать ряд уголовных дел по раскрытым им схемам.

Арестованный генерал СКР Денис Никандров. Фото: Sputnik / Scanpix

Арестованный генерал СКР Денис Никандров. Фото: Sputnik / Scanpix

Как бы то ни было, даже факт причастности полицейского, по должности ответственного за борьбу с незаконным обогащением в топливно-энергетическом комплексе, к обороту такой крупной суммы преступно нажитых средств поражает воображение. Более того, упомянутые в расследовании цифры устанавливают рекорд среди всех коррупционных разоблачений последнего десятилетия. По этому случаю «Спектр» решил вспомнить наиболее громкие из них.

Дело Шакро Молодого, 65 миллионов рублей

Прошедшее лето дополнило криминальную историю России по меньшей мере тремя скандалами с участием государственных служащих высшего звена: арестом трех руководящих сотрудников Следственного комитета России (СКР) при попытке выручить «вора в законе» Захария Калашова по кличке Шакро Молодой, обысками у бывшего главного таможенника России Андрея Бельянинова по делу о контрабанде элитного алкоголя и задержанием губернатора Кировской области Никиты Белых с мечеными купюрами в московском ресторане.

По делу Шакро Молодого основная версия следствия заключается в том, что тот организовал передачу 1 млн долларов первому замначальника Главного следственного управления СКР по Москве Денису Никандрову и его друзьям-сослуживцам, чтобы добиться освобождения Андрея Кочуйкова (известного как Итальянец) по делу о стрельбе на Рочдельской улице в декабре 2015-го. Никандров особенно не сопротивлялся, но замять дело не удалось: вся компания в течение длительного времени находилась в разработке у Федеральной службы безопасности, которая прослушивала телефонные разговоры и даже снимала их встречи с квадрокоптера.

Губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин рассказывает президенту РФ Владимиру Путину о планах развития региона. Фото: Reuters / Scanpix

Губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин рассказывает президенту РФ Владимиру Путину о планах развития региона. Фото: Reuters / Scanpix

Дело Александра Хорошавина, 1,1 миллиарда рублей

Губернатора Сахалина Александра Хорошавина задержали 4 марта 2015 года прямо на рабочем месте. Впоследствии его обвинили в получении взятки в 5,6 млн рублей в 2010—2013 годах в качестве отката за победу в тендере на строительство четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ. О том, что этот эпизод мог быть далеко не единственным, говорит стоимость принадлежащего Хорошавину имущества. 2 сентября суд принял решение о конфискации его собственности на 1,1 млрд рублей, в частности квартир в Москве, дома на Рублевском шоссе, денежных средств и драгоценностей. В прошлом году пресс-секретарь СКР Владимир Маркин рассказывал, что при обыске у сахалинского губернатора нашли 800 ювелирных изделий и «обычную, казалось бы, пишущую ручку, но стоимостью 36 миллионов рублей».

Дело Вячеслава Гайзера, 1 миллиард рублей

В подобных расследованиях прессе не всегда удается узнать, какую часть коррупционных средств мог приобрести тот или иной чиновник. В частности, в деле бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера. арестованного осенью 2015-го, речь идет об 1 млрд рублей ущерба, причиненного действиями сплотившейся вокруг него преступной группы. Об личном имуществе ее участников в СКР также предпочитают говорить без уточнения конкретных фамилий. «Арестованы банковские счета, изъято денег на сумму 500 млн рублей», — сообщал Маркин. По его словам, у преступников обнаружили также 150 часов стоимостью от 30 тысяч до 1 млн долларов. На масштабы хищений также указывает тот факт, что в продолжение расследования были задержаны бывшие топ-менеджеры компании «Т Плюс», которых подозревают в передаче властям Коми 800 млн рублей за установление выгодных для энергопредприятий тарифов.

Дело «Оборонсервиса», 6,7 миллиардов рублей

В этом случае 6,7 млрд ­— это также оценка общих потерь бюджета от сговора между чиновниками и бизнесменами в связанных с Минобороны структурах. Речь тогда шла о реализации недвижимости, земельных участков и акций коммерческим предприятиям по заниженным ценам, а также хищениях в рамках госзаказов на обслуживание военных частей. Наиболее известной фигуранткой дела «Оборонсервиса» оказалась Евгения Васильева, начальник департамента имущественных отношений Министерства обороны, которую суд за мошенничество приговорил в мае 2015 года к 5 годам лишения свободы, но уже спустя три месяца предоставил ей право на условно-досрочное освобождение. Остается неизвестным, какая доля в этих махинациях предназначалась непосредственно Васильевой, но в 2014-м году суд арестовал ее имущество на сумму 450 млн рублей: наличные, драгоценности, часы, счета и квартиры.

Евгения Васильева в суде. Фото: Sputnik / Scanpix

Евгения Васильева в суде. Фото: Sputnik / Scanpix

Дело подмосковного министра Кузнецова, 14 миллиардов рублей

По версии следствия, ущерб от действий преступной команды экс-министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова составляет 14 млрд рублей. Как рассказывал сотрудник СКР Александр Филин, Кузнецов брал кредиты под гарантии областного правительства, а затем передавал специально созданным фирмам. Затем средства выводились за границу, где на них покупали в первую очередь недвижимость и предметы роскоши. «Кузнецов приобрел для [супруги Жанны] Буллок в Швейцарии колье с бриллиантами и шестью изумрудами за $ 1,7 млн и брошь из золота и платины с пятью бриллиантами за $ 1,2 млн», — сообщил Филин. В 2015 году французский суд принял решение об экстрадиции Кузнецова в Россию, но из-за сложных бюрократических процедур выдача до сих пор не состоялась.

Дело регионального чиновника, 140 миллионов рублей

Впрочем, вовсе не обязательно жить в столице, чтобы стать миллионером за счет служебного положения. Несколько лет назад дома у руководителя управления автодорог правительства Воронежской области Александра Трубникова нашли наличными 140 млн — в мешках из-под сахара и картонных коробках. К сожалению, подобные случаи нельзя назвать единичными. Скажем, в июне 2016-го у замглавы управления Росрезерва по Сибирскому федеральному округу Илгиза Гарифуллина также обнаружили 135 млн рублей наличными: дома и в семейных банковких ячейках. Если исходить из его официальной годовой зарплаты в полмиллиона рублей, то такую сумму он зарабатывал бы 200 лет, отказавшись от еды и прочих расходов.