Ларсианские хроники. Как пара из Курска выехала в Грузию на машине, а доехала через трое суток на велосипедах Спектр
Понедельник, 28 ноября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Ларсианские хроники. Как пара из Курска выехала в Грузию на машине, а доехала через трое суток на велосипедах

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr.press Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr. press

Крупный осетин вечером увозит меня куда-то за километр от жены, оставшейся в нашей машине. Я у него спрашиваю, все ли нормально? Он говорит: «Да-да, все нормально, сейчас ее пропустят». Затем он высаживает меня неизвестно где и говорит: «Возвращаюсь обратно, смотреть, что там к чему».

Я остаюсь на какой-то темной сельской улице. Набираю жену, а она за рулем уже в слезах. К ней в машину прыгнул тот тип, с которым я вначале договаривался. И говорит: «Не реви, не реви! Все, поехали, поехали! Сейчас проедем». В общем, с каким-то скрипом, с боем местные гибддшники пропускают машину, жена в истерике. Вокруг сотни осетин. Я вообще них*ра не понимаю, что делать…

Молодая семейная пара 30−35 лет из Курска решила эвакуироваться от «частичной» мобилизации в Грузию, через единственный действующий с Россией пограничный пункт «Верхний Лас». Павел (имена героев изменены по их просьбе — прим. «Спектра») рассказал историю отъезда, похожую, по его словам, на «что-то среднее между зомбиапокалипсисом, фильмами про мексиканскую границу и стандартным выкупом невесты в Курской области». Велосипеды сократили им дорогу до трех суток.

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr.press

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr. press

«Вы все равно не проедете»

А начиналось все так. Мы с моей женой Леной решили пересечь границу с Грузией на машине. И остаться здесь с тачкой: все поудобнее будет. Пока ехали, читали чатики всякие. И где-то в районе Ростова поняли, что шансов пересечь границу на автомобиле у нас чуть меньше, чем н***я [нисколько]. Тогда созрел план: во Владикавказе купить велосипеды и на них пересечь границу, а машину там оставить на платной стоянке.

Когда поняли, что во Владике с велосипедами уже довольно тухло, решили заехать по пути в Пятигорск. Просто на Avito купили два велосипеда и поехали дальше. Соответственно, мы немного задержались, к тому же дождь шел, и во Владикавказ въезжали уже вечером. Там начался мрак…

Ну, то есть мы слышали, что во Владикавказ не пускают машины с другими номерами. Но план был такой: подъехать к гибэдэдэшнику, объяснить ситуацию, сказать, что мы адекватные люди… Хотим просто переночевать, оставить машину и двигаться дальше. Но где-то на въезде в Северную Осетию мы попали в пробку. К нам начали подходить местные жители и прямо очень настойчиво предлагать проехать мимо пробки. То бишь мимо полицейского поста, который там организовался стихийно, до непосредственно «Верхнего Ларса».

Я спросил, что почем:

— 20 000 рублей.

— У нас денежек не особо много, и мы, наверное, откажемся от ваших услуг.

— Ну, смотрите сами. Вы все равно не проедете.

Мы постояли какое-то время в пробке, видим — машины разворачиваются и назад уезжают. Думаем: «Надо пробовать». Подъехали к машине гибэдэдэшников, нам вообще без объяснения причин просто машину развернули. И сказали, что нам надо у******ь [уезжать] отсюда.

«Пойдем, отойдем в стороночку, поговорим»

Мы немножечко, конечно, подрасстроились. Я подумал, что надо вернуться немного назад, к стационарному посту ГИБДД, и попросить каких-то объяснений: в чем дело и почему мы не можем проехать? По-человечески поговорить. Я тогда думал, что гибэдэдэшники — ребята адекватные. Как минимум, дадут нам какое-то логичное объяснение, почему мы не можем проехать во Владикавказ с номерами сорок шестого региона.

И когда мы подъехали к этому посту, нас остановил гибэдэдэшник. Мы вышли из машины, он попросил предъявить паспорта, взял у меня паспорт и говорит: «Пойдем, отойдём в стороночку, поговорим». И начал мне угрожать, что вызовет военного комиссара, а я — военнообязанный, и сейчас поеду бодро служить. Если не заплачу ему 5000 рублей.

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr.press

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr. press

На что я ему сказал, что ситуация тут у вас очень интересная. Но военными комиссарами меня пугать, пожалуйста, не надо, поскольку я их не боюсь. И мне единственное, что нужно от него — это чтобы он организовал нам проезд во Владикавказ. На что он сказал, что этим занимаются «совершенно другие люди». И указал на какого-то неприятной наружности осетина.

Тот подошел и говорит:

— Могу вас за 20 000 рублей довезти до Ларса.

— До Ларса не надо. Нам надо просто до Владикавказа доехать.

— Могу за 12 500. Это минимальная цена за то, чтобы вы проехали эту пробку, этот пост, и въехали во Владикавказ.

Когда мы спрашивали о причинах, почему не пускают во Владикавказ, нам все говорили: мобилизация. И этот полицейский тоже.

— А при чем тут мобилизация и въезд во Владикавказ?

