Горы проблем и море гостеприимства. Эксперты, волонтёры и меценаты — о том, как русскоязычные релоканты легализуются и находят себя в Черногории Спектр
Понедельник, 24 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Горы проблем и море гостеприимства. Эксперты, волонтёры и меценаты — о том, как русскоязычные релоканты легализуются и находят себя в Черногории

Которский залив, Черногория. Фото  Abenteuer Albanien/Unsplash Которский залив, Черногория. Фото Abenteuer Albanien/Unsplash

Черногория сегодня — одно из популярных направлений российской эмиграции, что подтверждается статистикой этого небольшого балканского государства. Несмотря на то, что Черногория находится в списке «недружественных России государств», по данным МВД этой страны, только за первый квартал текущего года в республике зарегистрировались более 64 000 россиян.

За период с января по июнь текущего года страна выдала 21 500 разрешений на работу иностранцам, в том числе 7412, или 34,3%, — российским гражданам.

Часто можно слышать, что Черногория не самый удачный выбор для желающих уехать из России. Стоит признать, что уровень медицины и качества услуг, в том числе банковских, здесь  сильно отстает от московских и западноевропейских стандартов. Но перед тем как принять решение в пользу эмиграции в любую западноевропейскую страну, стоит посчитать свои финансовые возможности. Сколько стоит потребительская корзина, во сколько обойдется аренда или покупка недвижимости, какое в той или иной стране налогообложение? И принимать решение уже в зависимости от оценок.

Кроме финансовых оценок следует внимательно изучить миграционные правила разных стран и понять, насколько вы им соответствуете. И тогда, может быть, маленькая страна, расположенная на берегу Адриатического моря, не покажется неудачным выбором.

Любовь по расчету

Подобно соседям-сербам черногорцы с симпатией относятся к россиянам. Но природа такого отношения иная. Сербы прекрасно помнят историю отношений с Россией и с теплотой вспоминают послереволюционную волну первой русской эмиграции, которая внесла большой вклад в развитие их страны. Для черногорцев русская эмиграция началась в начале 2000-х годов, когда многочисленные российские чиновники и бизнесмены скупали всю возможную недвижимость на побережье страны. С тех пор черногорцы в силу некоторой наивности своего характера считают, что у каждого россиянина есть в кармане минимум 50 000 евро. Остальные, по их мнению, он держит в банке.

Казалось бы, время большого количества денег в российском среднем и малом бизнесе кончилось и местным жителям пора отвыкнуть от привычного образа гражданина России. Но крупнейшими инвесторами в Черногорию за период с января по май 2023 года стали россияне, вложившие в экономику страны 52,5 миллиона евро. Из них 28,9 миллиона евро вложено в покупку недвижимости, 12,3 миллиона евро — в местные, прежде всего свои, компании и 13,2 миллиона евро — в межфирменный долг, кредиты свои компаниям в Черногории.

Будва, Черногория. Фото Ender Vatan/Unsplash

Будва, Черногория. Фото Ender Vatan/Unsplash

Только с начала 2022 года по конец марта 2023 года иностранцы основали в Черногории более 9000 компаний, из которых 56% зарегистрировано на граждан России. Центробанк Черногории не публикует данные об объёмах вкладов российских компаний в экономику страны. Известно, что во многом это IT-компании и консалтинговые фирмы.

Российские инвесторы, в отличие от других, выводят  из страны сравнительно немного денег. Что обусловлено в первую очередь ограничениями Евросоюза, наложенными на финансовые передвижения российских граждан. Так, из вложенных 52,5 миллиона евро граждане России вывели из Черногории 11 миллионов в основном за счёт продажи недвижимости на 6 миллионов евро.

Всё это лишь подтверждает, что несмотря на плохие дипломатические отношения Черногории и России россияне массово приезжают в страну и привозят сюда свои капиталы для инвестирования. Черногорцы знают про большие объемы российского бизнеса в их стране, и здешние симпатии к россиянам во многом базируются на этих цифрах. Что гораздо устойчивее, чем историческая память.

