Спрятать и эвакуировать. Как Украина теряет и спасает от войны и России свое культурное наследие Спектр
Понедельник, 30 января 2023
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Спрятать и эвакуировать. Как Украина теряет и спасает от войны и России свое культурное наследие

Памятник княгине Ольге на Михайловской площади в Киеве. Фото Philip Reynaers/ZUMA Press/Scanpix/Leta Памятник княгине Ольге на Михайловской площади в Киеве. Фото Philip Reynaers/ZUMA Press/Scanpix/Leta

Отступая из Херсона, российские войска, по свидетельствам очевидцев, забрали не только свое — оружие, военную технику; но и чужое — памятники, картины, предметы искусства. И это не только в Херсоне. Оккупационные власти сообщали, в частности, о вывозе из расположенной рядом Каховки всего исторического музея — в Крым для, как утверждается, «сохранения целостности» исторического и культурного наследия. Оно, уточняли отступающие, в опасности, потому что ВСУ ведет «массовые обстрелы». 

Звучит весьма цинично, ведь это после вторжения России разрушаются многочисленные объекты украинской культуры. Министерство культуры и информационной политики Украины в конце ноября сообщило, что задокументировало  с начала войны более 800 эпизодов преступлений россиян против украинского культурного наследия. В результате обстрелов российских сил, уточняло ведомство месяцем ранее, были разрушены и повреждены 171 объект со статусом памятника, 146 объектов ценной исторической застройки, 44 музея в 15 регионах Украины. Больше пострадали Донецкая, Харьковская и Киевская области.

В Украине с первых дней вторжения Россия ведет «культурную войну», заявил архитектор Николай Вихарев на прошедшей в Киеве 26 октября под патронатом ЮНЕСКО международной конференции «Культурное наследие в условиях войны». «И стало понятно, что если мы потеряем наше культурное достояние, наши памятники, это также будет серьезный удар врага по нам», — сказал Вихарев. Участники конференции со многих городов и сел делились опытом, как они спасали культурные объекты при поддержке украинских и западных коллег. Сейчас они работают над реставрацией и консервацией разрушенных памятников культуры. А разрушалось все примерно так.

Остался один фасад

Город-герой Ирпень — один из населенных пунктов в Киевской области, которые сдержали наступление российских войск и не пустили их в украинскую столицу. Украшение города — ирпенский Дом культуры. До войны в нем работали театральный, музыкальный и танцевальный кружки. Сюда многие годы приезжали выступать множество артистов разных жанров. В 2022 году этому зданию могло бы исполниться 70 лет. 

Дом культуры в Ирпене до обстрелов. Фото Павел Вислогузов для SpektrPress

Дом культуры в Ирпене до обстрелов. Фото Павел Вислогузов для Spektr. Press

 

«14 марта был первый «прилет», это были два минометных снаряда, — рассказывает «Спектру»  звукорежиссер ирпенского Дома культуры Павел Вислогузов. — Эти первые попадания не сильно повредили здание. А вот 17 марта, в роковой день для Дома культуры, начались уже мощные ракетные обстрелы… Один из снарядов попал в зрительный зал, взрыв оказался настолько сильным, что внутри было все уничтожено». В марте российские войска, по словам звукорежиссера, уничтожили здание: выстоял только фасад. 

Павлу — 30 лет. В Доме культуры он работает с 2015 года. Приехал в Ирпень из Стаханова в Луганской области, который уже 8 лет был под «ЛНР». В первые дни войны Павел был в Киеве. Сотрудники его Дома культуры последний раз вышли на работу 26 февраля, когда в городе уже действовали российские диверсанты.  «В марте уже пропали свет, связь… город частично был в оккупации, — рассказывает Павел. — 19 марта моя знакомая прислала мне в Facebook фотографию полуразрушенного Дома культуры… Честно, я не могу сказать, что после увиденного в моей душе произошла какая-то трагедия. Мне просто жалко тот колоссальный труд, который мы все выкладывали на поддержание Дома культуры; радовало, что все наши сотрудники живы».