— А что, ты сам ничего не понимаешь?

— Не понимаю. Вы можете мне объяснить, как это связано? Что я не могу на своей машине по государственной трассе проехать в не закрытый и никаким военным положением не ограниченный субъект Российской Федерации?

Объяснений мне так никто и не дал.

Собственно, понятно, почему так делается. Потому что у местных жителей с ГИБДД очень серьезная коалиция. Такой бизнес-коллаб. Потому что все машины, которые туда проехали в итоге, были в сопровождении местных жителей Соборной Осетии. Дальше начался вообще мрак.

«Не реви! Сейчас проедем»

Мы договорились с гражданином с одним, что он провезет нас через этот пост за 15 000 рублей.

Он говорит мне:

— Только тебе придется сесть в мою машину, а жена будет ехать за нами. Если ты будешь сидеть в ее машине — вас не пустят.

— Ладно, допустим.

— Проедем пост — пересядешь обратно.

Окей, я сел к нему в машину, моя Лена едет за нами. Мы едем по дороге, и тут он — херакс! — сворачивает в поля куда-то и едет по грунтовой дороге. Видим: дорога перекопана, чтобы ограничить проезд. Мы останавливаемся, сзади подъезжает еще одна машина с осетином за рулем, а следом подъезжает машина с мигалками. И они все выходят и начинают друг на друга орать, какой-то неадекват происходит! Это было похоже на картинку с пересечением мексиканской границы, когда менты кого-то ловят. Потому что там кусты какие-то и больше ничего не видно.

Я, честно, очканул. Потому что предо мной три взрослых крупных осетина, явно на агрессии. У них вид был такой, будто сейчас кто-то достанет автомат и начнет шмалять направо-налево. А уехать мы никуда не могли, потому что машины, которые подъехали сзади, заблокировали нам выезд. В общем, они что-то поорали, и машина с мигалками уехала…

Мне предложили сесть в машину, которая нас заблокировала. Объяснили, что ее водитель — гибэдэдэшник, но в гражданском. И предложили моей жене ехать за ним. А чувак, с которым мы сперва договаривались, должен был ехать за нами третьей машиной. В итоге машину, в которой ехал я, пропускают. Я через заднее стекло вижу, что Лену тормозят, и она не может проехать. Этот чувак меня увозит куда-то за километр. Я у него спрашиваю, все ли нормально:

— Да-да, все нормально, сейчас ее пропустят.

Я выхожу из машины, он говорит:

— Я возвращаюсь обратно, смотреть, что там к чему.

Я остаюсь на какой-то темной улице сельской. Набираю жену, а она в слезах уже за рулем. К ней в машину прыгнул тот тип, с которым я вначале договаривался. И говорит: «Не реви, не реви! Все, поехали, поехали! Сейчас проедем». В общем, с каким-то скрипом, с боем пропускают машину, жена в истерике. Я вообще нихера не понимаю, что делать — бегу обратно. Потому что у меня жена одна в машине, вокруг сотни каких-то осетин на взводе. Стрессанул я не по-детски в этот момент. Не представляю, как жена с этим справилась. В общем, нас пропустили.

Осетин, с которым у нас изначально была договоренность, потребовал денежек. Говорит: «Я поеду за вами, буду смотреть, чтобы до Владикавказа вас не остановили». Я предложил ему ехать спереди, чтобы мы его видели, и нам было поспокойнее. Он сказал, что нет, он поедет сзади. Соответственно, мы проехали первый пост ГИБДД передвижной, и он испарился. Дальше не было каких-то особо опасных моментов. Но все равно было стремно самим добираться до Владикавказа.

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr.press

Граница России и Грузии 25 сентября 2022 года. Фото героя статьи, права на использование переданы Spektr. press

Паровозы ГИБДД и другие схемы

Во Владикавказе — вообще тишина, спокойствие, никого на улицах нету. Как будто произошел какой-то апокалипсис и все люди куда-то ушли. Потом мы поняли, что все люди ушли в Ларс. Со скрипом нашли гостиницу: все номера были заняты и случайно перед нами выехали люди в тот момент, когда я позвонил. Заселились, переночевали.

С утра нашли платную парковку, собрали велосипеды. Перебрали все вещи, я взял с собой рюкзак большой, столитровый. Закидал в него все, что смог. Рюкзак получился довольно тяжелый, килограмм 50, наверное. Для велосипеда это довольно много. Закинул его на плечи, и мы поехали в сторону Ларса на велосипедах.

Первое время все было неплохо: темп хороший взяли, ехать до КПП всего 34 километра. Я подумал: «Да что там, господи! Будет просто небольшой бросочек на велосипеде. С тяжелым рюкзаком? Да как будто первый раз в жизни!» Но нет, все оказалось сильно интереснее.

Когда мы доехали до начала пробки, она была длиной около 15 километров. Вдоль обочин стоят фуры, дорожка узкая. Но это еще не беда. Когда мы начали двигаться в пробке, там было настолько много людей, что местами невозможно было даже пешком пройти, не то что на автомобиле.

