• Пятница, 3 июля 2020
  • $71.17
  • €79.95
  • 42.50

«Важно менять власть». Вице-премьер украинского правительства — о войне, Китае, таможне и промышленном безвизе

Вице-премьер-министр Украины по европейской и евроатлантической интеграции Дмитрий Кулеба. Фото пресс-службы правительства Украины Вице-премьер-министр Украины по европейской и евроатлантической интеграции Дмитрий Кулеба. Фото пресс-службы правительства Украины

Генеральная Ассамблея ООН 20 февраля проводит заседание на тему «ситуация на оккупированных территориях Украины». Инициированное украинской делегацией заседание приурочено к 6-й годовщине начала событий в Крыму. Министерство иностранных дел Украины выступило с заявлением, в котором отметило 20 февраля как дату начала российской вооруженной агрессии в Крыму, обвинило Россию в нарушении принципов международного права и потребовало «приступить к безукоризненному выполнению собственных обязательств, как стороны международного вооруженного конфликта, для немедленного прекращения огня и начала урегулирования ситуации на Донбассе на основе договоренностей, достигнутых в рамках международных форматов».

Цього дня минає 6 років з початку збройної агресії Російської Федерації проти України.20 лютого 2014 року російські…

Gepostet von Міністерство закордонних справ України / MFA of Ukraine am Donnerstag, 20. Februar 2020

Власти России, несмотря на множество опубликованных свидетельств, отрицают участие действующих военнослужащих РФ в вооруженном конфликте на Украине.

О том, как видят ситуацию в Киеве, сумеет ли Украина реформировать свою таможню и кто для нее сегодня является торговым партнером номер один, «Спектр» беседовал с вице-премьер-министром Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Дмитрием Кулебой.

— Дмитрий Иванович, какой видят сегодня в ЕС ситуацию на неподконтрольных Украине территориях? Вы неоднократно говорили, что в данный момент, скажем, нет возможности выплачивать пенсии в ОРДЛО. Как к этому относятся европейские правозащитники?

— Думаю, этот вопрос следует адресовать европейским правозащитникам. Украина выплачивает пенсии нашим гражданам, которые пересекают линию разграничения и регистрируются на территории свободной Украины. К сожалению, мы пока что технически не можем выплачивать деньги на временно оккупированных территориях. Нет гарантий, что эти деньги не попадут в карманы боевиков, российских оккупационных администраций, которые осуществляют эффективный контроль на этой территории. Мы помогаем нашим людям, насколько это возможно, и эта помощь выражается не только в выплатах. Например, в Станице Луганской восстановили пешеходный мост, и это произошло именно благодаря усилиям президента Украины Владимира Зеленского. Поверьте, нам очень тяжело видеть, как страдает мирное население на этой территории бандитизма и беззакония, которую создала Россия.

Своим решением ввести войска на территорию Украины шесть лет назад Владимир Путин сделал фатальную ошибку. Теперь между нашими странами в обозримом будущем не будет нормальных отношений. Наверное, президент России рассчитывал, что удастся быстро поставить Украину на колени, а «победителей не судят». Но сейчас, спустя шесть лет этого ужаса, уже очевидно, что произошло обратное: Украина не только не стала на колени, а выстояла вопреки всем прогнозам, и теперь с каждым месяцем становится все сильнее и увереннее. Эта провалившаяся агрессия России против Украины — крупнейшая стратегическая ошибка Кремля в ХХІ веке. Россия пока еще не ощутила в полной мере масштаб ее последствий, но рано или поздно обязательно его ощутит.

— Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее настроение европейских партнеров Украины? Есть ли позитивные изменения в настроении потенциальных инвесторов? Они готовы заходить в Украину?

— Мне кажется, что прошлый год дал им заряд оптимизма. В Украине поменялась власть, в парламенте теперь — новое большинство. С 2014 года было сделано очень много для реформирования страны. В то же время, в последние годы инициатива откровенно забуксовала. Некоторые критически важные законы «застряли» в парламенте, где их заблокировали чьи-то частные интересы. Именно поэтому важно менять власть. Иссяк запал? Кто-то прилип к креслу и решил, что поменяет правила под себя? Тогда народ имеет право сказать: все, достаточно, уступите место. Это нормальное демократическое развитие страны. А главное, эта модель эффективна. В отличии от авторитарной модели, где люди зубами держатся за власть, сидят на троне десятилетиями. Ценой развития, ценой будущего следующих поколений.

Новый украинский парламент уже в первые месяцы разблокировал десятки критически важных для трансформации нашей страны законов. И европейские партнеры, конечно, обратили на это внимание.

В то же время, многие инвесторы все еще смотрят с опаской в сторону Украины. Есть много причин. Это и последствия российской агрессии, ведь в страну, где идет война, не все решатся инвестировать. Это и проблемы с судами и верховенством права. За прошлые годы были сделаны шаги для очищения судебной системы, и сейчас новая власть предпринимает серьезные усилия. Но это непростой процесс, и сделать нужно еще много. Я понимаю инвесторов, которые колеблются. Но убеждаю их, что поверив в нас сейчас, в будущем они получат выгоду большую, чем где-либо. Кстати, недавняя идея президента Украины про «инвестиционных нянь», которые будут оберегать инвесторов от проблем — это шаг к построению доверия. Президент пришел из бизнес-среды, он прекрасно понимает, как на практике привлекать ресурсы.