Дом культуры в Ирпене после обстрелов. Фото Павел Вислогузов для SpektrPress

Дом культуры в Ирпене после обстрелов. Выступает литовский пианист Дариус Мажинтас. Фото Павел Вислогузов для Spektr. Press

Сейчас Дом культуры разрушен на две трети. Его реконструкция, по словам Павла, оценивается в сотни миллионов гривен. В ирпенском бюджете таких денег на культуру нет. Местные власти имеют средства только на восстановление основных потребностей города.  «Сейчас на бумаге существует четыре проекта реконструкции Дома культуры. В каждом из них одна деталь остается неизменной — это фасад. Именно он уцелел после обстрелов и будет сохранен», — поясняет Павел. 

Он и большинство его коллег смогли вернуться на работу только в июне, когда саперы обезвредили мины после российских войск. Однако в военное время специфика работы звукорежиссера изменилась. «К сожалению, это уже не фестивали, не концерты, не спектакли в Доме культуры… Работаю на вечерах памяти, открытиях памятников, панихидах на кладбищах… Настроение поменялось», — говорит Павел. По его словам, у него на работе был особый ежегодный церемониал, который он никому не доверял и который мечтает повторить после восстановления Дома культуры — нарядить живую елку. 

Кстати, полуразрушенные стены здания привлекают многих музыкантов с мировым именем. Например, эти стены стали фоном в клипе на песню популярного британского певца Эда Ширана в сотрудничестве с украинской группой «Антитела». Также возле Дома культуры под открытым небом выступал выдающийся литовский пианист Дариус Мажинтас. А украинская группа Kalush Orchestra, уточняет звукорежиссер, снимала в том числе тут клип на песню Stefania, с которой победили в финале «Евровидения-2022».

Сгорел как спичка

В год трехсотлетия со дня рождения украинского философа Григория Сковороды литературно-мемориальный музей в его честь был обстрелян, как сообщили украинские власти, российскими войсками. В ночь на 7 мая 2022 года в музей в селе Сковородиновка Харьковской области прилетел российский снаряд, что подтвердили российские военные.  Министерство обороны РФ отчиталось об авиаударе по Сковородиновке, назвав ее «Сковородниково» и заявив, что там был военный пункт управления.

Фото SpektrPress

Литературно-мемориальный музей украинского философа Григория Сковороды после обстрелов. Фото Галина Головко для Spektr. Press

По словам директора музея Натальи Мицай, россияне обстреляли музей ракетой «Искандер», заправленной жидким топливом. Возник пожар. Спасатели долго тушили пламя. «Это было в 22:45… Я готовилась ко сну, прозвучал сильный удар, стены и двери задрожали в доме… Поняла, что где-то рядом «прилетело»… Через минуту дети забежали в дом и сказали, что горит музей. Я живу недалеко от него, метров 300, мы все побежали к музею… однако помещение сгорело, как спичка», — рассказала Мицай «Спектру».

До войны музей посещали тысячи людей. Он располагался в здании помещиков Ковалевских, построенном в XVIII веке. В экспозиции музея — произведения Сковороды, литература о нем, книги античных, средневековых и современных философов и поэтов, которые изучал Сковорода. В экспозиции также были личные вещи философа. Некоторые — сгорели. Однако самые ценные экспонаты удалось сохранить: сундук Григория Сковороды, его скрипка, часы. Руководство музея спрятало их после начала военных действий в регионе. 

