Недооцененный. Как живется в Кыргызстане российским эмигрантам, оказавшимся там из-за дешевых билетов, но решившим задержаться Спектр
Среда, 17 августа 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Недооцененный. Как живется в Кыргызстане российским эмигрантам, оказавшимся там из-за дешевых билетов, но решившим задержаться

Барахолка около Ошского рынка, Бишкек. Фото Константин Саломатин для Spektr.press Барахолка около Ошского рынка, Бишкек. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

Спустя три месяца после начала войны Кыргызстан все еще остается в стороне от основных потоков эмиграции из России. Люди едут в Грузию, Армению, Турцию, даже Узбекистан. В Бишкек же приехали, по некоторым оценкам, всего две-три тысячи человек — в основном потому, что в момент наибольшей истерики, когда улететь в Ереван можно было за сто тысяч рублей или дороже, в Бишкек все еще были дешевые билеты.

Мы сидим на берегу озера Иссык-Куль в беседке-баре старого советского пансионата на вечеринке айтишников pLove party, играет музыка, танцуют молодые люди, на кухне раздают плов, в баре наливают коктейли. Пансионат — огромная территория в несколько десятков гектаров прямо на берегу озера, с уютными трехэтажными корпусами в стиле советского бетонного брутализма. Организатор вечеринки — Данияр Аманалиев, лет 35, среднего роста, модно одетый. Он сооснователь и руководитель компании Ololohouse.

Данияр Аманалиев, один из основателей сети коворкингов Ololo. Фото Константин Саломатин для Spektr.press

Данияр Аманалиев, один из основателей сети коворкингов Ololo. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

Ололо — экосистема для цифровых кочевников. Это креативные хабы, коворкинги, бизнес-акселератор, хостел, коливинг и два пансионата на Иссык-куле. Сейчас во всем этом проживает около тысячи человек, большинство из которых айтишники. По словам Данияра, к ним приехало в 15−20 раз меньше эмигрантов, чем в Грузию или Армению. При этом Данияр считает, что Кыргызстан намного более удобная страна для релокации, чем Закавказье.

Бишкек, внутри одного из коворкингов Ololo. Фото Константин Саломатин для Spektr.press

Бишкек, внутри одного из коворкингов Ololo. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

«Имидж Кыргызстана связан с мигрантами-гастарбайтерами, которые подметают улицы, водят такси и работают на стройке. У людей в Москве ощущение, что, если даже такие люди не могут найти работу в Кыргызстане, что это за страна такая? На самом деле здесь очень большое расслоение, и есть люди, которые работают мозгами на иностранные компании, и им очень хорошо. И есть люди, которые не вошли в эту новую экономику, и им сложно, потому что руками здесь работать невыгодно. Я всем россиянам, с которыми тут разговариваю, задаю вопрос: „почему вы приехали сюда?“ И в 90% случаев они говорят: „просто билеты были самые дешевые“. И это, конечно очень большая удача для них. Потому что сюда пока что приехали достаточно мало людей, цены здесь не выросли, отношение к русским традиционно хорошее. И язык делового общения — русский. Если вы заключаете договор в Армении или Грузии, он на армянском или грузинском, его еще прочитать надо. А здесь законы на русском, мы общаемся в основном на русском».

Бишкек, центр города, бульвар Эркиндык. Фестиваль

Бишкек, центр города, бульвар Эркиндык. Фестиваль «Музыкальный Эркиндык». По словам организатора, он изначально отказывался подавать заявку на фестиваль в мэрию города — это мой город, мы свободные люди и почему нельзя музыкантам собраться и поиграть? Сначала многие боялись выступать на таких условиях, соглашались единицы, но видя что власти столицы не мешают проводить фестиваль, участники стали смелее, и теперь на каждый фестиваль собирается множество музыкантов. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

Из России приехали социологи, урбанисты, дизайнеры, преподаватели, есть даже футуролог. Данияр ставит себе целью привлечь 10 000 айтишников и других специалистов, эти планы он озвучивает в правительстве. Он не ожидает, что волна миграции закончилась. К сожалению, скоро будут все новые и новые поводы для релокации.

Не все приехали сюда работать. Некоторые активисты, журналисты, профсоюзные деятели и политики выбрали Кыргызстан как временное убежище. Например Михаил Кондрюков, сибирский журналист и активист.

Бишкек. Выставка ILGERI JAZ. «Post-Soviet flag» казахстанки Анастасии Айгузиной,  с флагами стран СНГ с надписью «Not Russia». От бдительного посетителя этой выставки поступило заявление в прокуратуру - как раз из-за этой работы.

Бишкек. Выставка ILGERI JAZ. «Post-Soviet flag» казахстанки Анастасии Айгузиной, с флагами стран СНГ с надписью «Not Russia». От бдительного посетителя этой выставки поступило заявление в прокуратуру — как раз из-за этой работы. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

«У меня страха не было когда я уезжал. Я уже привык. Я уже живу по принципу… У нас обыски проходят всегда в 6 утра. Твой день начинается в 5.30. Ты встаешь, бреешься, готовишься, слышишь первые лифты. У меня было два балкона — один в квартире, другой на лестничной клетке. Выходишь на балкон, куришь… Я же знаю все соседские машины. И если в шесть утра чужих машин нет, то все — день сегодня пошел по плану. И к этому привыкаешь — ты готов сесть, очутиться в суде и полиции. Ты заранее думаешь, что если заберут компьютер, на чем будут делать уроки твои дети. Поэтому есть запасной компьютер, который стоит не у тебя. Поэтому страха не было…»

Михаил с коллегой Виктором Сорокиным пытались выехать из Новосибирска куда-то в Европу, чтобы продолжить заниматься журналистикой. Не получилось, потому что отношение к русским изменилось во всем мире. Потом им подвернулся шанс выехать в Кыргызстан, чем они и воспользовались.