Ментальные страхи черногорцев

Зарегистрировавшиеся в Черногории в первые три месяца текущего года 64 303 гражданина России составляют более 10% населения страны. Поэтому в черногорской прессе возник вопрос:  может ли такая массовая эмиграция изменить этнический и культурный ландшафт? Часть местных политиков и общественных деятелей указывали на ограниченные возможности Черногории интегрировать столь большое количество приехавших. Демограф Слободан Медоевич считает, что, поскольку «Черногория является одной из маленьких стран Европы, последствия столь внезапной и масштабной миграции для её экономического, инфраструктурного и культурного сегмента гораздо значительнее, чем когда-либо». С ним согласен другой черногорский ученый, Мирослав Додерович: «Государственная политика должна учитывать, что прибытие такого большого количества людей является проблемой для наших внутренних политических и экономических возможностей и что это оставит последствия на культурном, языковом и финансовом уровне. Прибрежные города Черногории [где оседает подавляющее количество россиян] — небольшие по размеру, имеющие ограниченную инфраструктуру. Поэтому быстрый рост их населения ставит под угрозу устойчивость туризма, которым живёт побережье. А в культурном отношении наше Средиземноморье теряет свою аутентичность, являющееся наиболее важной частью туристического спроса».

С точки зрения ученых, поделившихся с нами своими опасениями, это имеет смысл. Но правительство страны смотрит на процесс массового приезда россиян по-другому. В связи с тем, что экономика Черногории сейчас находится далеко не в лучшей форме, «российские» деньги приходятся весьма кстати.

Рыбалка, Черногория. Фото Pink_colibri /Unsplash

Рыбалка, Черногория. Фото Pink_colibri/Unsplash

Вступление в ЕС — вопрос времени

Как происходит процесс эмиграции в Черногорию и сколько он стоит, мы попросили рассказать Александра Суворова — основателя компании «Альфа трейд АС».  Фирма предоставляет юридические и бухгалтерские услуги, связанные с эмиграцией. Проводит консультации по всей стране, но работает в городе Херцег Нови и в столице республики — Подгорице.

— В Черногории не очень сложные миграционные законы. Расскажи о них подробнее.

— Действительно, Черногория — неплохой вариант для переезда. Причём важно, что это недорогая страна. К тому же с большой долей вероятности можно ожидать вступления республики в Европейский Союз, это лишь вопрос времени.

В Черногории соискатель сначала получает временный вид на жительство общим сроком на пять лет. Затем — статус постоянного места жительства, тоже на пять лет. После окончания срока действия ПМЖ наступает момент возможного получения гражданства страны. Статус ПМЖ не дает право автоматического получения гражданства. Для его получения необходимо прибегать к помощи адвоката.

Как и в любой другой европейской стране, существует несколько путей получения черногорского ВНЖ.

Первая возможность — через организацию собственного бизнеса. Мы создаём общество с ограниченной ответственностью, где переехавший в страну человек становится директором. На основании этого он получает разрешение на временное проживание. Члены его семьи получают разрешение вместе с ним по воссоединению семьи.

Вторая — через покупку недвижимости. На сегодняшний день нижний ценовой порог по недвижимости не определён, но вопрос, по заявлениям чиновников Черногории, довольно активно прорабатывается. Получить ВНЖ по недвижимости могут лишь два человека, владеющие жильём в равных долях 50/50. Их дети до 18 лет могут получить ВНЖ по недвижимости на основании воссоединения семьи. Для детей старше 18 лет остаются варианты либо по собственной покупке недвижимости, либо по открытию фирмы.

Могут еще быть варианты по учёбе или по лечению в стране, но такие случаи довольно малочисленны и их не стоит подробно рассматривать.