Статуя украинского философа Григория Сковороды, стоящая в поврежденном Литературно-мемориальном музее Григория Сковороды после обстрела села Сковородиновка под Харьковом. Фото ERGEY KOZLOV/EPA/Scanpix/Leta

Статуя украинского философа Григория Сковороды, стоящая в поврежденном Литературно-мемориальном музее Григория Сковороды после обстрела села Сковородиновка под Харьковом. Фото ERGEY KOZLOV/EPA/Scanpix/Leta

Директор музея говорит, что несколько месяцев не могла прийти в себя. Обнадеживает ее то, что сгоревшее помещение музея можно восстановить. «Эксперты его исследовали, сейчас готовятся документы на противоаварийные консервационные работы. То есть сносить само здание никто не будет. Его можно восстановить и отреставрировать. Над проектом обновленного здания уже работают специалисты», — говорит Мицай. Правда, новые посетители увидят его не скоро. «Мы находимся в зоне риска — прифронтовой зоне… Никакие доноры и инвесторы не будут вкладывать деньги туда, где есть угроза повторного разрушения. И я тоже так считаю. Поэтому строительство начнется после окончания войны…», — объясняет директор музея. 

Литературно-мемориальный музей Г. Сковороды до обстрелов. Фото Наталья Мицай для SpektrPress

Литературно-мемориальный музей украинского философа Григория Сковороды после обстрелов. Фото Галина Головко для Spektr. Press

Недавно сбор средств на реставрацию музея в Сковородиновке объявило ЮНЕСКО. Также ведутся переговоры о помощи в восстановлении здания с Британией, Германией, Францией, Бельгией, Италией, Норвегией. Ожидается, что 7,5 млн гривен направит на восстановление музея «Укрпочта». Деньги планируют выручить от продажи  марки «Сад божественных песен. К 300-летию со дня рождения Григория Сковороды». Кроме того,  250 тысяч гривен на восстановление музея одним из первых перечислил солист группы «Океан Эльзы» Святослав Вакарчук. Деньги на восстановление музей жертвуют и простые украинцы.

Спасение картин

Во время наступления российских войск в поселке Иванков Киевской области сгорел историко-краеведческий музей, в котором хранились полотна всемирно известной украинской художницы Марии Примаченко. Она писала картины в жанре «наивного искусства». Ее талантом восхищались Пабло Пикассо и Марк Шагал, а сейчас каждое произведение Примаченко оценивается в десятки тысяч долларов. 

Фото SpektrPress

Историко-краеведческий музей в Иванкове до обстрелов. Фото Надежда Бирюк для Spektr. Press

25 февраля около 11:00 в Иванков прилетело 4 ракетных снаряда, рассказала «Спектру» руководительница отдела культуры, туризма, молодежи и спорта Иванковского сельского совета Надежда Бирюк. Один из них попал прямо в музей. «25 февраля в Иванкове уже шли бои, все гремело, летели отовсюду осколки, 40 вертолетов пролетали над нами, российские пулеметчики ездили по поселку, мы все время сидели в погребе, мобильная связь там была, конечно, плохая…», — вспоминает она. 

Надежде позвонила сотрудница музея, сообщила, что он в огне. «Пока добежали до него под обстрелами… Смотрим и понимаем, что снаряд попал в ту самую комнату, где раньше висели картины Примаченко, но они заранее были спрятаны в соседней комнате в кадубе (деревянный сосуд в виде большой бочки — прим. «Спектра») около окна и прикрыты вышиванками», — рассказывает она. 

Историко-краеведческий музей в Иванкове до обстрелов. Фото Надежда Бирюк для SpektrPress

Историко-краеведческий музей в Иванкове после обстрелов. Фото Надежда Бирюк для Spektr. Press

Трое местных мужчин, рискуя жизнью, спасли из горящего музея 14 картин Марии Примаченко и другие экспонаты. Если бы картины художницы остались на своем месте в экспозиции, говорит Бирюк, их бы не удалось спасти. Однако в огне сгорели работы украинской вышивальщицы и ткачихи Анны Верес, экспонаты, посвященные Чернобыльской катастрофе и Второй мировой войне, а также старинная мебель.