Бишкек - космополитичный город, в центре полно иностранцев, особенно много молодых людей из Индии и Пакистана, большинство из которых студенты-медики. Фото Константин Саломатин для Spektr.press

Бишкек — космополитичный город, в центре полно иностранцев, особенно много молодых людей из Индии и Пакистана, большинство из которых студенты-медики. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

Кондрюков и Сорокин — независимые оппозиционные журналисты, создали общественный Фонд «Мы против коррупции», организовывали и проводили митинги в Новосибирске, занимались правозащитной деятельностью и расследованием коррупционных преступлений, делали видеосюжеты на канале youtube «Воин света». Сейчас деятельность всех этих организаций прекращена из-за обвинений в экстремизме, 11 декабря 2021 дома у Виктора был проведен обыск и изъято всё оборудование и телефоны.

В Бишкеке Виктор и Михаил временно, они пытаются получить визу или политическое убежище в ЕС.

Владислав — молодой парень лет 27 хипстерской внешности, с закрученными усами и аккуратной бородкой из барбершопа. Одет в черную футболку «Trump for President 2016. Make Amerika great again!» со значком «Навальный 20!8».

Владислав — слесарь, работал в фирменном автосалоне в Питере. У него было хобби — он занимался гражданским и профсоюзным активизмом, защищал права рабочих, устраивал акции, митинги, политические мероприятия, в качестве волонтера-наблюдателя принимал участие в выборах.

Бишкек, обменники валюты в центре города. Можно приехать с рублями, долларами и евро и легко их обменять на местную валюту - сомы. Иногда впрочем с обменом в обратную сторону бывают сложности - на местном форуме периодически пишут об отсутствии долларов и евро в обменниках, но это случается не часто. Фото Константин Саломатин для Spektr.press

Бишкек, обменники валюты в центре города. Можно приехать с рублями, долларами и евро и легко их обменять на местную валюту — сомы. Иногда впрочем с обменом в обратную сторону бывают сложности — на местном форуме периодически пишут об отсутствии долларов и евро в обменниках, но это случается не часто. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

Все изменилось после последних выборов осенью 2021. «Стало понятно, что институт голосования и выборов абсолютно не работает больше в России. Я имею в виду выборы в Госдуму, умное голосование, где мы ничего не добились. Все наблюдатели, которых удалось мобилизовать, оказались ужасно деморализованы, потому что они видели, что в том, что они делали, нет никакого смысла. Я был членом ТИК, и мне не давали никаких документов, книг надомного голосования, мы писали кучу жалоб, которые в итоге не помогли. Дальше мы тихонечко сели, поплакали и успокоились — жизнь продолжается».

Бишкек, внутри одного из коворкингов Ololo. Фото Константин Саломатин для Spektr.press

Бишкек, внутри одного из коворкингов Ololo. Фото Константин Саломатин для Spektr. press

После начала войны в Украине Владислав выходил на антивоенные акции, разносил листовки, во время одной такой акции его и задержали. Его отпустили в тот же вечер. Но Влад понял, что пора уезжать, когда через несколько дней с листовками и наклейками задержали его товарища. Его допрашивали всю ночь в ФСБ.

«Стало понятно что в ближайшие дни могут прийти и ко мне, и надо что то делать. Я проходил границу ночью, и никаких вопросов ко мне не возникло. Я сказал, что лечу на стажировку. В момент, когда я был в самолете, начали звонить активно, искать меня. И на следующий день пришли ко мне домой, им никто не открыл. Но с учетом того, что с ордером на обыск так и не пришли, я полагаю, что ничего серьезного не было. Им просто было интересно.»

В Бишкеке Влад не рассчитывает продержаться долго — даже опытный слесарь ремонтом автомобилей тут не заработает. Он хочет получить визу или убежище в одной из стран ЕС и уехать.

Евгений Дмитриев программист в одной из московских фирм, уехал сюда переждать и может быть вернется, «если все рассосется». Поэтому он не нарушает российские законы даже по мелочам — пользуется российской картой мир, валютных счетов и карт не открывает.

Евгений Дмитриев, программист (короткое интервью). Константин Саломатин для Spektr.press

Евгений Дмитриев, программист. Кыргызстан, на берегу озера Иссык-Куль, пансионат Ololo-akjol. Константин Саломатин для Spektr. press

Рабочий день у него из-за разницы во времени с Москвой летом начинается в 14:00 и заканчивается в 23:00. И он очень рад тому, что в городе куча круглосуточных кафе и столовых, где в 4 ночи можно съесть, например, яичницу за 60 рублей на наши деньги. Спокойная работа и куча свободного времени располагают к философии и поискам. Бульвар, на который выходит его улица, называется сейчас Иркиндык, что означает свобода. При СССР эта улица носила название Дзержинского. Такая вот десоветизация — не просто свалить памятник, но и место застолбить, чтобы он туда не вернулся.

По его мнению здесь много классных вещей, явно недооцененных местными. В России, по его мнению, мало столь удобных для пешеходов городов. В Бишкеке тебе не надо по пять минут стоять на светофоре и нет необходимости обходить за пять километров улицу к какому-нибудь переходу, идти под или над землей.