В прошлом году парламент также принял важный закон о концессиях. Теперь Украина привлекает иностранных инвесторов и частный капитал в управление государственной инфраструктурой: дорогами, портами, вокзалами, аэропортами. Первые такие договоры концессии уже подписаны, и мы ожидаем, что привлечение частных инвестиций выведет инфраструктуру на качественно новый уровень.

«Мы уверенно продвигаемся к миру». Из-за тяжелых боев в Луганской области Киев отложил создание «Национальной платформы примирения и единства»

— В конце прошлого года вы обсуждали в Брюсселе в том числе чрезвычайно важный момент — упрощение таможенных правил для развития торговли с ЕС. Какими должны быть следующие шаги в этом направлении со стороны обоих партнёров?

— Таможня всегда была одним из самых проблемных мест. Критика ЕС в прошлые годы часто касалась именно недостаточных усилий по борьбе с коррупцией и контрабандой на таможне. Сейчас команда под руководством Макса Нефедова создает Новую Таможню. Там действительно происходят большие изменения. В руководстве Европейского Союза с интересом наблюдают за этой реформой. Неофициально говорят, что если Украине удастся сдвинуть эту глыбу с мертвой точки, они будут искренне удивлены. По их мнению, позитивные изменения на таможне станут лучшим доказательством успешности украинских реформ.

В Украине также появится институт авторизованных экономических операторов. Простыми словами, это когда любое предприятие цепи экспортных поставок может получить от таможни специальный режим доверия и упрощенных таможенных процедур, если это предприятие работает по-честному и имеет хорошую репутацию. Для честных — меньше проверок, меньше бумажной волокиты. Таможня посылает сигнал честному бизнесу: «Вам мы доверяем по умолчанию, проходите без очереди». Украина — европейская страна, а это европейский принцип доверия между государством и бизнесом. Согласитесь, это намного комфортнее, чем постсоветская практика игры в коррупционные «кошки-мышки» — когда таможня пытается словить бизнес на любой мелочи, чтобы «вытрясти» побольше откатов и взяток. Здесь, наоборот, все построено на доверии: упрощенный режим таможенных процедур получает тот, кто честно работает и заслуживает доверие.

У нас не будет так называемой «экономики РОЗ» (распил-откат-занос), как Станислав Белковский охарактеризовал когда-то экономическую модель в России. Мы шаг за шагом, сектор за сектором, строим у себя в Украине принципиально иную экономику. Я бы назвал ее «экономика РОСТ»: рыночные отношения и свободная торговля.

Кроме того, правительство реализует стратегию Интегрированного управления границами до 2025 года и ряд первоочередных мер для ее внедрения. Мы сделаем государственную границу Украины технологичной, современной и комфортной для украинских граждан и иностранцев. Естественно, это позитивно скажется и на движении товаров через границу. Параллельно с упрощением процедур, мы ужесточили контроль за контрафактом, контрабандой, коррупцией на границе. Подход простой: для граждан, которые законно пересекают границу и честного бизнеса, товары которого проходят таможню, — доверие и упрощенный, быстрый, комфортный процесс. Для тех, кто попытается воспользоваться доверием и обмануть государство, — жесткие меры.

Премьер-министр Украины Алексей Гончарук и вице-премьер-министр Дмитрий Кулеба. Фото пресс-службы правительства Украины

Премьер-министр Украины Алексей Гончарук и вице-премьер-министр Дмитрий Кулеба. Фото пресс-службы правительства Украины

 — Украинским производителям необходим «промышленный безвиз», в этом направлении сделаны серьезные первые шаги, когда ждать результатов?

 — Осенью прошлого года Украина приняла все законы, необходимые для начала переговоров про соглашение о соответствии и приемлемости промышленной продукции (Соглашение ACAA), которое мы для себя называем «промышленный безвиз». Президент подписал последний из этих законов (про рыночный надзор) в декабре, и в марте он вступит в силу. Сейчас мы ожидаем решения ЕС о направлении в Украину предварительной оценочной миссии. Она должна будет определить, насколько Украина готова. Конечно, в ее отчете будет критика. Мы готовы и ждем ее. Замечания станут дорожной картой конкретных шагов. Выполнив их, мы выйдем на подписание первого соглашения в первых трех секторах. Планировать конкретную дату пока рано, но думаю, это может случиться в следующем году.

Важно отметить, что возможность подписания «промышленного безвиза» прописана в Соглашении об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом.

Почему «промышленный безвиз» так важен? Три причины. Во-первых, когда ЕС будет признавать в отдельных секторах производства украинский государственный сертификат как свой собственный, украинские производители смогут играть на равных на рынках ЕС. Во-вторых, маркировка «CE» (европейский сертификат) на украинских товарах — это знак качества и для экспорта на другие рынки. Ну, и в-третьих, для производителей стран ЕС станет выгодно размещать производство на территории Украины, а это приток прямых иностранных инвестиций и создание рабочих мест.