В 2016−2018 годах помещение музея было капитально отремонтировано на сумму около 17 млн гривен, говорит Бирюк. Сумма ущерба от обстрелов и пожара в 2022 году, по ее словам, составляет около 35 миллионов гривен. Одно экспертное заключение рекомендует музей снести, объясняет руководительница, согласно другому — его можно отремонтировать. Местные власти планируют музей восстановить, рассчитывая на финансирование ЮНЕСКО. 

Историко-краеведческий музей в Иванкове до обстрелов. Фото Надежда Бирюк для SpektrPress

Историко-краеведческий музей в Иванкове после обстрелов. Фото Надежда Бирюк для Spektr. Press

Пока историко-краеведческий музей закрыт для посетителей, по нему  можно прогуляться в 3D-туре. В записи можно посмотреть на разрушенное здание со всех сторон: рассмотреть окна, через которые спасали уцелевшие экспонаты, увидеть общую панораму музея, а также разрушение вокруг него. Коллекцию музея пополняют местные жители, приносящие старинную одежду, рушники, посуду.

Разрушение театра

22 сентября в Николаеве был обстрелян двор академического художественного драматического театра, не так давно носившего приставку «русский». Театр расположен в историческом здании, которому более 140 лет. На его сцене в разное время выступали Федор Шаляпин, Марк Кропивницкий и Панас Саксаганский. А в 1896 году в театре состоялся первый в Николаеве сеанс кино.

Николаевский драмтеатр до обстрелов. Фото Артём Свистун/Facebook

Николаевский драмтеатр до обстрелов. Фото Артём Свистун для Spektr. Press/Facebook

Как рассказал «Спектру» директор и художественный руководитель Николаевского драмтеатра Артем Свистун, российская, по его словам, ракета С-300 прилетела около полуночи. Она повредила и театр, и жилые дома рядом. К счастью, обошлось без жертв. «Повреждены кабинеты, технические и гримерные комнаты, музей театра, буфет, выбиты окна, двери, полностью уничтожен внутренний дворик театра. Все печально, так как здание театра — это памятник архитектуры XIX века… Наш театр в свое время пережил нападение нацистской Германии, тогда были частичные разрушения, а в 2022 году пережили нападение рашистов… Приблизительно 40% здания пострадало… Но ничего, мы все отреставрируем», — говорит Свистун.

Фото SpektrPress

Сцена в укрытии драмтеатра в Николаеве. Фото Артём Свистун для Spektr. Press/Facebook

23 февраля артисты театра отыграли последний спектакль на большой сцене. 24 февраля, в день начала полномасштабной войны, дирекция театра прекратила творческую деятельность на основной сцене и начала выездной гастрольный тур по различным городам. А 25 августа открыли «Сцену в укрытии». «Эта сцена — специфическая площадка, «находится в безопасном укрытии, своеобразная микросцена на 40 зрителей. Там оборудованы эвакуационные выходы, туалетные комнаты, гримерная для актеров», — объясняет директор театра.

Николаевский драмтеатр после обстрелов. Фото Артём Свистун для SpektrPress

Николаевский драмтеатр после обстрелов. Фото Артём Свистун для Spektr. Press/Facebook

Спустя сутки после обстрела, 23 сентября на «Сцене в укрытии» актеры провели ряд мероприятий. Несмотря на военное время и полуразрушенный театр, актеры и дальше продолжат играть спектакли в укрытии и на гастролях, уверен директор театра. Свистун говорит, что у него есть «театральная» мечта. «Существует международный фестиваль «Человек, который играет», его организует наши друзья из разных стран… Мечтаю о проведении этого фестиваля на большой сцене с современным оборудованием, где соберутся наши друзья, которые помогали нашему театру», — поясняет он.

