"Икона икон". Историк Андрей Зубов о том, почему Путин не может рассчитывать на милость Божию Спектр
Четверг, 18 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Икона икон». Историк Андрей Зубов о том, почему Путин не может рассчитывать на милость Божию

Икона «Святая Троица» работы Андрея Рублева на временной экспозиции в Троице-Сергиевой лавре в Сергиевом Посаде. Фото Maxim Shemetov/Reuters/Scanpix/LETA Икона «Святая Троица» работы Андрея Рублева на временной экспозиции в Троице-Сергиевой лавре в Сергиевом Посаде. Фото Maxim Shemetov/Reuters/Scanpix/LETA

4 июня на праздник Святой Троицы верующие в России смогут поклониться одноименной иконе Андрея Рублева в кафедральном соборе храма Христа Спасителя. Её перенесут туда из Третьяковской галереи, но уже безвозвратно. Затем икона отправится в Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры, где провела в общей сложности около 500 лет. Президент Путин издал указ о передаче шедевра древнерусской живописи РПЦ Московского патриархата.

В июле 2022 года «Троицу» уже вывозили из музея в Троиц. Это привело к появлению десятков повреждений, на которыми пришлось трудиться реставраторам. Аналогичная история имела место в 2007 году, когда «Троица» экспонировалась в Москве на выставке «Европа-Россия-Европа».

Сейчас эксперты даже государственных учреждений открыто говорят, что решение президента приведет к утрате одного из самых уникальных памятников русской культуры средневековья. Заведующий сектором древнерусского искусства Государственного института искусствоведения Лев Лифшиц уверен, что икона погибнет, а паломникам и туристам будут показывать муляж. Недавно назначенная директор Пушкинского музея Елизавета Лихачева тоже не побоялась признать, что «главный русский вклад в христианскую иконографию» оказался под угрозой исчезновения.

В 1993 году президент Борис Ельцин уже высказывал идею возвращения «Троицы» православной Церкви, однако из-за многочисленных протестов искусствоведов, историков, деятелей культуры икона осталась в музее. Теперь преемник Ельцина инициировал процесс возвращения бывшего церковного имущества в лоно РПЦ. Еще до решения по «Троице» стало известно, что государственный Эрмитаж передаст на 49 лет в Троицкий собор Александро-Невской лавры в Санкт- Петербурге раку с мощами святого благоверного князя Александра Невского.

Профессор Андрей Зубов на месте гибели Бориса Немцова. Фото ТАСС / Scanpix / Leta

Доктор исторических наук, востоковед, религиовед, философ Андрей Зубов в разговоре со «Спектром» выразил уверенность, что решение Путина как суеверного человека вызвано желанием «схватиться за соломинку» в ситуации, когда дела на фронте идут очень плохо. Руководство РПЦ Московского патриархата, в свою очередь, радуясь «царской милости», становится соучастником преступления — уничтожения «иконы икон».

- Есть ли сегодня сопоставимые памятники средневековой русской живописи?

- В России мы можем говорить об иконах того же Андрея Рублева. Известно несколько его великолепных работ. Это, в частности, так называемый «Звенигородский чин». Три иконы с изображением Христа, апостола Павла и архангела Михаила. Наконец, учитель Рублева — греческий иконописец Феофан Грек — оставил иконы очень высокого уровня, но «Троица» — эмблематична. Она считается «иконой икон». Не потому, что она имеет какое-то особое чудотворное значение. Она никогда не почиталась как чудотворная. Вообще чудотворными традиционной считались богородичные иконы. 

«Троица» — это шедевр, который не знали. Была икона, которую якобы написала Рублев, которую много раз записывали. Она находилась в местном чине иконостаса Троицкого собора Сергиевой лавры. В 1904 — 05 гг. ее очень умело очистили, сняли все поздние слои и темную олифу. Это было потрясение! Все русское общество, весь культурный мир России, ценители древнерусской живописи, были поражены.

Икона Андрея Рублева в соборе Троице-Сергиевой лавры. Скриншот видео vk.com/pressa_sp

Икона Андрея Рублева в соборе Троице-Сергиевой лавры. Скриншот видео vk.com/pressa_sp

Потом икона какое-то время находилась в монастыре. Конечно, не хотело руководство монастыря её отдавать, но в 1929 году, когда монастырь был закрыт, она перекочевала в Третьяковскую галерею. Это было правильное решение, поскольку иначе спасти этот шедевр было бы просто невозможно. Она написана в начале XV века. Приводятся разные даты, но не позднее 1410 года. То, что сейчас её просто отправили в монастырь, — это, безусловно, убийство иконы. Её направили на скорую гибель. 

- На ваш взгляд, в РПЦ понимают, что за её сохранностью необходим глаз да глаз? Или желание увидеть очереди паломников превышает опасения стать губителями творения Андрея Рублева?

- Не думаю, что здесь церковь особо заботится о паломниках и даже о деньгах. Мне кажется, что не в этом дело. Это чисто бюрократическое самоутверждение. «Сам Путин дал церкви эту икону, давайте за него все молиться». Это акт особой «царской милости». 

Понимают или не понимают, что за «Троицей» нужно следить? Не знаю. Мне трудно сказать, насколько глубоко культурны эти люди. Сколь я догадываюсь, немножко зная кое-кого из членов Синода, в общем, они достаточно образованные люди и должны это знать. Понимаете, они, как говорится, учились. Почему они при этом радуются, мне непонятно. Мне кажется, что это сопричастность реальному преступлению — уничтожению высочайших национальных ценностей.

- На ваш взгляд, можно ли верить в искренность слов патриарха о том, что он первоначально просил перевезти икону из Третьяковской галереи в кафедральный соборный храм Христа Спасителя на две недели, на праздник Троицы?

