Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 29 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

Конец гонки. Евгений Фельдман о скоропостижно скончавшейся интриге на праймериз в США

Дональд Трамп. Фото Евгения Фельдмана для «Спектра» Дональд Трамп. Фото Евгения Фельдмана для «Спектра»

Дональд Трамп научился побеждать так, как это принято у политиков. Осенью за номинацию от Республиканской партии боролись 17 человек. К февралю, к кокусам в Айове, их осталось 11. Вылетели Скотт Уокер и Рик Перри, некогда, казалось, фавориты праймериз. Остался Джим Гилмор, набравший в Айове 12 голосов, — он снялся через 2 недели. Сдались Карли Фиорина и Рэнд Пол — она за полгода до этого в опросах поднималась на третье место, его называли будущим фаворитом еще 2 года назад.

После Южной Каролины в конце февраля вылетел Джеб Буш. Умеренный по меркам партии, он считался фаворитом элит. Прошлой весной медиа предвкушали его битву с Хиллари Клинтон. Трамп уничтожил его двумя словами, презрительно брошенными на дебатах: «не энергичный». Клеймо прилипло, Буш пытался с ним бороться, играл с журналистами в снежки и растерянно улыбался на митингах. Он был первым вылетевшим, и ему вслед все оставшиеся сказали добрые слова — так принято. Трамп промолчал.

Сегодня ночью снялся последний его реальный конкурент — Тед Круз, сенатор, родом из Техаса, глубоко религиозный и консервативный человек. «Я соревнуюсь с другими всю жизнь — в бизнесе, в спорте, и здесь, во время республиканской гонки, я столкнулся с самыми сильными соперниками! — заявил Трамп вечером перед камерами в холле своей башни на Манхэттене. — Не знаю, нравлюсь ли я Крузу, но он умный и крепкий парень, чертовски хороший противник! И у него прекрасное будущее!» Трамп пошел дальше: сказал, что сопереживает семье Круза. Десятью часами ранее, утром того же дня, он сообщал журналистам, что верит статье таблоида: отец Круза раздавал листовки с Ли Харви Освальдом за месяц до убийства Джона Кеннеди. Да и самого Круза Трамп давно не называл иначе, как «Лгущий Тед».

Тед Круз общается с избирателями. Фото Евгения Фельдмана для «Спектра»

Тед Круз общается с избирателями. Фото Евгения Фельдмана для «Спектра»

Праймериз в Индиане, после которых и снялся Круз, приобрели особую важность после апрельских событий: Круз сумел провести своих сторонников как делегатов Трампа. На летнем национальном съезде они были бы обязаны голосовать за него в первом раунде, где для победы необходима половина голосов, но во втором могли бы переметнуться и принести общую победу Крузу. Такая тактика, похоже, мобилизовала сторонников Трампа, и он разгромно выиграл праймериз в 6 штатах, голосовавших 19 и 26 числа.

Кроме того, Крузу дорого обошлась смена позиционирования своей кампании: еще в феврале он выступал как радикально несистемный кандидат, обзывавший вашингтонский истеблишмент сборищем кровососов; к весне он стал главным конкурентом Трампа и попытался получить поддержку тех же самых столичных элит. Впрочем, сегодня те сменили флаг с «Никогда за Трампа» на «Никогда за Клинтонов» — смирившись с тем, что сейчас неизбежно, а год назад казалось невозможным: Дональд Трамп — кандидат от Республиканской партии на выборах президента США.

(Впрочем, в гонке еще остался губернатор Огайо Джон Кейсик — ночью он выпустил пафосное заявление, что не сдастся и будет бороться до конца. В гонке из двух участников он четвертый: Кейсик по числу делегатов проигрывает не только Крузу, но и снявшемуся в начале марта Марко Рубио.)

***

Многие уже сейчас объявляют Хиллари Клинтон будущим президентом. Ее проблема — огромный антирейтинг (55%), выше только у самого Трампа, для многих избирателей ноябрьское голосование станет выбором «от противного». Еще одной сложностью для ее штаба будет непредсказуемость Трампа — он выиграл республиканские праймериз за счет перехода на личности, но сам же объяснял это необходимостью выделяться из рекордного размера толпы кандидатов.

Кроме того, в Индиане Трамп провел невероятно активную работу кампании «на земле» — каждый день он выступал с речами в 3−4 городах перед огромными толпами, какие Клинтон за всю кампанию собирала пару раз. Еще неделю назад опросы давали ему преимущество в 6%, а он выиграл с +20. Такую же динамику от штата к штату показывал рейтинг конкурента Хиллари Клинтон «демократического социалиста» Берни Сандерса.

Он тоже собирает огромные толпы на своих митингах, но, в отличие от Трампа, опирается еще на небольшие пожертвования и низовую кампанию: пикеты сторонников, обзвоны, подомовой обход. В каждом штате, кроме южных, он за время кампании увеличивал свой результат в голосовании против Клинтон на десятки процентов. Эта тенденция сильнее всего проявилась как раз в Индиане.

Дело в том, что сначала на избирательных участках подсчитывают бюллетени тех, кто голосовал досрочно. Эти данные были загружены в систему первыми, и агентства рапортовали об уверенном лидерстве Клинтон: +30, +25 процентов! В Штатах принято голосовать досрочно, поэтому дальнейший подсчет не так быстро менял цифры: +20, +12, +10… Потом Клинтон вела 2 процента… 0,8… кандидаты сравнялись, Сандерс повел 300 голосов, тысячу. Он победил с отрывом в 32 тысячи голосов и 5 процентов — за счет кампании, которая длилась неделю при почти нулевых шансах на номинацию.

Хиллари Клинтон. Фото Евгения Фельдмана для «Спектра»

Хиллари Клинтон. Фото Евгения Фельдмана для «Спектра»

Впрочем, есть нюанс — в Штатах часто говорят о следующем минусе системы праймериз: она вынуждает кандидатов занимать радикальные позиции, близкие ядру сторонников одной из двух партий, но эти позиции в случае победы могут мешать им же бороться за голоса неопределившихся во время общих выборов. В этом смысле Клинтон — идеальный кандидат для ноября, сложно представить себе более системного, знакомого избирателям и предсказуемого кандидата. Сандерс остается в гонке и заставляет ее «леветь», идти навстречу его избирателям в вопросе повышения минимальной зарплаты или реформы системы финансирования выборов. При этом он уже заявил: из гонки он не выйдет до конца, до голосующих в июне Калифорнии и столичного округа. Демократы всегда были партией прогрессистов, но в ходе праймериз партийные лидеры неожиданно увидели, что усиление контроля за Уолл-стрит и легализация гей-браков за 8 лет Обамы — слишком мелкие цели для миллионов в первую очередь молодых людей, поддержавших радикальную платформу Сандерса.

В этом смысле раньше сдавшийся Круз — куда более удобный соперник. Дональд Трамп начнет кампанию к ноябрьским выборам уже завтра. Он попробует завоевать сторонников Сандерса, или смягчит тон, или нападет на Хиллари, или увеличит размер обещанной избирателям стены на границе с Мексикой — сделает все, что угодно, полезное для ноябрьской победы. Клинтон же придется одновременно бороться за склоняющихся к Сандерсу и за выбирающих между партиями, агитировать в и так всегда голосующей за демократов Калифорнии, а не в «качающейся» Флориде, слушать критику и слева, и справа, от Трампа.

А в ноябре кому-то перед переездом в Белый дом придется найти добрые слова о проигравшем.