Документ, необходимый для получения ВНЖ, аналогичен в обоих случаях. Потребуется справка о несудимости из страны отъезда. Для получения ВНЖ по бизнесу потребуется ещё переведенный документ о получении образования. Можно предоставить либо копию аттестата о среднем образовании, либо диплом о высшем. На сегодняшний день нет разницы, какой документ представлять в министерство образовании Черногории, они равнозначны.

Сколько стоит регистрация бизнеса?

— Сложно сказать. В Черногории нет единого тарифа, и цены в разных районах страны разнятся. В Будве и Подгорице цены будут выше, чем в Херцег Нови. Разница может доходить до 500 евро. Мы предоставляем полный пакет услуг. Регистрация компании и получение ВНЖ Черногории у нас стоит 800 евро для директора при предъявлении аттестата и 900 евро — с дипломом о высшем образовании. Разница обусловлена стоимостью пошлин и услуг судебного переводчика. За совершеннолетних членов семьи нужно будет доплатить ещё по 300 евро.

— Доступны ли мигрантам государственное образование и медицина?

— Детские сады и школы Черногории бесплатны. Нужно только взять в стране отъезда личное дело ребёнка и перевести его на черногорский язык. Есть ещё частные сады и школы. Что касается медицины, то получивший ВНЖ по бизнесу директор компании обслуживается бесплатно по государственной программе. Как и члены его семьи. Получившие ВНЖ через покупку недвижимости не имеют права пользоваться государственной медициной, но могут использовать одну из многочисленных страховых программ.

Расскажи о своём опыте эмиграции в Черногорию и о своих планах на будущее.

— В Черногорию я переехал шесть лет назад. Через год основал компанию «Альфа Трейд АС» и начал помогать людям переехать в страну. Затем мы стали предоставлять услуги по ведению бухгалтерии и налоговой отчётности. В составе компании появилось бухгалтерское агентство. На сегодняшний день у нас на обслуживании более 100 компаний, мы оказываем им полный комплекс бухгалтерских услуг.

Котор, Черногория. Фото mana5280/Unsplash

Котор, Черногория. Фото mana5280/Unsplash

— Это реально действующие компании или так называемые «нулёвки»?

— В Черногории нет «нулёвок» в привычном понимании. Владелец компании в любом случае ежемесячно платит налоги и на этом основании получает ВНЖ. С другой стороны, достаточно много реально работающих компаний, в основном «удалённо». Организовать реально работающий бизнес в Черногории нетрудно. Самая большая сложность — придумать бизнес, способный найти нишу на относительно небольшом рынке страны.

— Собираешься ли ты развивать свой бизнес, и если да, то в каком направлении?

— Мы предполагаем открыть школу по обучению управлением моторными лодками от 12 метров. Будем заниматься организацией перевозок и небольших круизов на них. Торговать ими.

Что бы ты посоветовал новым эмигрантам?

— Никогда не бояться открыть свое дело.

Российский «десант» и шенгенская виза

В отличие от соседней Сербии, правительство Черногории не собирается ускоренно интегрировать эмигрантов из России в черногорское общество. Поэтому ЕС не сильно озабочен большим количеством россиян в стране. Для обладателей черногорских ВНЖ и ПМЖ не предусмотрен упрощённый процесс получения шенгенских виз, а тем более безвизовый въезд в шенгенскую зону, как для граждан Черногории. В декабре прошлого года Еврокомиссия предупредила правительство страны о «рисках безопасности Союза» в связи с миграционной и визовой политикой в отношении третьих стран. В том же отчёте Брюссель сообщил, что не приветствует свободный въезд в Черногорию граждан России и Белоруссии, хотя и отметил, что большое количество российских мигрантов на данный момент не может негативно влиять на Шенгенское соглашение между ЕС и Черногорией, поскольку «граждане России проживают в Черногории в соответствии с правилами и не пользуются визовым режимом для транзита в страны ЕС».

