Кибербулева логика. Почти четверть россиян допускают возможность участия в массовой травле в интернете Спектр
Воскресенье, 25 сентября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Кибербулева логика. Почти четверть россиян допускают возможность участия в массовой травле в интернете

Иллюстрация ЮНИСЕФ к докладу о травле в интернете Иллюстрация ЮНИСЕФ к докладу о травле в интернете

Почти каждый четвертый россиянин (24 процента) допускает возможность участия в коллективном интернет-преследовании, если посчитает, что человек этого заслуживает. Это следует из данных опроса, проведенного «Левада-Центром» с 23 по 29 июня 2022 года. Формулировки вопросов составлены совместно с изданием «Спектр» (предыдущие части исследования см. тут и тут).

Преследование, или травля человека в интернете — довольно распространенное в мире явление, для выявления и противодействия которому организуется множество образовательных программ (например, от ЮНИСЕФ). В России больше изучают обычную травлю — и то не сказать, чтобы таких примеров много, как и курсов противодействия ей. При этом преследование в офлайне — это часто травля, перешедшая из онлайн-пространства.

Кто больше склонен к массовой травле

В опросе «Левада-центра» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) мужчины несколько чаще признавали, что могут присоединиться к массовому порицанию в интернете (28 процентов), чем женщины (21 процент). Чаще других в готовности признавались респонденты в возрасте от 45 до 64 лет (30 процентов) и люди с образованием ниже среднего (32 процента). А также те, кто «очень внимательно» следит за ситуацией вокруг Украины (32 процента) и поддерживает действия там российских военных (27 процентов).

Реже в готовности участвовать в интернет-преследовании признавались респонденты в возрасте до 35 лет (19 процентов) и, соответственно, те, кто вообще не следит за ситуацией в Украине (14 процентов) и поддерживает действия там российских военных (17 процентов).

При этом о неготовности участвовать в интернет-преследовании сообщили 70 процентов опрошенных (из них точно не смогут — 47 процентов). Здесь немного больше женщин (72 процентов), людей с высшим образованием (72 процентов) и молодежи 18−24 года (77 процентов).

Иллюстрация ЮНИСЕФ к докладу о травле в интернете

Иллюстрация ЮНИСЕФ к докладу о травле в интернете

Зависит от позиции: преследователь или жертва

«Меня эти данные порадовали — не так много людей готовы на это», — говорит «Спектру» руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра» Наталия Зоркая. Расхождение между мужчинами и женщинами, сообщавшими о готовности, небольшое, но в целом женщины более чувствительны к теме насильственного преследования, и они сердобольнее, рассуждает социолог о возможных причинах такого зазора.

«Я думаю, что [в реальности] в травле могут участвовать больше россиян», — считает директор «Левада-Центра» Денис Волков. «Одно дело, как люди говорят, другое — как себя ведут, — соглашается Наталия Зоркая. — Когда аргументов нет поспорить, в ход идет что угодно». Примеров этому немало (в частности, споры в соцсетях между уехавшими и оставшимися в России). Насилие сейчас разлито в российском обществе, отмечает социолог, и ресурс сопротивления этому — небольшой: когда подключается к травле толпа — себя трудно сдерживать.

Особенно, если (как указано в этом вопросе) преследователи сочтут, что человек интернет-преследование заслужил. И это важный момент, замечает Денис Волков: квалифицируют действия в интернете как буллинг и травлю те, кого преследуют; а те, кто это делает, могут считать, что они-то молодцы, бьются за правду, за правое дело, наказывают «нежелательных элементов». На это косвенно указывает и идеологическая заряженность части респондентов в отношении Украины.

Важно и то, что далеко не все россияне отдают себе отчет, как это преследование происходит — нет личного опыта со стороны жертвы или нападавшего. При этом в вопросе об интернет-преследовании речь идет даже не о пользователях интернета, а об активных пользователях соцсетей, замечает Волков. То есть, половина россиян (люди в возрасте, не пользующиеся соцсетями) отвечала на этот вопрос, скорее, из общих представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо. Возможно, поэтому абсолютное большинство опрошенных все же сказали, что это для них недопустимо — не важно, в интернете или нет.

Преследование в интернете — это проблема

Из этого же опроса следует, что две трети россиян скорее согласны с тем, что преследование в интернете является серьезной проблемой в России (65 процентов). Несколько чаще так считают женщины (67 процентов), чем мужчины (61 процент), а также респонденты молодого и среднего возраста (от 25 до 54 лет).

Опять же, поскольку у многих респондентов не было личного опыта интернет-преследования, то и ответ, возможно, дается из общих представлений, составленных на основе главным образом освещением этой темы в СМИ или рассказов родственников и знакомых. Примечательно, что самые молодые респонденты (возможно, как раз из своего опыта), как и пожилые (возможно, в силу возраста), несколько реже считали эту проблемой важной (60 и 62 процента соответственно).


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


Тут обычных разделений на мужчин и женщин или по возрасту недостаточно, предполагает Денис Волков. Скорее стоит вести речь об уязвимых группах. Это могут быть представители, например, ЛГБТ+. Но людей, сталкивавшихся с разными видами травли в интернете, можно искать в целом в различных социально уязвимых группах. Тем не менее, указавших на серьезность проблемы интернет-травли — две трети россиян, что может свидетельствовать о том, что ответ строился в целом на неприемлемости какой-либо травли исходя из личного опыта или опыта друзей или близких.