Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 4 августа 2020
  • $73.22
  • €86.21
  • 43.95

Кремлевская «Санта-Барбара». Как складывается пазл семейной жизни Путиных

Владимир Путин с запиской в форме сердца. Фото REUTERS/Scanpix Владимир Путин с запиской в форме сердца. Фото REUTERS/Scanpix

Будь ты хоть Мердок, хоть АрамАшотыч, а упрешься в две вечные темы: кто с кем спит и у кого сколько денег. А уж то, с кем спит самый богатый и влиятельный в мире человек, за кого вышла замуж его бывшая жена, с кем живут, где работают и что носят его дочери — это уж вообще: это рейтинги, бюджет, тираж и слава. Чего же еще и желать?

Подчеркну, что в предыдущем абзаце нет слова «Путин».

Семья президента, дети президента, жена президента, увлечения президента — это на самом деле не про желтую прессу. И это не про публику-дуру, которой все равно, про какую любовь читать: про Амура с Тимуром или про полковника с гимнасткой.

Премьер-министра, кстати, это тоже касается. Взять хоть Берлускони: романы любвеобильного медиамагната с молоденькими содержанками, безусловно, интересны желтой прессе и проходят по той самой категории «кто с кем спит и у кого сколько денег». А если речь идет о лидере крупной европейской страны, члена НАТО и все такое, то проблема «кто с кем спит и у кого сколько денег» сразу становится геополитической. А вдруг содержанка —шпионка? А вдруг на роман потрачены бюджетные деньги — это деньги стариков и младенцев, и теперь вся Италия может выйти на улицу устраивать революцию. А вдруг его жена обидится и уйдет к террористам с секретным досье? В общем, сплошь проблемы мирового масштаба. И так было всегда — вспомнить хоть историю похождений английского короля Генриха VIII, из-за которых страна покинула лоно католической церкви, что имело последствиями перевороты, войны, восстания, интриги и вообще внезапный поворот хода мировой истории.

А раз так, то внимание к личной жизни лидера амбициозной державы, одной из немногих дерзающей бросать вызов мировой гегемонии США — это уже почти неизбежность. Но говорить с уверенностью тут оказывается практически не о чем: все что нам доподлинно известно о личной жизни президента (и еще не опровергалось Песковым), это то, что он был женат, а затем разведен и что у него есть две дочери — Мария и Екатерина. Все остальное целиком и полностью отдано скромным национальным лидером на откуп слухам и сплетням и в результате становится предметом для расследований крупных информационных агентств уровня Reuters, немногих еще оставшихся независимых СМИ, да Фонда борьбы с коррупцией.

Действительно, официально про личную жизнь вновь ставшего свободным от уз брака президента не известно ничего. Тем немногим, кто отважился приподнять завесу тайны над этим обычным в сущности вопросом, интерес к которому в иных странах не вызывает удивления, так вдарили по «гриппозному носу», что надолго отбили охоту касаться подобной темы. Зато серия публикаций и расследований в последние три-четыре месяца рассказала нам о его дочерях и их жизни больше, чем мы знали все предыдущие годы, а также и о молодом муже его бывшей жены. Эти публикации валят валом и, несомненно, будут продолжаться, так что остается только посочувствовать Пескову, который уже не успевает все это опровергать.

Совсем недавно, перед Новым годом, на своей традиционной итоговой пресс-конференции Путин говорил о дочерях, и вообще о детях, в том числе о сыновьях Чайки, Ротенберга, Турчака. Я бы поверила в то, что Путин отвечал искренне: он и правда пожалуй считает вопросы про таких детей некорректным вмешательством в личную жизнь и не понимает, в чем, собственно, проблема. Почему дети государственных чинов богатые? Потому что талантливые. Гены хорошие. А у вас — нищеброды. И все потому же самому — гены плохие. Мне кажется, он верит в это.

За последние несколько месяцев нам рассказали, что некто Екатерина Тихонова из МГУ — молодая спортивная девушка небольшого роста, чем-то смахивающая на Владимира Владимировича, занимается акробатическими танцами, а также странным многомиллиардным бизнесом, которому отчего-то благоволят все — от Садовничего до Собянина. К тому же она замужем за молодым миллиардером, сыном давнего знакомого Путина.

