Идите с миром. Григорий Свердлин о работе своей организации, помогающей россиянам не убивать украинцев Спектр
Воскресенье, 26 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Идите с миром. Григорий Свердлин о работе своей организации, помогающей россиянам не убивать украинцев

Логотип и контакты организации «Идите лесом». Фото Grigory Sverdlin/Facebook Логотип и контакты организации «Идите лесом». Фото Grigory Sverdlin/Facebook

Последние изменения в российском законодательстве, которые касаются призывников, но скоро могут быть распространены и на подлежащих мобилизации, вновь заставили сотни тысяч россиян задуматься о перспективе оказаться в окопах.

На границах пока не замечено такого ажиотажа, который наблюдался после объявления мобилизации в сентябре 2022 года. Но многие из тех, кто не под каким видом не желает отправиться на войну с Украиной, ищут помощи у общественных структур. Тем более, что власти могут прислать повестку через портал «Госуслуги» и лишить права покинуть Россию

Одной из организаций, которая поставила перед собой задачу оказывать всяческое содействие россиянам, отказывающимся принимать участие в войне с Украиной, стало объединение «Идите лесом». Проект стартовал в конце сентября 2022 года. Ему удалось, по собственным данным, помочь более 6 000 человек.

Создатель и руководитель проекта Георгий Свердлин в 2022 году покинул Россию в силу своих антивоенных убеждений и живет сейчас в Тбилиси. На родине Георгий более 10 лет возглавлял фонд «Ночлежка», помогающий бездомным в Москве и Санкт-Петербурге. Ныне он координирует работу сотен людей, помогая соотечественникам уклониться от кровопролития.

Георгий рассказ «Спектру», с чем чаще всего обращаются за помощью в «Идите лесом», удается ли найти общий язык с украинскими коллегами и официальными лицами, сколько человек смогли покинуть Россию нелегально благодаря его структуре.

Григорий Свердлин. Фото Grigory Sverdlin/Facebook

Григорий Свердлин. Фото Grigory Sverdlin/Facebook

- После тех изменений, которые Дума и СФ внесли в российское законодательство насчет призыва на воинскую службу, у вас увеличилось количество обращений?

- Да, количество обращений у нас увеличилось очень сильно. Сейчас оно сопоставимо с первой волной мобилизации, то есть концом сентября 2022 года. Только за последние 3 дня мы помогли 1931 человеку.

- К вам чаще обращаются те, кто уже получил повестку по призыву или по мобилизации, или те, кому это только грозит?

- В основном, вторые. Это те, кто изучает юридические тонкости, пытается разобраться в происходящем и себя обезопасить. Но есть и те, кто уже получил повестку, призван или мобилизован. Понятно, что чем дальше человек проследовал по этому пути — повестка, военкомат, учебная часть, армейская часть, линия фронта, — тем тяжелее ему помочь. Конечно, мы стараемся прийти на выручку всем, как нам обращается.

- Если разделить все обращения по категориям, то какая окажется самой массовой?

- Самое массовое это, пожалуй, запрос на консультацию. Люди задают относительно простые вопросы, которых можно разъяснить за 15−20 минут. Например, удалять или не удалять аккаунт на «Госуслугах»? Получил повестку. Что делать? Можно ли уехать? Как как себя обезопасить? Какие шаги предпринять уже сейчас? Для того, чтобы ответить достаточно нашей краткосрочной консультации.

- Коснемся более сложной темы. Начиная свою деятельность, вы говорили, что будете оказывать помощь россиянам, которые захотят сдаться в плен. Есть такие примеры?

- Их довольно много. У нас уже несколько десятков было таких историй. Да, мы чем могли помогали тем людям, которые приняли подобное решение. По понятным причинам воздержусь от деталей. Скажу только, что мы действительно удаленно рассказываем людям, как это сделать с минимальными рисками. Понятно, что это все равно, к сожалению, тяжелый выбор и рискованная история. При этом надо понимать, что у человека, который уже оказался на передовой, вообще хороших сценариев практически нет. Некоторые люди действительно принимают решение сдаться в плен. Помогаем им удаленно, чем можем.

Агитационный плакат организации «Идите лесом». Фото Grigory Sverdlin/Facebook

Агитационный плакат организации «Идите лесом». Фото Grigory Sverdlin/Facebook

- Вам при этом приходится контактировать с государственными органами Украины?

- Регулярно нет. Мы друг друга знаем, пару раз созванивались, но тем, кто хочет сдаться в плен, даем контакты украинской стороны. Дальше они уже взаимодействуют напрямую, не через нас.

- Вы с какими структурами больше сотрудничаете в Украине — с общественными или государственными?

- В первую очередь с общественными. С украинскими журналистами тоже мы знакомы и периодически какие-то комментарии им даем.

- Не сложно находить общий язык с украинцами?

- Пожалуй, среди тех, с кем мы общались, не было людей с предубеждениями. Но я думаю, что те люди, у которых они есть, просто не шли на контакт, и мы не взаимодействовали. Среди тех многих украинских общественников и журналистов, с которыми мы общались и общаемся, конечно, есть понимание, что не все русские одним миром мазаны.