Братья, меняющие страну

Русскоязычная диаспора Черногории по своему составу и политическим взглядам необычайно разнообразна. В ней можно встретить всех — от российских мафиози и Z-патриотов до признанных в России «иноагентами» политических активистов и журналистов. Сегодня мы расскажем о братьях Шмелёвых, меняющих жизнь не только диаспоры, но и Черногории в целом.

«С того дня украинцы и россияне живут вместе»

Алесандр Шмелёв, один из учредителей благотворительного фонда «Пристаниште».

Всего людей обратилось в фонд и получило различную помощь от консультаций до материальной помощи и полной программы фонда: 2626.
Живёт и проживало в домах «Пристаниште»: 898 человек, из них 239 детей.
В том числе 425 украинцев, из них 134 ребёнка; 458 россиян, из них 102 ребёнка и 15 белорусов, из них 3 ребёнка.
Плюс 16 собак, 34 кошки и 2 попугая

Как появился фонд «Пристаниште»?

На третий день войны мы с друзьями, у части которых есть свой бизнес, начали думать, что можем сделать в контексте войны. Решили принимать тех, кто бежит от этой войны в Черногорию. Стали собирать деньги и одновременно искать жилье для беженцев. Понимали, что в первую очередь приедут жертвы войны — украинцы, чьи города бомбят и обстреливают. Но будут и не принявшие политику России россияне и белорусы, которых на родине ждут уголовные дела, тюрьмы и пытки.

Мы сняли несколько домов. Поначалу решили селить отдельно россиян и украинцев, чтобы избежать возможных конфликтов. Но первая же семья, приехавшая на пятый день войны из Харькова, оказалась смешанной. Муж — гражданин России, жена — Украины. Естественно, разделять их мы не могли, поселили вместе. Так и повелось, что с того дня украинцы и россияне живут вместе, и, слава Богу, ни одного конфликта на этой почве у нас пока не было.

— Как Черногория помогает беженцам?

— Украинцы здесь могут получить статус «временной защиты», позволяющий им находиться в стране. Кроме того, люди, получившие в Черногории статус беженца, получают здесь пособие в размере, по-моему, 46 евро в месяц. Но этим государственная поддержка, по сути, и ограничивается. Формально здесь открыт государственный центр для размещения беженцев, но, насколько я понимаю, он стоит пустой. Никто из наших подопечных, к примеру, не получил там место, несмотря на все попытки. Куча ограничений: нельзя с детьми, с домашними животными, лицам с ограниченными возможностями и так далее. В общем, государственная поддержка беженцев от нападения России на Украину в Черногории не так велика.

— Как вы помогаете им?

— Встречаем в аэропорту, предоставляем временное жилье на две недели, выдаём набор продуктов и средств гигиены. У нас есть склад для бегущих от войны, на который волонтёры сдают одежду и детские игрушки. Детские игрушки — это очень важно. Даже россияне бегут с маленьким набором вещей, куда игрушки просто не помещаются. Не говоря уже об украинцах. А детям, пережившим сильный стресс, игрушки очень нужны.

Далее, к каждой приехавшей семье мы прикрепляем волонтёра, помогающего людям понять, хотят ли они остаться в Черногории. Если да — он помогает им найти постоянное жилье на те средства, которые они могут себе позволить, и какую-то работу. Как правило, у нас получается выпускать беженцев в новую жизнь, не волнуясь за их будущее. При этом мы не бросаем наших подопечных. Нередко, обустроившись в новой жизни, они приходят к нам и сами становятся волонтёрами.

— Как вы решаете проблему получения образования маленьких беженцев?