А вот совсем уже недавно стало известно, что некто Мария Воронцова — молодая девушка небольшого роста, очень похожая на Людмилу Путину (ныне, возможно, Людмилу Очеретную), стала молодым кандидатом медицинских наук, специализируется на детской эндокринологии, замужем за состоятельным голландцем, за нападение на которого был разжалован из банкиров в зеки Матвей Урин (действительно хам).

Людмила же Путина, официально сложившая с себя полномочия первой леди в 2014 году, возможно, вышла замуж за некоего Артура Очеретного, молодого мужчину, который возглавляет Центр развития межличностных коммуникаций — странное название, так могла бы называться служба знакомств при передовом обкоме. Кстати, удивительным образом на сайте центра вдруг перестали открываться страницы с упоминанием Артура Очеретного. К чему бы это?

Все это очень, очень мило. Диссертация, эндокринология, детки, акробатика, МГУ, друг детства, Людмила и Артур. А она похорошела. И он такой высокий приветливый мужчина 1978 года рождения. Обычный парень из подмосковного Томилино, Люберецкого района, компания которого смогла добиться контрактов с «Единой Россией», ОНФ и «Газпромом». Все фото, что пошли теперь гулять по Сети и СМИ, выдержаны в пуританском духе. Ни тебе икры, ни яхт, ни часов с черепами, ни леопардовых лосин. В общем, практически любой секретарь Путина — взять хоть Пескова — имеет куда как более цветистый фотоальбом.

Ну послушайте. Если у Путина такие целеустремленные и увлеченные дочки, если он, поднявшись над мещанской мстительностью, позволяет своей бывшей жене так свободно и достойно проводить жизнь (тоже без лосин и черепов, яхт и вертолетов), то сам собой напрашивается вывод: он просто не может не быть прекрасным человеком, неспособным погубить Россию. И заметьте! Кто все это пишет! То ФБК, то Новая газета, то вообще The New Times. А уж их-то трудно заподозрить в особых симпатиях к президенту Путину. Исходят желчью — а не выходит ничего! Все мило!

Ну да, влепили-таки предупреждение The New Times, ну так не за это же, не за публикацию со старшей дочкой, а за то, что в середине января не назвали «Правый сектор» (запрещенную в России организацию) запрещенной в России организацией. А перед законом у нас все равны!

Хотя есть у меня впечатление, что на самом деле влепили The New Times не за путинскую дочку, а вот за это, за дело питерской мафии в Испании. Это и обидно, и опасно — почти как список Магнитского. Да тут еще и доклад английского судьи Оуэна про отравление Литвиненко. И высказывания американского чиновника из Минфина про коррупцию Путина. И фильм по ВВС. И опять же Чайка. Как-то все сошлось.

Дочки на этом фоне выглядят так почти невинно, что их можно было бы уже и достать из шкафа. И немного потрясти ресничками.

Но Путин не такой. Он, кажется, искренне считает, что если достать дочек, то они достанутся публике АрамАшотыча. Он искренне не понимает, какое отношение его дочки имеют к влиянию на принимаемые решения, например. То есть про любых других дочек он это отлично понимает. (Все мы тут же вспомнили Татьяну Дьяченко и набивший оскомину еще в 90-х термин «Семья»). Но для себя, по всей видимости, Путин подобный вариант исключает.

Но он может изменить это суждение. Полагаю, что если дочки покажутся ему хорошим инструментом — то он этим инструментом воспользуется. И все это мне кого-то напоминает. Ах вот что: давным-давно, еще в прошлом веке, была такая популярная телепередача, «Герой дня без галстука», ее вела Ирина Зайцева. И вот как-то раз она была в гостях у одного молодого симпатичного олигарха на даче. Его маленькие сыновья жарили сосиски, крутя шампуры, а он по-доброму говорил что-то типа: «Посмотрите, какие грамотные человеческие инструменты!». Это был Ходорковский.

С годами они похожи все больше.