Главное, что система сертификации — это внедрение европейских стандартов производства в Украине. То есть, в конечном итоге, выигрывают украинские потребители, которые получат выбор отечественных товаров лучшего качества.

— По вашим словам, торговый партнер Украины номер один как отдельное государство — это Китай. Вы возглавили межправительственную комиссию с Китаем — какие перед ней стоят задачи? Каковы основные направления сотрудничества по отраслям?

— Эту комиссию не случайно возглавил именно я. Хотя, казалось бы, странно, что вице-премьер-министр по европейской и евроатлантической интеграции возглавляет комиссию сотрудничества с Китаем? На самом деле, ничего удивительного здесь нет: наша стратегия предполагает, что Украина станет неотъемлемой частью Европейского Союза, но при этом будет иметь тесные стратегические связи с глобальными игроками: Китаем, Индией, США. Дело в том, что привычная «прошивка», в которой Украине отводили роль какого-то «моста» между ЕС и Россией — безнадежно устарела. За эти шесть лет абсолютно изменились показатели торговли. Если раньше Украина действительно была тесно экономически связана с Россией, то теперь, вследствие агрессивной политики российской власти, Россия в торговле отходит на маргинальные позиции. Теперь наш торговый партнер номер один как объединение стран — Европейский Союз, а партнер номер один как отдельная страна — Китай. Поэтому когда я слышу, что Украина должна почему-то балансировать ЕС и Россию, я объясняю тем, кто высказывает такие идеи, что им пора ознакомиться со свежей статистикой торговли. И если мы что-то и балансируем, то как раз торговлю с Китаем и Индией, а не Россией.

Причем, если для интеграции с европейскими рынками все правительства за последние годы приложили большие усилия, то Китай вышел на лидирующие позиции без каких-либо дополнительных усилий со стороны правительства. Именно поэтому мы понимаем, что время наполнить наше сотрудничество конкретными масштабными проектами. Речь идет о расширении торговли, устранении барьеров в торговле, сотрудничестве в научно-технической, космической отраслях, сельском хозяйстве, культуре, образовании, медицине. По каждому из этих направлений работают соответствующие комиссии и выполняются совместные проекты.

Рожденные в СССР. Украинские военные технологии способны помочь Китаю и России в конкурентном споре с США

— Раз заговорили про Китай и Украину — не могу не спросить про «Мотор Сич» и его продажу Китаю. Вокруг сделки, пока, как я понимаю, не одобренной АМК, очень много споров и слухов. Главное — на пользу ли это экономике Украины? Не уведет ли Китай из страны мощнейшую двигателестроительную отрасль?

— Не уведет. Конечно, национальные интересы в сфере безопасности и технологий — это отдельная тема, в которой работает отдельная логика.

— Анбандлинг (отделение газотранспортной системы Украины от управления «Нафтогаза», — прим. «Спектра). Фактически только что завершился этот масштабнейший проект. Все прошло гладко?

— Не просто гладко, а рекордно гладко. Насколько я знаю, в такие сжатые сроки ни одна страна подобную процедуру не проводила. Кстати, это еще один плюс смены власти. Ведь несколько лет процесс анбандлинга, по разным причинам, стоял «на паузе» из-за игры слишком многих игроков. И это ставило под угрозу наши стратегические интересы. К примеру, в руководстве России были уверены, что Украина не сможет произвести анбандлинг. Именно этот аргумент Кремль использовал против Украины во время подготовки к переговорам о транзите газа. Но нам удалось провести процедуру очень быстро и гладко. Сделав это, мы фактически выбили последний аргумент из рук Газпрома. И на момент переговоров в декабре уже было «нечем крыть». Отчасти, именно поэтому удалось выйти на выгодное для Украины соглашение, заставить Газпром играть по цивилизованным европейским правилам.

— Насколько теперь Украина защищена от использования Россией «газового вопроса»?

— Украина сломала российскую газовую иглу. Сначала — в Стокгольмском арбитраже, потом — на переговорах про транзит газа в декабре 2019 года.

Хочу отдельно поблагодарить наших друзей в США, которые заблокировали прокладку «Северного потока 2», введя хирургически точные санкции. Этот политический проект, направленный на подрыв единства Европы и энергетической безопасности ЕС, стратегически опасен не только для Украины, а для всей Восточной и Центральной Европы.

— Не так давно НАТО была передана новая редакция закона о СБУ. Вы говорили, что относительно положений этого документа есть разные идеи и подходы, которые сейчас находятся в стадии обсуждения. Можно ли озвучить основные из них, в чем состоит разница в подходах? Понятно ли уже, как будет проходить реформирование СБУ?

— Этот процесс происходит в тесной координации между СБУ, политическим руководством Украины и руководством Альянса. Главная цель состоит в том, чтоб у Украины была современная, еще более эффективная и сильная служба безопасности. Эту цель преследуем и мы, и Альянс. Как ее достичь — это уже тактические задачи. Я думаю, баланс подходов будет найден.