Эвакуация музейных экспонатов 

С первых дней войны в Киеве думали, как сохранить ценные культурные объекты. Прежде всего было решено обезопасить памятники на улицах. Их огораживали металлическими или деревянными щитами, а также мешками с песком. Таким образом защитили памятники князю Владимиру на Владимирской горке, княгине Ольге на Михайловской площади, Богдану Хмельницкому на Софийской площади, Ивану Сагайдачному на Контрактовой площади и многим другим. Даже витражи в киевском фуникулере обшили деревянными щитами, завернутыми в огнестойкий брезент — они защищают от ударной волны и мелких осколков.

Рабочие оборачивают скульптуры возле Латинского собора во Львове. Фото Pavlo Palamarchuk/ZUMA Press Wire/Scanpix/Leta

Рабочие оборачивают скульптуры возле Латинского собора во Львове. Фото Pavlo Palamarchuk/ZUMA Press Wire/Scanpix/Leta

Тем не менее во многих городах Украины, которые подверглись бомбардировкам в феврале-марте, украинские власти не смогли своевременно эвакуировать музейные экспонаты. Например, в Мариуполе, по мнению участника конференции в Киеве «Культурное наследие в условиях войны» историка Андрея Марусова, это произошло по нескольким причинам: отсутствие хранилищ и алгоритма эвакуации музейных объектов, а также отсутствие политики правительства Украины относительно сохранения культурного наследия на прифронтовых территориях.

Кроме того, по словам волонтера Ирины Никифоровой, выступавшей на конференции, если бы украинские музеи, особенно в граничащих с Россией областях имели хотя бы десятую часть необходимых упаковочных материалов для вывоза экспонатов и своевременно получили бы приказ об эвакуации, то таких печальных культурных потерь можно было бы избежать. Вывозить музейные экспонаты и другие культурные объекты из зон боевых действий  помогает, в частности, House of Europe — европейская программа, которая реализуется в Украине на средства Еврокомиссии с помощью четырех партнеров: украинского Гете-института, Британского совета, Французского института в Украине и Чешского культурного центра.

Фото SpektrPress

Памятник княгине Ольге на Михайловской площади в Киеве. Фото Виталий Киричевский для Spektr. Press

В первые четыре-пять месяцев  войны House of Europe напрямую выделяла деньги культурным институтам Украины, говорит менеджер программы  Илона Демченко. Первым музеем, который обратился в House of Europe за финансовой помощью, был Одесский художественный. Руководство музея хотело упаковать самые ценные экспонаты и вывезти их в безопасное место. А в те февральские дни с этим было не просто. Тем более, что для правильного хранения картин требуются специальные условия. 

«Для перевозки экспонатов необходимы упаковочные материалы, специальные ящики, которые поддерживают определенный уровень влажности, а если это картины, то они должны храниться при специальном температурном режиме. Если этого не будет, то картина не переживет: краска, рама сильно пострадают…», — объясняет Демченко. Несмотря на все сложности в первые дни военного положения, волонтеры House of Europe вместе с сотрудниками Одесского музея смогли найти местные фирмы, которые оперативно изготовили ящики и спецупаковку. И в конечном счете вся музейная коллекция была успешно эвакуирована в безопасное место.

Фото SpektrPress

Выставка 14-ти спасенных картин Марии Примаченко в «Украинском доме» в Киеве, сентябрь 2022 г. Фото Виталий Киричевский для Spektr. Press

В общей сложности волонтеры House of Europe помогли спасти уникальные коллекции пяти одесским культурным пространствам: кроме художественного, это — музей восточного и западного искусства, литературный музей, региональный исторический музей и музей личных коллекций имени одесского путешественника Александра Блещунова. Кстати, последний в этом списке — первый и единственный в Украине музей личных коллекций. Всего на пять одесских музеев, по словам Демченко, было потрачено около 50 тысяч евро.

Летом в House of Europe обратилась общественная организация с просьбой эвакуировать экспонаты из музеев в Донецкой области. Регион был под постоянными обстрелами, а риск уничтожения культурных объектов был крайне высок. Участвовать в спасении реликвий — с риском попасть под пули или осколки — отправились около 10 активистов и сотрудников музеев. По словам Демченко, были спасены экспонаты Славянского и Краматорского исторического музеев, Краматорского художественного музея и Святогорского музея. На это было потрачено около 20 тысяч евро. А всего с февраля House of Europe, подытожила на конференции менеджер,  помогла примерно 35-ти музеям, потратив на эти цели около 500 тысяч евро. 