— Можно устроить детей в черногорскую школу. Это непросто в связи с большим наплывом беженцев, но возможно. Однако многие родители хотят, чтобы дети продолжили образование либо на украинском, либо на русском языках, и это понятно. Дети и так испытали сильный стресс от переезда, а тут им ещё переходить на обучение на незнакомом языке. Зачастую это  дополнительный стресс. В стране есть несколько русскоязычных школ и одна украиноязычная. Ещё есть возможность обучения онлайн. Если нужны деньги на детские кружки или спортивные секции, а у родителей нет собственных средств, мы ищем меценатов, готовых помочь.

— А если к вам приезжают люди, которым требуется медицинская помощь?

— С медициной чуть сложнее. Украинцы могут её получить, если у них есть удостоверение «временной защиты». Россияне — только после получения ВНЖ. Мы помогаем получить статусы и тем, и другим, но этот процесс занимает некоторое время, особенно у россиян. Если же такого статуса ещё нет, а медицинская помощь требуется, мы ищем среди нашего волонтёрского комьюнити профильных врачей или собираем деньги на платное лечение. Кроме того, у нас большая служба волонтёров-психологов, которые очень востребованы, каждый третий приезжающий нуждается в помощи психолога.

Давай перейдем к пище духовной. У вас проводятся бесплатные концерты звёзд — от Бориса Гребенщикова и Олега Скрипки до Антона Батагова.

— Мы считаем эту нашу деятельность очень важной. Ещё в Древнем Риме поняли, что людям нужен не только хлеб, но и зрелища. Тут есть три направления. Первое — когда известные музыканты или лекторы приезжают в Черногорию, чтобы провести коммерческое мероприятие. Мы просим их провести у нас бесплатный концерт или лекцию для наших подопечных. Отказов бывает крайне мало. Второе — если в силу плотного графика артисты или лекторы не могут провести у нас отдельный концерт, мы просим выделить для нашего фонда какое-то бесплатное количество мест в зрительском зале. И стараемся честно распределять полученные билеты среди беженцев и волонтёров. Третий, и очень важный, формат — внутренняя культурная жизнь. Так получилось, что среди беженцев большое количество творческих людей, которые сами пишут стихи, музыку или картины. Украинцы создали даже свой театр в Черногории. Поэтому мы часто сами организуем совместные посиделки с творческой составляющей.

После начала войны в Черногорию приехали больше 20 000 человек из Украины и России. Как черногорцы относятся к этому?

— Пока в стране нет понимания, что приехало много русскоязычных и они в большинстве своем будут здесь жить. Черногорцы до сих пор продолжают воспринимать нас как отдыхающих — непонятно от чего. В их представлении мы туристы, в скором времени собирающиеся уехать домой. К сожалению, пока местная политическая и интеллектуальная элита воспринимает нас именно так. Мы стараемся работать в этом направлении. Приглашаем к нам черногорских лекторов, рассказывающих о жизни в стране, а мы, в свою очередь, рассказываем им о жизни нашего комьюнити. Очень стимулируем всех наших подопечных к изучению черногорского языка. Для этого у нас есть бесплатные языковые занятия.

Пешеходная улица в Которе, Черногория. Фото Gleb Rurenko/Unsplash

Пешеходная улица в Которе, Черногория. Фото Gleb Rurenko/Unsplash

«Заниматься образовательными проектами — исполнять свою гуманитарную миссию, а каждый из нас в условиях войны думает о том, что он может сделать»

Владимир Шмелёв — соучредитель сети школ и факультета Liberal Arts&Sciences в Черногории.

Сегодня в школах сети Adriatic учатся больше 450 учеников, преподают более 95 учителей.
Обучаться по нашей программе можно в трёх школах. Две из них уже известны и работают второй год: это школы Adriatic Novi в Херцег-Нови и Adriatic Open в Баре. В нынешнем году к ним присоединилась третья — Adriatic International в столице Черногории, Подгорице. Школа станет флагманской в части обучения по международным программам.
По факультету Liberal Arts and Science — сейчас первый набор (в сотрудничестве с университетом UDG в Подгорице), 15 студентов

 

