Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 30 ноября 2020
  • $76.36
  • €91.12
  • 47.67

Индекс карнавальных масок. До выборов президента США осталось 2 недели

В сравнении с предыдущими, нынешняя неделя президентской гонки оказалась небогатой событиями. И это, конечно, плохие новости для Дональда Трампа: он отстает, и его единственная надежда — что что-то перевернет ход гонки. Тем более, что в среду прошли последние — третьи — его дебаты с Хиллари Клинтон. Это был его, возможно, последний шанс зацепиться за победу.

Несколькими днями раньше его соратники начали делать тайные намеки: мол, Трамп нашел мощную линию атаки на Клинтон, какой-то существенный компромат против экс-госсекретаря. Правда, на самих дебатах и за пять дней после Трамп так ничего и не показал. Похоже, что так проявляется ощущение безнадеги внутри его штаба: неделей раньше представители миллиардера намекали на скорую публикацию мощнейшего инсайда, который ударит по тем женщинам, которые ранее выдвинули против кандидата громкие обвинения в домогательствах. И тоже — ничего.

Как мы и предполагали за день до дебатов, главной их сенсацией стал ответ Трампа на вопрос о признании итогов выборов: «Я отвечу [признаю ли поражение], когда придет время. А пока подержу вас в напряжении, хорошо?» А днем позже на митинге и вовсе под рев толпы заявил: «Результаты выборов я обязательно признаю… Если выиграю!"В целом, Хиллари Клинтон в третий раз подряд выиграла дебаты с помощью одной и той же тактики: спокойно реагировать на атаки Трампа, подначивая его при случае и потихоньку выводя его из себя, доведя к концу полутора часов до состояния кипения. К успеху она пришла в самом конце эфира:

— Я обещаю поднять налоги для богатых. Мои отчисления тоже вырастут, и отчисления Дональда. Если он, конечно, не найдет способ снова увернуться от платежей!

— Какая гадкая женщина!

Отрыв Клинтон стабилизировался: в целом по стране он составляет около 6% голосов, а ее запас в ключевых штатах колеблется в районе 3−4%.

В южных штатах, с их ностальгией по временам сегрегации — скажем, Алабаме и Южной Каролине — Трамп ведет достаточно уверенно. Зато другая часть традиционно республиканских штатов — тех, где во главе угла стоит религия семейные ценности — превратилась в главное поле битвы. Например, в Техасе преимущество Трампа сократилось до трех процентов — небывалый провал для республиканца в штате Одинокой звезды.

Сильнее всего интрига закрутилась в Юте, которая всегда считалась бастионом республиканцев: например, 4 года назад Ромни победил там с отрывом в 50%. Но Трамп настолько непохож на обычных консервативных кандидатов, что рискует проиграть и в мормонском штате, где те самые семейные ценности вдвойне в почете.

Еще летом в президенты в качестве независимого кандидата выдвинулся Эван МакМаллин, немного нелепый мужчина, в статье о котором на Википедии даже нету приличного качества фотографии. Его узнаваемость действительно близка к нулю, а из-за позднего старта он сумел квалифицироваться на попадание в бюллетень лишь в 11 штатах. Шел он с традиционной консервативной платформой, такой же, как у кандидатов, проигравших Трампу праймериз: запрет абортов, защита ношение оружия, снижение налогов, расширение международных торговых соглашений. Но зато МакМаллин с самого начала делал ставку на Юту фокусируя там свои ресурсы, а у него счет идет буквально на десятки тысяч долларов —смешные деньги по меркам основных кандидатов и даже либертарианца Гэри Джонсона, еще одного кандидата в президенты США. Ему МакМаллин и проигрывал, будучи четвертым с рейтингом в районе 10 процентов.

А потом случился скандал вокруг обвинений в домогательствах, выдвинутых против Трампа, религиозные жители штата от Трампа отвернулись и рейтинг консерватора удвоился, а потом утроился — теперь у него 30% и он идет в этом штате вровень с республиканцем и чуть опережает Клинтон.

Теперь у консерватора есть шанс стать первым с 1968 года «третьим» кандидатом, выигравшим какой-либо штат и, следовательно, голоса выборщиков. Тогда, 48 лет назад, таким кандидатом стал сторонник отжившей свое идеологии — сегрегационист Джордж Уоллес, победивший в пяти южных штатах.

Потенциальное поражение в Юте может сделать катастрофическим и так все более вероятный разгром Трампа — поэтому ему пришлось пойти на беспрецедентный шаг и за 2 недели до голосования оторвать своего напарника, кандидата в вице-президенты Майка Пенса, от митингов в ключевых штатах и отправить в Солт-Лейк-Сити.

Но в битву за Юту вязалась и Клинтон, открыв там в отделении штаба пять дополнительных штатных мест. Впрочем, за новые территории она борется как будто с некоторой ленцой. Ее штаб уже опубликовал планы на последние дни: концерты Кэти Перри, Джона Бон Джови и Jay-Z в Пенсильвании, Флориде и Огайо соответственно, обычных «качающихся» штатах. Более того, Клинтон попросила помощников освободить в ее графике время для просмотра семи игр бейсбольной команды из ее родного Чикаго: Cubs не могут выиграть лигу 108 лет (!), а сейчас вышли в финал впервые с 1945 года.

Любовь Клинтон к бейсболу — довольно характерная история, во многом показывающая и причины нелюбви многих избирателей к экс-госсекретарю. На Cubs ее в детстве водил отец, но в 1999, принимая в Белом доме в качестве первой леди игроков New York Yankees, Клинтон показалась в бейсболке с логотипом гостей. Случилось это ровно в момент начала кампании за избрание Хиллари в сенат от Нью-Йорка. Через несколько лет Клинтон объяснила перемену так: «Я болею за Cubs. Еще в детстве я поняла, что это религия. Но я не смогла быть привязанной лишь к вечно проигрывающей команде. И стала заодно болеть за Yankees.» Забавно, что яростнее всего Клинтон тогда критиковал экс-мэр Нью-Йорка и нынешнее лицо кампании Трампа Руди Джулиани, сам прошедший таким же путем. В 2007 же году он выдвинулся в президенты и заявил, что болеет за злейших врагов Yankees, бостонских Red Sox — популярных в решающем исход праймериз штате Нью-Гэмпшир.

Впрочем, сторонники Трампа объявили опросы жульничеством и нашли новый повод для надежды. Скоро Хэллоуин, и с 1980 года выборы всегда выигрывал тот кандидат, карнавальные маски с лицом которого пользовались большей популярностью. В этом году хэллоуинские маски с лицом Трампа популярнее то ли на 10, то ли на 30 процентов.

ТЕКСТ: Евгений Фельдман

Москва — Нью-Йорк —Даллас