• Пятница, 15 ноября 2019
  • $63.82
  • €70.51
  • 62.52

Их там нет, её там нет. Почему Кремль отказывается реагировать на дедовщину в армии и как изменилось отношение россиян к армейской службе за последние 20 лет

Служащие армии. Фото: Donat Sorokin / TASS / Scanpix / Leta Служащие армии. Фото: Donat Sorokin / TASS / Scanpix / Leta

Концепция «непричастности» Кремля к любым неприятным или трагическим событиям, происходящим в России или касающимся ее — от «дела Скрипалей» и сбитого над контролируемой сепаратистами территорией Востока Украины малазийского «Боинга» до массового расстрела в воинской части в Забайкалье — прочно стала частью внешней и внутренней политики. Эта концепция — логичное и прямое следствие двух других ключевых черт нынешнего режима с момента присоединения Крыма весной 2014 года: гибридных войн и культа «ихтамнетов».

В Кремле считают неуместным говорить о провале реформы армии после ЧП с расстрелом срочником сослуживцев в Забайкалье, заявил на ежедневном брифинге для СМИ 29 октября пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По словам Пескова, произошедшее не является вопросом президента, и глава государства не будет на это реагировать.

Действительно, зачем Верховному главнокомандующему, направо и налево рассказывающему о новом суперсовременном российском оружии, реагировать на гибель каких-то двух офицеров и шести солдат в результате дедовщины в воинской части в далекой Читинской области? Путин даже на гибель подводной лодки «Курск» и всего ее экипажа из 118 человек в августе 2001 года среагировал, мягко говоря, далеко не сразу. А тогда—по крайней мере, на словах — ценность человеческой жизни в России для власти была сильно выше, чем сейчас.

25 октября в воинской части в поселке Горный в Читинской области, по данным Минобороны, при смене караула срочник Рамиль Шамсутдинов начал расстреливать сослуживцев из табельного оружия, убив восемь человек (в том числе двух офицеров) и ранив еще двоих. Сейчас жизни раненых вне опасности. Солдата задержали. Читинский гарнизонный военный суд заключил его под стражу. По статье «Убийство двух и более лиц» Рамилю грозит срок вплоть до пожизненного. При задержании рядовой Шамсутдинов сказал, что не жалеет о содеянном. При этом ни агрессии, ни признаков склонности к насилию, как быстро выяснили журналисты, за 20-летним молодым человеком раньше никто не замечал. И все, кто его знал, склонны думать, что он терпел издевательства в части до последней возможности, но потом не выдержал.

«Он просто не выдержал». Что заставило забайкальского срочника, который хотел служить, расстрелять десятерых солдат в своей войсковой части

Более того, доподлинно известно, что Шамсутдинов собирался стать контрактником и практически накануне расстрела даже запросил из дома необходимые документы.

«Вот соберу немного денег и сам съезжу, все узнаю, что да как там произошло. Уже сколько времени прошло, из командования так ведь никто и не позвонил. Я сына служить Отчизне отправлял, а не прислуживать шакалам. Конечно, жаль, кто погиб, я не сторонник убийства. Но как мог — дал отпор, в данном случае оружие подвернулось», — сказал отец солдата Салим Шамсутдинов.

Пользователи социальных сетей организовали сбор денег для Рамиля Шамсутдинова. Соответствующий пост опубликован в группе «Тихий Барин» во «ВКонтакте». «Никто не вправе судить других людей. И никто не знает, по какой причине был совершен этот поступок. Помогать или нет — это ваше личное решение», — говорится в сообщении. Деньги предназначаются как раз для его отца, чтобы тот мог съездить в часть и узнать что-то о случившемся на месте. Хотя есть большие сомнения, что ему там расскажут правду. Как российские силовики — что в армии, что в полиции — умеют заметать следы собственных должностных преступлений, хорошо известно.

Земляки Шамсутдинова из Тюменской области начали сбор подписей под петицией «Долой дедовщину!». Так или иначе, слово «дедовщина» вернулось в медийное пространство применительно к российской армии после долгого перерыва. Только если 10−12 лет назад государство с ней боролось официально, то теперь оно пытается представить эту историю как «частный случай», который ничего не означает. Нет такой проблемы.

Все, кто знал Рамиля, отзываются о нем как о спокойном и добром человеке, который к тому же имел опыт спасения людей и хотел профессионально связать свою судьбу со службой в армии. Его отец служил в милиции и МЧС.