Причины потерь

По данным минкульта Украины, россияне вывезли экспонаты почти из 40 украинских музеев. Но зачем? Почему российские военные, как свидетельствуют очевидцы, разрушают в Украине музеи и дома культуры? Да, бомбами, танками, ракетами, «высокоточными средствами поражения», как их называет российское минобороны, в Украине были уничтожены или повреждены множество гражданских объектов, дома и целые города. Ущерб только инфраструктуре страны украинские власти оценивают в 100 млрд долларов, а восстановления всей страны — уже в 1 трлн долларов. Возможно, для российского руководства разгром объектов украинской культуры, как и гибель гражданских — это collateral damage, так называемые «сопутствующие потери»?  

Памятник Тарасу Шевченков Харькове. Фото Efrem Lukatsky/AP/Scanpix/Leta

Памятник Тарасу Шевченков Харькове. Фото Efrem Lukatsky/AP/Scanpix/Leta

Отчасти это, похоже, так — как, пожалуй, на любой войне. Но есть  отличия. Специалист по археологии Крыма Алие Ибрагимова на конференции в Киеве «Культурное наследие в условиях войны» заявила, рассказывая про Крым: «Россияне по сути грабят памятники. В сфере их интересов в первую очередь античные некрополи и скифские курганы, где можно найти клады, золото и другие ценные предметы». Историк Андрей Марусов там же на конференции отметил, что в Мариуполе из одиннадцати объектов культурного наследия — половина разрушена. По его словам, из музеев разрушенного города российские военные вывезли более двух тысяч экспонатов, в том числе старинные иконы, уникальный рукописный свиток Торы, 200-летняя Библия. «Сгорели фонды самого старого музея Донецкой области — Мариупольского краеведческого, а также — завода Ильича. Художественные коллекции музея Куинджи и Центра имени Куинджи — разграблены», — пояснил Марусов.

Участники конференции в Киеве приводили аналогичные примеры, приводя оценку, что ущерб в результате ограбления и разрушения культурных объектов Украины оценивается в сотни миллионов долларов. 

И это, возможно, не просто следствие войны, или даже «тотальной войны», как нередко характеризуют военные эксперты разрушительные действия России в Украине. Как например, ракетный обстрел российскими, как установлено, военными мемориала памяти жертв Холокоста в Бабьем Яру в Киеве, от которого погибли 5 человек. Но тысячи реликвий в Украине были не только уничтожены в результате боев и случайных или целенаправленных ударов, но и, как подтверждают свидетельства, вывезены в Россию. «ЮНЕСКО свидетельствует, что российская агрессия в Украине намеренно направлена против украинского культурного наследия», — говорится в заявлении МИДа Франции от 9 ноября.

Тут уместно вспомнить, что Владимир Путин не раз говорил: подлинной государственности у Украины никогда не было и нет (например, перед самым вторжением), а »русские и украинцы один народ». Такой взгляд может накладывать соответствующее отношение к украинской культуре как к чему-то несамостоятельному и  не принадлежащему независимой Украине. Захватчики пытаются уничтожить украинскую идентичность и историю, сказал «Спектру» председатель Львовской областной организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры Андрей Салюк. Он уверен, что эта война идет за культурное наследие Украины:

– Эта война идет не за территорию, потому что россияне имеют столько своей территории, что не могут ее объять, эта война идет не за ресурсы, потому что россияне имеют достаточно своих ресурсов, эта война идет за культурное наследие Украины, которое им (россиянам, — ред.) необходимо, чтобы позиционировать себя в контексте условного «русского мира», и они уничтожают все, что не входит в эту концепцию и хотят владеть всем, чего не хватает им, чтобы иметь какие-то формальные основания считаться наследниками древней истории, которая, по сути, является историей и культурой Украины. Поэтому музей Григория Сковороды, искусство XVIII-XX веков их не интересует, их интересует владение территориями древнейшей культуры, на которую они проецируют весь свой идеологический контент «русского мира». 