- На вашей странице в Фейсбуке увидел свежее сообщение, что ваш фонд помог российскому офицеру, которого преследует за «самоволку», покинуть страну. Можете что-то рассказать про эту историю?

- У нас довольно много обращений от кадровых офицеров, которые не могут уволиться в запас, потому что в стране объявлена мобилизация. Этот офицер пытался уволиться с самого начала войны. Он вообще говорил, что не для того шел в армию, чтобы на Украину нападать. Ничего хорошего он про российские власти и Владимира Путина не думает, конечно. Сперва он пытался уволиться, но потом объявили мобилизацию — и это стало невозможно. В какой-то момент офицер дезертировал и уже связался с нами. Мы его вывозили нелегально из страны. Сейчас он в безопасности.

- Как часто вашим подопечным приходится нелегально переходить границу?

- Это все-таки крайняя мера. В последние месяцы особых проблем с выездом из страны не было. Мы помним, что были сложности с пересечением границы для военнообязанных в конце сентября, в октябре прошлого года, когда стартовала мобилизация. Начиная, пожалуй, с конца октября и по сегодняшний день, если на вас нет уголовного дела, если вы не в розыске, то никаких проблем с выездом нет. Поэтому тем, кто может покинуть РФ легально, мы помогаем это сделать на законных основаниях. Тем немногим, кто уже объявлен в розыск, мы помогаем покинуть страну нелегально. Таких случаев немного, но это все равно уже более 80 человек за полгода, пока мы работаем.

- Не возникали у них проблемы уже на другой стороне? Ни одна страна мира не приветствует нелегальных мигрантов.

- Совершенно справедливый вопрос. Мы, конечно же, это продумали и помогаем людям с легализацией. Мы не вывозим людей в те страны, где их могут, например, арестовать и депортировать обратно в Россию. Это был бы полный провал. Пока ни одного случая не было, чтобы кого-то задержали на границе или чтобы кого-то потом вернули российским властям.

- К вам обращаются политические активисты, которые хотят покинуть страну?

- Очень редко, потому что все-таки наша специализация — это помощь военнообязанным. Основная цель существования «Идите лесом» — это сделать так, чтобы как можно меньше россиян стреляли в украинцев. У нас есть коллеги, которые занимаются только политическими активистами. Они как раз не занимаются военнообязанными, и мы в случае, если к нам обращаются активисты, находящиеся под угрозой преследования, соединяем их с нашими коллегами.

- Вернемся к вашей специализации. Фонд ведь оказывает содействие и тем, кто уже попал в армию или был мобилизован. Как вы это делаете?

- Были примеры, когда мы вытаскивали людей со сборных пунктов, наши юристы были на связи. Мы помогали оспорить задержание или подать заявление на альтернативную гражданскую службу. Таким образом затягивалось дело, человека отпускали домой со сборного пункта, а дальше, в зависимости от ситуации, конечно, продолжали помогать не попасть на войну.

Были и есть истории, когда нам пишут уже из части. Действуем в зависимости от каждой конкретной ситуации. Иногда получается по медицинским показаниям как-то затянуть отправку мобилизованного непосредственно на фронт, перевести его в госпиталь, оттуда — домой. Иногда, если человек сам принимает такое решение, мы помогаем дезертировать, скрываться на территории России или выезжать из страны. Таких случаев много.

- Объем работы у вас довольно большой. Сколько человек принимает участие в деятельности фонда? У них еще не было проблем в РФ?

- У нас сейчас больше 400 волонтеров и восемь сотрудников. Почти все они находятся не в России. Все, что можно делать удаленно, мы делаем из-за границы, чтобы не подвергать риску нашу команду. Пока никаких негативных последствий ни для кого не наступило. Кроме блокировки нашего сайта и соцсетей со стороны Роскомнадзора, но она по-прежнему доступна через VPN. Естественно, мы везде соломки подстелили и почти ко всему готовы. Уверен, что попытки нас взломать или объявить «нежелательной организацией» еще впереди.

Агитационный плакат организации «Идите лесом». Фото Grigory Sverdlin/Facebook

Агитационный плакат организации «Идите лесом». Фото Grigory Sverdlin/Facebook

- Вы живете в Тбилиси. Не опасаетесь из-за своей деятельности проблем, которые периодически возникают у российских активистов и журналистов с въездом в страну?

- Действительно, Грузия, к сожалению, периодически не пускает российских активистов, журналистов, которые, например, выехали из Грузии, а потом пытаются въехать обратно. Да, может быть, когда мы уедем, и нас грузинские власти не пустят в страну. К сожалению, таковы условия, в которых мы живем. Но, учитывая то, что сейчас творится в Украине, особенно тревожиться по этому поводу, в общем, было бы странно.

- Вы с товарищами по фонду обсуждаете свои перспективы? Думаете о возвращении в Россию?

- Я уверен, что нам придется делать то, что мы делаем, пока длится война. Очевидно, что пока она идет, Путину будут нужны солдаты. И пока не закончится война, не закончится ни призыв, ни мобилизация. В Россию очень хотелось бы вернуться, когда закончится война и когда сменится режим.