Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 1 октября 2020
  • $77.37
  • €90.84
  • 40.75

Лидер гонки и жертва системы. Разгромная победа Трампа на праймериз в Нью-Йорке

Дональд Трамп. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра» Дональд Трамп. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра»

— Мне совершенно не нравится Берни, но я смотрю: он побеждает-побеждает-побеждает, а потом они говорят, что у него нет шансов на общую победу! У республиканцев система еще менее честна! — Трамп выступает в холле своей башни на Манхэттене в вечер праймериз в Нью-Йорке. Он победил с огромным перевесом, набрав 60% голосов, а на момент речи вел еще сильнее. Из 95 делегатов от штата он получил больше 90, хотя еще утром говорил прессе, что надеется получить 70−75. Ни один прогноз не обещал его соперникам разгрома. И такая победа была бы невозможна без ненавидящих Трампа системных республиканцев, журналистов и конкурентов.

Дело в том, что за последний месяц республиканцы провели праймериз лишь в одном штате, в гонке случилась пауза. Этот промежуток был заполнен митингами и интервью, а также съездами партийных отделений в уже проголосовавших штатах.

Журналисты шутили в новостях «Утром в Центральном парке установили картонное надгробие с именем Трампа» — такое сложно представить про любого другого кандидата — и мусолили каждую неудачную фразу лидера гонки. Весь месяц рекламные паузы телеканалов были заполнены антитрамповскими роликами, на размещение которых были потрачены миллионы долларов.

Но главное — съезды. На них определялось, кто именно поедет от штата на национальный съезд партии в июле. И если в первом раунде голосовать делегаты будут в соответствии с исходом праймериз в своем штате, то во втором — он случится, если никто не получит большинства голосов — такой привязки не будет, они смогут сами выбирать, за кого отдать голос. За счет низовой организации радикальный консерватор Тед Круз сумел провести своих сторонников в качестве делегатов Трампа — и во втором раунде они могут переметнуться на его сторону. Более того, в Колорадо партия вообще не проводила общего голосования, делегаты распределялись на таком съезде, Круз получил их всех, а твиттер-аккаунт республиканской партии в Колорадо отреагировал твитом с хештегом #NoTrump.

Подготовка к голосованию в Нью-Йорке. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра»

Подготовка к голосованию в Нью-Йорке. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра»

Все это мобилизовало сторонников Трампа — он и без этого создавал у сторонников ощущение «осажденной крепости», а теперь этим занялась вся страна. Сам Трамп же сумел убедительно провести одновременно двойную кампанию — лидера гонки и жертвы системы.

После триумфа в Нью-Йорке Трампу будет чуть легче собрать 1237 делегатов, необходимых для получения номинации после первого раунда голосования на съезде. Впереди удобные ему Пенсильвания, Мэриленд и огромная Калифорния с огромным количеством делегатов. Загадкой и, возможно, решающим штатом станет Индиана — структура населения там может помочь и Крузу, и Трампу, а телефонные опросы с помощью принятого в штатах робота-поллстера запрещены законом штата.

Республиканцы еще на шаг приблизились к неприятнейшему выбору — либо номинировать Трампа и отпугнуть неопределившихся избирателей (тем более, что консервативное крыло партии грозится выставить тогда третьего кандидата), либо отказать ему в номинации (после чего он может выдвинуться в качестве независимого кандидата) и рисковать полноценным расколом в партии.

***

— Мне очень сложно говорить, поэтому всего два слова: мадам президент!

Экс-конгрессвумен Гэбби Гиффордс была ранена в голову 5 лет назад во время встречи с избирателями: стрелок убил шестерых участников мероприятия. Теперь Гиффордс участвует в кампании Хиллари Клинтон. На Манхэттене ее встречают овацией: вычурный зал отеля в мидтауне заполнен, Клинтон выступает на митинге, посвященном проблемам женщин. На барочных балконах висят плакаты: «Место женщины — в Белом доме».

Зал гудит при упоминании республиканцев, но Трампа, за пару дней заявившего три разных позиции по вопросу абортов, освистывают все же с меньшей яростью, чем Теда Круза, выступающего за полный их запрет. «Женщина, голосующая за Круза — как курица, голосующая за полковника Сандерса», — говорит со сцены Сесиль Ричардс — президент Planned Parenthood, организации, помогающей планированию семьи.

Хиллари Клинтон. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра».

Хиллари Клинтон. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра».

Сама Хиллари Клинтон также делает упор на правах женщин и с особым пылом говорит о разнице в зарплатах мужчин и женщин: «Женщина, работающая на той же работе, что и мужчина, на каждый доллар его зарплаты получает 77 центов. Но когда я иду в магазин, я не плачу 77 центов за каждый доллар стоимости!»

