Хуже "черных полковников" и Саддама. Какую уголовную политику проводит российский режим – Илья Шаблинский о важных событиях минувшей недели Спектр
Суббота, 13 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Хуже «черных полковников» и Саддама. Какую уголовную политику проводит российский режим — Илья Шаблинский о важных событиях минувшей недели

Плакат на уличной акции. Фото Darko Vojinovic/AP Photo/Scanpix/LETA Плакат на уличной акции. Фото Darko Vojinovic/AP Photo/Scanpix/LETA
Илья Шаблинский. Фото Сергей Чугунов

Фото Сергей Чугунов

Илья Шаблинский — доктор юридических наук,

член Московской Хельсинкской группы

Есть бодрящая новость для всех русскоговорящих. 16 февраля Госдума одобрила поправки к федеральному закону о государственном языке.  Думцы ввели запрет на «употребление иностранных слов на государственном уровне, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке». Главная цель поправок — «защита русского языка от чрезмерного употребления иностранных слов». Оказывается, русский язык атакуют англицизмы. Им нужно сопротивляться. «На государственном уровне» их не должно быть вовсе. Должны быть изданы словари и справочники, фиксирующие нормы современного русского литературного языка. Есть ли в этом нововведении некий новый политический или идеологический смысл?  Боюсь, что есть. Если бы это была очередная инициатива группы рьяных депутатов, было бы ясно: обычная активность политических подхалимов, желающих угодить начальству. Но нет — это формально инициатива правительства, а значит каких-то президентских людей. Значит, это будет продавливаться. Каким путем, пока трудно представить. К закону имеется и пояснительная записка. Согласно ей, таким образом «совершенствуется механизм обеспечения статуса русского языка как государственного языка Российской Федерации… и осуществления контроля за тем, как организации и граждане соблюдают нормы современного русского литературного языка».

Мужчина направлется в Госдуму. Фото Russian State Duma Photo Service / TASS / Scanpix / Leta

Госдума РФ. Фото Russian State Duma Photo Service / TASS / Scanpix / Leta

В одной этой фразе шесть ключевых слов имеют иностранное происхождение: механизм, статус, федерация, контроль, нормы, литературный. Попробовали бы их заменить сразу — на пробу? Неужто не найдется аналогов?

На самом деле, все языки развиваются и обогащаются путем заимствований. И пытаться этому препятствовать — это запрещать дуть ветру. Ну, пусть… Вот ведь: прав был когда-то Дмитрий Быков, рекомендовавший одной популярнейшей на планете социальной сети специально для РФ использовать свой бренд в буквальном переводе — Мордокнига. Не послушали… И зря.

Тем временем политическая жизнь в России идет своим чередом.  16 февраля суд в Барнауле приговорил журналистку издания RusNews Марию Пономаренко к шести годам колонии общего режима. Обычное уже дело — очередной приговор за пост в социальной сети, содержащий информацию о сотнях убитых взрослых и детей при авиаударе по драмтеатру в Мариуполе. Задумаемся на минуту. Эти приговоры стали привычными. Но еще раз: за три строчки в некоей социальной сети, три строчки, выражающие боль и скорбь по погибшим мирным людям из украинского города, написанные тоже обычным мирным человеком из российского города, отправляют на несколько лет страданий в лагеря — в данном случае на 6, но было и 7, и 8…  Вы знаете, что такое российская зона, российская тюрьма? 

Мария Пономаренко. Фото Женское общественно-политическое движение «Мягкая сила»

Мария Пономаренко. Фото Женское общественно-политическое движение «Мягкая сила»

Напомню, как звучит этот состав статьи 207.3, наскоро вставленной в марте 2022 года в УК: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности…»

 Является ли ложью информация о том, что театр в Мариуполе уничтожен российской бомбой? Есть десятки свидетелей, которые утверждают, что это именно так. Но, понятно, что это не интересует российский суд. Ведь в самой статье УК говорится, что ВС РФ используются в целях международного мира, безопасности и т.д. Таких конструкций я, честно говоря, не встречал. И вот за несколько слов сочувствия — годы лагерей. Мне необходимо тут прибавить: это участь самых совестливых и чутких. Мария Пономаренко — не политик, но просто человек, который не мог молчать, когда уже было ясно, что за упоминание вот таких конкретных фактов сажают. Отчаянно смелый человек, есть еще такие русские люди. У нее достойная профессиональная репутация, но теперь это еще и репутация человека, по судьбе которого во всем мире смогут судить о том, что не все в нашем отечестве готовы лизать руки диктатору или тихо лезть под табурет.

Разбомбленный Мариупольский драмтеатр и машина российских военных. 10 апреля 2022 года. Фото REUTERS/Alexander Ermochenko/Scanpix/LETA

Разбомбленный Мариупольский драмтеатр и машина российских военных. 10 апреля 2022 года. Фото REUTERS/Alexander Ermochenko/Scanpix/LETA

Уничтоженный Мариуполь в душах очень многих русских людей отозвался болью. Вспоминаю Ирину Ген, учительницу из Пензы, которая осмелилась на уроке возмутиться тем, что в Мариуполе бомбили роддом. Тоже уголовное дело.