Люди пешком переходят границу на пункте пропуска Верхний Ларс, 26 сентября 2022 года. Скриншот видео из телеграм-канала Avto15plus

Люди пешком переходят границу на пункте пропуска Верхний Ларс, 26 сентября 2022 года. Скриншот видео из телеграм-канала Avto15plus

По встречной полосе выехать? Изредка гибэдэдэшники там протаскивали «паровозы» от начала пробки до КПП. Прямо с мигалками прокладывали дорогу другим машинам. То есть местный «бизнес» там очень бодро процветает. Никто не стесняется — денежки из рук в руки передают. Схемы разные по зарабатыванию на людях, которые бегут из России, потому что больше не могут видеть всего этого дерьма. Напоследок им надо съесть еще такую нормальную порцию.

Схемы — от банальных, заплатить ГИБДД, чтобы она протянула тебя от начала пробки до КПП; что по ценам — не узнавал. Велики на въезде в среднем 20 000 — 30 000 рублей. И это были не какие-то горные, а детские складные велосипеды, на которых многие позже и пересекали границу.

Пробка — просто жуть. Многие не выдерживали, потому что пробка не движется из-за всех этих опций платных: протаскивали колонны, просто машины из Осетии возле КПП набирали пассажиров. Просили за место в автомобиле… самое дешевое, что я слышал — это 20 000 рублей. Если машина рядом с постом — то могли и сотку зарядить вообще без проблем. Люди в отчаянии даже соглашались на все это дело.

Самая четкая схема, которую я видел — это микроавтобусы, которые просто катаются вокруг границ. Они даже в пробку не заезжают: выезжают из русской границы, набирают тут же пешеходов полный салон и заезжают обратно на пункт пропуска. Все пассажиры проходят погранконтроль, они едут по нейтральной зоне, высаживают их на грузинской стороне, разворачиваются и едут обратно. И вот так вот по кольцу ездят. Ценники в эти автобусы — тоже о 20 000 до 100 000 рублей, как я слышал. И эта маршрутка не останавливаясь там ездила. Да, люди дико зарабатывали. Бизнес на костях у них построен очень серьезный.

Везде все хотели там что-то купить, продать. Мы потратили часов семь на пробку, часа три простояли на КПП. Когда мы пересекли российскую границу, нас несколько человек настойчиво уговаривали в нейтральной зоне продать велосипеды. Но мы отказались, поскольку велики более-менее пригодные для передвижения, и нам пригодились. Особенно учитывая, что мы без тачки остались.

В общем-то ощущения от пробки просто очень мрачные. И вообще вся эта история была похожа на что-то среднее между зомбиапокалипсисом, фильмами про мексиканскую границу и стандартным нашим выкупом невесты в Курской области. Когда ты идешь по двору, подходит любой совершенно левый человек и говорит: «А мне, б***ь [блин], почему бабок не дал?»

Люди бегут. Бегут страшно.

Я с тяжеленным рюкзаком по пробке передвигался. Там были очень узкие места — прямо супернекомфортно было. И через 3−4 километра движения по пробке, поскольку там постоянно надо было рулить по камням, у меня просто дико начала болеть ж*па. Потому что рюкзак отдавил плечи, велик не мой, без багажника. И сиденье врезалось в зад очень: такое чувство было, что мне туда сейчас ногу засунут.

Когда оставалось километра четыре, я скинул рюкзак, положил его на велик. Думал, так полегче будет, пройду — да хер там плавал! К концу пробки началось такое дикое мясо, что невозможно было передвигаться. Мне пришлось рюкзак закинуть на плечи, а велик взять в руки — очень тяжело было. То есть там женщины беременные, дети — я вообще не представляю, как они это все преодолевали. Было очень жестко. Очень.

Россияне на КПП

Россияне на КПП «Верхний Ларс» на границе с Грузией. Фото Spektr. press

А самое прикольное, что плотность постановки транспортных средств в этой пробке, плотность движения была такая, что люди со стороны Грузии не могли выехать просто физически. То есть не было ни встречной полосы, ни даже обочины встречной полосы! И сотрудники ничего не могли сделать. Ну, вероятнее всего, они были заняты зарабатыванием денег, а не организацией дорожного движения.

То есть люди из Грузии не могли выехать не потому, что их не пускал погранконтроль, а потому что физически невозможно. Даже если ты преодолел все невзгоды, и выехал через российскую границу, то ты мог проехать максимум 30 метров. А дальше — скинуть машину в кусты или в овраг. Потому что даже за обочиной обочины не было места. Везде просто стояли тачки.

Люди бегут. Бегут страшно. Уже не выдерживая, они, наверное, устали сражаться и терпеть в этой Российской Федерации. А напоследок им еще надо пройти последний, так сказать, чекпоинт. Потому что вокруг стоят… неприятной наружности люди и требуют с них еще какие-то крохи. А там далеко не у всех были бабки, и люди просто последнее отдавали. А парни эти над ними насмехались и делали этот бизнес на разрушенных жизнях людей. Выглядело это все крайне мерзко. Очень неприятное чувство было.

Я такой х***и [фигни] не видел, и я думаю, что я это никогда не забуду. Да, событие было такое, эпохальное.