Клинтон в Нью-Йорке вообще старалась исправить свой образ бездушного робота, неловко ведущего себя в любой требующей эмоций ситуации. Она играла в домино в доме престарелых, ездила на метро и рассказывала о своих переживаниях во время теракта 11 сентября. «Если следовать только логике — она идеальна», — говорили в толпе после ее митинга в зале для торжественных церемоний в самом отдаленном районе Нью-Йорка, Статен-айленде. Но ее выступления исключительно просчитаны: на консервативном острове она хвалит Джорджа Буша-младшего за помощь городу после 9/11, а на Манхэттене ругает за ошибки в экономике.

Клинтон победила с отрывом в 15%, хотя опросы обещали ей победу с отрывом процентов в 10, не больше. В модном районе Бруклина Уильямсбурге у участка стоит молодая пара: он уже проголосовал за Клинтон, «потому что пора избрать женщину-президента», а она еще не решила. Возможно, для еще более крупной победы Клинтон не хватило как раз человечности — и тем не менее, номинация ей теперь практически гарантирована.

***

Человечностью привлекает людей как раз Берни Сандерс, 74-летний «демократический социалист». Он провел в Нью-Йорке 3 огромных митинга — от нескольких тысяч участников в Квинсе до почти тридцати тысяч на Манхэттене и Бруклине (рекорд Клинтон — 1300 человек в гарлемском театр). Сандерса активно поддерживает молодежь, но очень слабо национальные меньшинства. Поэтому в своих речах он теперь апеллирует именно к ним:

— Наша кампания слышит афроамериканцев и будет бороться против несправедливого отношения полицейских к вам… Слышит женщин и будет бороться за равную зарплату… Слышит индейцев и слышит природу и будет бороться против глобального потепления, против добычи нефти и за возобновляемую энергию!

Берни Сандерс. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра».

Берни Сандерс. Фото Евгения Фельдмана специально для «Спектра».

Молодые люди голосуют за него, потому что он не меняет своих позиций и уделяет бОльшее внимание проблемам образования — Сандерс обещает ввести налог на «спекуляции Уолл-стрит» и на эти деньги сделать бесплатными все государственные колледжи и университеты. Берни родился в Бруклине, на Брайтон-бич — тогда эти кварталы были еще еврейскими. У него специфичный акцент, и толпа с улыбкой хором тянет его фирменные фразы — «Среднее пожертвование на нашу компанию — 27 долла’ов!» Во время митинга у Нью-Йоркского университета на сцену выходит гей-активист из штата Вермонт, куда Сандерс переехал в молодости, где стал мэром города и независимым сенатором, выигравшим выборы у кандидатов обеих партий. Активист рефреном повторяет фирменное сандерсовское словечко yuuuuuge (от «huge» — огромный). Это внимание к бруклинскому акценту кандидата — от его попытки стать своим в Нью-Йорке: Хиллари родом из Чикаго, но именно от крупнейшего города страны была избрана в Сенат в начале нулевых.

Сандерс строит кампанию на низовой активности — Нью-Йорк заполнен его фирменными стикерами, в метро по вагонам ходят сторонники с плакатами, студенческие площади изрисованы мелом. Эти же активисты собираются у отеля, где на республиканском гала выступает Дональд Трамп: его в тысячу глоток называют расистом. Вечером активисты прорываются с места согласованного митинга на Таймс-сквер, по пути крича «Fuck the police», когда рядом полиция, и «Fuck Citibank», когда рядом оказывается отделение одного из крупнейших банков страны.

Берни Сандерс отчаянно пытается переломить ситуацию в гонке — он заостряет свою позицию по многим вопросам, иногда находя неожиданного союзника в лице Трампа — например, по вопросу «нечестности» устройства НАТО. Он постоянно атакует Клинтон за получение пожертвований от работников сырьевых компаний.

Хиллари сумела победить в Нью-Йорке с огромным перевесом, и даже математических шансов ее догнать у Сандерса почти не осталось — в каждом оставшемся штате ему нужно побеждать с 59%. Вот только эта победа может оказаться пирровой: в Нью-Йорке миллионы человек не смогли проголосовать из-за партийных правил — регистрация на праймериз закрылась еще в октябре. Обострение риторики в нынешней гонке и правила, оставляющие за бортом выборов многих молодых избирателей, заинтересовавшихся политикой только сейчас, могут навредить демократическому флангу не меньше, чем ситуация с Трапом — республиканскому.

Евгений Фельдман, «Новая газета», специально для «Спектра», Нью-Йорк.