Но вот нюанс. Ясно, что собой теперь представляют нынешние российские судьи, какую роль играют. Но вот судья в Пензе дал учительнице пять лет — условно. И все. А судья в Барнауле — журналистке — шесть лет и реального срока. Как же некоторые эти тетки и мужики в мантиях рвутся в первые ученики. Как рвутся…

Вообще, эту уголовную политику российского режима нужно еще отметить. За последние 80 послевоенных лет такого не было нигде в мире. Диктаторы — европейские, латиноамериканские, азиатские и прочие — нередко пытались упрочить свою абсолютную власть как-нибудь военной победой. «Черные полковники» в Греции желали присоединить Кипр, Сухарто в Индонезии отхряпал у Португалии Восточный Тимор, Гальтиери в Аргентине позарился на Фолкленды, Саддам Хусейн — на Кувейт и так далее. Это достаточно типичное поведение многих диктаторских режимов.

 Но при этом специальных драконовых статей в уголовные кодексы они не вводили. Предполагалось, что их затеи будут популярны, несмотря ни на какую критику. И да — захватнические планы большей части народа поначалу нравились. А критики были осторожны, но высказываться могли. Хусейн даже демонстративно предоставил слово на своем государственном ТВ американскому президенту.

Но вот так как сейчас в РФ — чтобы десятки тысяч привлекались к административной ответственности, а несколько сотен — к уголовной за высказанное публично сопереживание судьбам убитых детей — которые реально убиты, и за то, что войну называли войной, такого я не припомню. 

В общем, понятно, что диктатор и его ближайшие советники решили в своем кругу, что никак нельзя давать высказываться людишкам по поводу этой войны относительно свободно, поскольку тогда довольно быстро от власти отшатнется немалая часть ее не вполне стойких сторонников. Нет, не все, но немалая часть. Насмотрятся про разваленный роддом в Мариуполе… Вон как оно вышло в Штатах во время вьетнамской войны, или у нас — во время чеченской!  Но все ж правда, которую держат в плену, рано или поздно вырывается на свободу. И эта правда в итоге станет общедоступной. И станет ясно, что судьи отправляли людей в тюрьмы, лишь угождая диктатуре.  Так у нас уже было. Быстро, однако, забыли.

И в продолжение этой темы.

В эти же дни Европарламент принял резолюцию с требованием, адресованным российской власти, освободить Алексея Навального и других политзаключенных. Адресат резолюции, правда, как всегда, сделал вид, что не услышал. Государство в лице нескольких фигур в погонах — тех, что приказывают и тех, что исполняют — издевается над лидером оппозиции примерно так, как издеваются люди из карательного батальона над пленными. Мы можем догадаться, что цель состоит в том, чтобы пленник из заключения не вышел. И что тут можно сделать? Только то, что делают евродепутаты, а до них российские муниципальные депутаты — набралось таких отважных несколько десятков, — а до них российские врачи, подписывавшие письма с требованием предоставить пленнику лекарства и прекратить издевательства. Опция тут одна — сохранять эту ситуацию в луче яркого света. Именно того яркого света, которого не выносят некоторые домашние грызуны и насекомые.   

Акция протеста против правительства России в Женеве, Швейцария. Фото MARTIAL TREZZINI/EPA/Scanpix/LETA

Акция протеста против правительства России в Женеве, Швейцария. Фото MARTIAL TREZZINI/EPA/Scanpix/LETA

Кстати, тут хороший повод заметить, что и государство, стиснутое кое-как узами демократического контроля, тоже может вести себя злобно и бесцеремонно. Европарламент выступил также за освобождение Михаила Саакашвили из тюрьмы в Грузии. Ясно, что экс-президент — политический противник нынешних властей Грузии. И вот все видят, что и при демократических институтах конкретные персоны, олицетворяющие в данный момент государство, могут откровенно мстить своим предшественникам. В какой-то мере это было ожидаемо, поскольку правящую тут партию многие считают пророссийской. Однако тут все же остается надежда на международное правосудие и международное общественное мнение.

Между тем, на фронте, точнее, на его Бахмутском и Лиманском направлениях, по сообщениям из разных источников, продолжаются приготовления к широкому наступлению российской армии. Да, происходит нечто, напоминающее приготовления. В частности, ВС РФ стянули военную авиацию к границам Украины — около 300 боевых самолетов, примерно столько же вертолетов. Путин вызвал в Москву Лукашенко. Можно догадаться, что опять же по поводу открытия белорусской армией второго фронта.

Президент Украины Владимир Зеленский сообщил при этом, что давно планируемое «весеннее» наступление ВС РФ уже началось. Бои местного значения, действительно, идут по всей линии соприкосновения. Но все же главные события, похоже, еще впереди.