- Думаю, что можно. Сейчас такая сумятица в русском государстве, что я не исключаю такого факта, что действительно патриарх попросил дать на две недели, а Путин говорит: отдаю тебе насовсем, только молитесь по всем городам и весям за победу русского оружия. Я думаю, что положение на фронте сейчас очень плохое. Причем мы с вами, да и большинство западных специалистов даже не понимают этого. 

Именно Путин, который знает состояние тыла, количество и качество российского оружия, состояние войск, оставшиеся отношения с потенциальными союзниками типа Китая понимает, что положение отчаянное. Именно поэтому он, видимо, совершил этот шаг. «Хоть насовсем берите, только молитесь». Конечно, это полное безобразие и главное, абсолютно бессмысленная вещь, потому что молитва за такую «подачку» не будет эффективна. Молитва эффективна, когда она о добре. Призыв победить страну, на которую ты сам напал, никогда Бог не услышит, хоть ты золотые горы вокруг насыпь.

Иллюстрация Алиса Кананен/SpektrPress

- На ваш взгляд, это не поступок глубоко верующего руководителя государства, а шаг человека, который цепляется за соломинку?

- Абсолютно. Большинство людей сейчас во всем мире, и в России в том числе, в обыденной жизни абсолютно равнодушны к Богу, но в то же время они и магисты. Когда, например, пришла тяжелая неисцелимая болезнь, и надежды на обычные действия нет, человек цепляется за соломинку. Еще вчера он не заглядывал в храм, а сейчас начинает и дома молиться, и в церковь ходить. У меня много таких примеров перед глазами из людей моего поколения, моих друзей. Кстати, я не исключаю, что это тоже может быть причиной передачи «Троицы» церкви — болезнь Путина. Такое тоже возможно теоретически. 

- Не только «Троицу» передали РПЦ. Патриарх приветствовал решение о возвращении раки святого благоверного князя Александра Невского из Эрмитажа в Троицкий собор Александро-Невской лавры в Петербурге. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что «сегодня сакральное значение памятника важнее его художественной ценности». Как Вы это прокомментируете?

- Начну с того, что сама по себе передача раки совершенно не равна передаче иконы Пресвятой Троицы. В общем-то с серебряной ракой эпохи Елизаветы Петровны ничего в церкви не сделается. Даже мощи преподобного Сергия Радонежского лежат в том же Троицком соборе, то есть в Сергиевой лавре в серебряной раке, которую подарил Александр I, на 70 лет позже Елизаветы Петровны. И ничего, с этой ракой не случилось, просто ее надо вовремя протирать, чистить и так далее. 

Военнослужащие морской пехоты прибыли на Рождественскую литургию в Александро-Невский храм после крестного хода в Балтийске. Фото Vitaly Nevar / TASS / Scanpix / Leta

Военнослужащие морской пехоты прибыли на Рождественскую литургию в Александро-Невский храм после крестного хода в Балтийске. Фото Vitaly Nevar / TASS / Scanpix / Leta

Я думаю, что это правильное действие само по себе, потому что конфискация этой раки, в некотором роде, акт глумления над церковью, бессмысленный с музейной точки зрения. Просто богатство церкви присвоило государство. Вернуть эту раку можно, но то, что сказал при этом Михаил Борисович, это, конечно, возмутительная вещь, потому что нельзя сопоставлять священное, сакральное значение и художественное. Эти вещи существуют параллельно. 

Где бы ни находилась самая почитаемая святыня русской церкви — Владимирская икона Божьей Матери (сейчас она хранится в Третьяковской галерее), она не становится меньшей святыней. Нет. Её раз в год даже приносят в храм, который является частью Третьяковской галереи, и там обеспечивая все музейные ограничения, выставляют для молитвенного поклонения, для совершения молебна перед ней. Это нормально, это хорошо. Загубить икону — это не значит священное значение поставить на первое место, а художественное — на второе. Это значит просто загубить икону! Это дикость и варварское кощунство.

- Каких еще культурных объектов может коснуться подобное варварство? Что еще может Владимир Путин вернуть РПЦ?

- Сама по себе идея возвращения собственности, которую награбили большевики, законным владельцам, кто бы они не были — церковь или крестьянин, у которого национализировали землю в 1917-м году, или какой-то богатый человек, у которого отняли дом тогда же, неплоха. 

В Санкт-Петербурге в 2012 году нашли их клад в особняке Трубецких-Нарышкиных. Великолепное собрание серебра, которое в тайной комнате, замурованное в пыли, лежало с 1917 года. Совершенно ясно, что это их собственность. Их наследникам: внукам, правнукам, которые живы надо было все это вернуть, но не вернули ни дома, ни даже серебряные посуды. Часть передали в Константиновский дворец, то есть для услужения лично Путина. В этом случае поступили по-советски. 

В отношении церкви поступают иначе. Её собственность возвращают. Почему? Только потому, что Путин — суеверный человек. Он надеется так ублажить Бога, но так он Его не ублажит. Ублажить Создателя можно только чистой совестью. Очисти свою совесть, измени свой ум, и тогда Бог начнет относиться к тебе иначе. А если ты сделал себя черным от грехов, никакие иконы, даже самые чудотворные, никакие молитвы, даже всего человечества, ничего не изменят. В нынешнем виде агрессора, тирана, убийцы- прямого или косвенного — многих людей Путин, разумеется, на милость Божию рассчитывать не может ни при каких чудотворных иконах. Единственный путь для него к Богу — изменение ума, глубокое раскаяние в том, что он наделал злого за свою жизнь, и, особенно, за последние годы своего правления.