Салюк вспоминает, что когда началась война, общался с немецкими и польскими коллегами о том, как лучше всего сохранить культурное наследие в Украине и во Львове, в частности. Сперва была идея: пометить специальной краской каждый значимый объект, чтобы его видел противник и не стрелял в эту точку, однако от этой идеи быстро отказались. «Абсолютно все мои зарубежные коллеги сказали не делать этого ни в коем случае, потому что зная коварство московских войск, они будут воспринимать такие метки, как объекты для ведения прицельного огня в первую очередь», — говорит Салюк.

Он отметил, что российские военные, входя в захваченный город, сами или силами оккупационных властей восстанавливают памятники «вождю мирового пролетариата»  Владимиру Ленину. Так было, например, в Новой Каховке и Гениченске в Херсонской области. То есть они первым делом пытаются восстановить не инфраструктуру разбомбленного города, а именно отдать должное декоммунизированному в Украине советскому деятелю. По мнению Салюка, россияне таким образом как бы «метят дерьмом ту территорию, которая находится под их оккупацией».

Масштабы потерь

По словам Салюка, масштабы разрушений культурных объектов сейчас оценить сложно, так как неизвестно, чего лишились музеи и галереи на временно оккупированных территориях. Размер культурных потерь станет известен только после деоккупации украинских городов и поселков, говорит Салюк. Минкульт Украины создал ресурс для документирования военных преступлений против человечности и объектов культурного наследия, совершенных российскими оккупационными войсками на территории Украины. А  на конференции «Культурное наследие в условиях войны» принято решение создать в Украине экспертную рабочую группу по защите, сохранению, реставрации культурного наследия, в которую войдут специалисты в сфере охраны культурного наследия, правозащитники, архитекторы, реставраторы, археологи и представители общественности.

Мариупольский театр. Фото Alexei Alexandrov/AP/Scanpix/Leta

Мариупольский театр. Фото Alexei Alexandrov/AP/Scanpix/Leta

Еще в конце февраля, сразу после начала полномасштабного вторжения России в Украину, министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко призвал ЮНЕСКО исключить Россию из организации, отмечая, что РФ с 2014 года систематически нарушает гуманитарное право и международные конвенции об охране культурного наследия. В ЮНЕСКО допустили возможность лишить РФ членства только при единственном условии — исключения из ООН. Однако Россия больше не будет председательствовать в Комитете всемирного наследия ЮНЕСКО — посол России Александр Кузнецов, занимавший этот пост, в конце ноября ушел в отставку. «Террористам не место в международных организациях, которые созданы, чтобы сохранять мир», —  откликнулся на это решение украинский министр Ткаченко. 

Комитет всемирного наследия, ответственный за ведение перечня объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, не мог функционировать под председательством России после вторжения ее войск в Украину. Россия остается рядовым членом комитета, но то, что агрессор больше не будет им управлять, разблокирует работу ключевой группы ЮНЕСКО, отвечающей за сохранение культурных объектов по всему миру. В том числе и в Украине: ЮНЕСКО будет финансировать конкретные потребности культурной сферы Украины, в частности, во Львове и Одессе, а также создает онлайн-платформу для учета уничтоженных культурных объектов Украины. По состоянию на 5 декабря 2022 года ЮНЕСКО верифицировало ущерб 224 культурным объектам в Украине, нанесенный с начала вторжения России: 99 религиозным объектам, 17 музеям, 79 зданиям, представляющим исторический и/или художественный интерес, 19 памятникам, 10 библиотекам. Список этот быстро растет.