Мужчина в исторической военной форме на Красной площади в Москве. Фото: MLADEN ANTONOV / TASS / Scanpix / Leta

Мужчина в исторической военной форме на Красной площади в Москве. Фото: MLADEN ANTONOV / TASS / Scanpix / Leta

Зато у этой конкретной части в поселке Горный, оказывается, давно была дурная слава. В частности, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова заявила, что оттуда пропадали срочники и известны случаи продажи солдат в рабство на кирпичные заводы. Действительно, столичное военное начальство вряд ли реально следило за тем, что происходит в далеком поселке в Читинской области в военной части, которая занимается складированием ядерных боеприпасов.

По словам Мельниковой, с 2013 года опять пошли сигналы о дедовщине в армии. «Проблема системных издевательств, унижений со стороны старослужащих снялась, но это не исключает случаев отдельного свинства со стороны офицеров. Больше всего сигналов с Дальнего Востока и из вновь созданных частей на границе с Украиной», — утверждает она.

Это тоже вполне логично: Дальний Восток в силу географии (удаленность от Москвы), а граница с Украиной в силу геополитики (Кремль уж точно не будет афишировать дедовщину в частях возле страны, с которой Россия де-факто находится в состоянии войны более пяти лет, хотя и не признает этого) открывают широкие возможности для армейского произвола.

При этом показательно, как относятся к армии сами россияне.

С одной стороны, отношение к армии у народа явно улучшается, в том числе и к обязательному призыву. В июне 2019 года «Левада-центр» опубликовал итоги своего пока последнего традиционного опроса об армии. По его итогам рекордное за все 22 года их проведения число россиян (60%) заявило, что «каждый настоящий мужчина должен пройти службу в армии». До сих пор в таких опросах этот показатель колебался в районе 41- 44%. Только 12% назвали службу в армии по призыву опасным и бессмысленным занятием, избежать которого нужно любыми средствами. В 2010-х годах этот процент находился в диапазоне 15−18.

На штыках и дубинках. Почему россияне доверяют армии и спецслужбам, но не тем, кого они охраняют

С другой стороны, даже сейчас только 17% россиян выступили за исключительно призывную армию, 49% полагают, что она должна формироваться частично на контрактной основе и частично по призыву и 31% (почти треть!) — за полную отмену призыва и чисто профессиональную армию. А когда людей спросили, предпочли бы они, чтобы больше бюджетных средств тратилось на усиление военной мощи России или на повышение уровня благосостояния граждан, соотношение ответов оказалось 12:82. Естественно, в пользу второго варианта. Россияне уверены в боеспособности армии, хотят, чтобы она была полностью или частично профессиональной, и чтобы государство не увеличивало военные расходы, а тратило деньги на улучшение жизни гражданского населения.

При этом сама российская власть не только устроила милитаристскую пропаганду, которая не снилась даже Советскому Союзу (там на словах как раз наоборот боролись за мир во всем мире), но и вообще сделала армию неприкасаемой во всех смыслах. Не служивший в армии ни дня министр обороны Сергей Шойгу — фигура, свободная от публичной критики со стороны других представителей власти и лично президента (к слову, вообще уже сложно припомнить, когда Путин последний раз публично персонально критиковал хоть одного федерального министра). Сама армия — тоже вне критики. Это краса и гордость нации, чуть ли не главный элемент государственного пиара возрождения «великой России».

Подготовка к параду Победы в Москве, май 2019 г. Фото: Vladimir Fedorenko / TASS / Scanpix / Leta

Подготовка к параду Победы в Москве, май 2019 г. Фото: Vladimir Fedorenko / TASS / Scanpix / Leta

Конкретные жизни военнослужащих российскую власть не интересуют уже давно, и в Кремле даже не скрывают этого. Военные потери в мирное время в России, которые безуспешно пытались оспорить в Конституционном суде, по указу президента окончательно засекретили еще в ноябре 2015 года. Так что теперь о таких потерях можно узнать только в случае массового расстрела сослуживцев в воинской части или (если дело происходит, например, в Сирии) из сообщений иностранных СМИ, которые потом по собственному желанию подтверждает или не подтверждает наше Министерство обороны.

Культ «ихтамнетов» торжествует. Гибридные войны и использование формально находящихся вне закона в России частных военных компаний за пределами страны дают возможность Кремлю публично игнорировать гибель российских военнослужащих. Или считать ее, как в истории с расстрелом в поселке Горный, «частным случаем».

У нас тут саммит «Россия-Африка»… Каждый год рекордные по масштабам военные учения… Мультфильмы про новое русское супероружие прямо в посланиях президента Федеральному собранию… Стикеры «можем повторить» на иномарках с намеком на победу СССР в Великой Отечественной войне… Кому в Кремле есть дело до какого-то солдата-срочника, который расстрелял в Забайкалье каких-то восемь сослуживцев.

«Бабы новых нарожают»…