— Сейчас наша сеть состоит из трёх школ в городах Херцег-Нови, Бар и Подгорица. Школы были придуманы ещё до войны, но расширились не от хорошей жизни, а на волне военной эмиграции. Сейчас они ориентированы в основном на детей из семей русскоязычных эмигрантов из России, Украины и Беларуси. С самого начала перед нами не стояла задача создания своеобразного русскоязычного гетто. Мы хотели уменьшить уровень стресса приехавшим детям, им его и так хватало. Создать вокруг них привычную языковую среду, одновременно готовя к интеграции не только в черногорское общество, но и в глобальный европейский контекст. В том числе и с языковой точки зрения. Например, в нашей новой школе в Подгорице обучение проводится на английском языке. При этом почти все учителя первого набора — русскоязычные. Обучение на английском позволит детям в будущем продолжить обучение в любой другой точке мира, но одновременно присутствуют мощнейшая языковая поддержка на русском языке и возможность сохранить связь с культурами стран происхождения наших учеников. Черногорский язык также обязательно изучается в школе как иностранный. Это и безусловное уважение к Черногории, и наше искреннее желание сделать хорошее образование в этой балканской стране. Мы работаем в Черногории и для Черногории, но понимаем, что любое качественное образование, как и наука, глобально. И осознаём необходимость английского языка как языка глобального общения. Могу сказать, что школы нашей сети — своего рода интеграционная программа для новых эмигрантов.

— Существует ли у тебя общение с министерством просвещения Черногории и вообще с чиновниками?

— Всё происходит в рабочем порядке. Есть процесс аккредитации и лицензирования — скорее формальный. Но мы надеемся, что после формирования нового правительства начнется более содержательный, стратегический диалог. Я уверен, что, работая с огромным количеством новых иммигрантов, мы решаем важную государственную задачу.

— Расскажи, пожалуйста, про свой новый проект — факультет Liberal Arts&Science.

— Этот факультет мы с коллегами начали организовывать вскоре после начала войны весной 2022 года. Толчком к его созданию послужили гонения на российские университеты, начавшиеся ещё до войны. В том числе арест ректора Шанинки Сергея Зуева. Сейчас в процессе создания факультета участвуют много бывших преподавателей Шанинки, но не только. Например, ВШЭ и других точек гуманитарной мысли, которые в России были раздроблены и уничтожены. Мы учредили факультет как новое черногорское учебное заведение, работающее по модели liberal arts.

Что такое liberal arts?

— Образовательная модель, распространенная в США и некоторых странах Европы. Она предполагает высокую степень индивидуализации, когда у студентов очень широкий выбор дисциплин, причём не только в гуманитарных науках. В какой-то мере можно сказать, что мы готовим разносторонне образованных людей — как в эпоху Возрождения. Поступая в университет, студент не должен сразу определиться со свой будущей специализацией. Мне вообще ранняя специализация кажется часто вредной, когда школьники 7–8 классов уже точно знают, кем хотят стать. В модели liberal arts студент посещает очень разные занятия, от political science до лингвистики. И только на втором году обучения определяется с основным направлением своих будущих занятий. Наша задача — вырастить не узкого специалиста, а профессионала с широким кругозором. Надо сказать, что это первый на Балканах факультет, сделанный по модели liberal arts. Мы добились изменения в национальном перечне квалификаций Черногории: в нём появилась новая квалификация — liberal arts. Это не узкий русскоязычный проект, а важная передовая образовательная институция и, безусловно, прорывной проект для всего региона.

Скажи, а почему ты решил заниматься именно образованием в Черногории?

— Именно образование во многом определяет облик общества. Мы знаем, как образование может стать страшной разрушительной силой — инструментом, калечащим души людей, пропагандой. Известно, что авторитарные государства, да и вообще государства, в первую очередь берут под контроль систему образования. Чтобы через неё влиять на неокрепшие умы. Вместе с тем образование может стать и созидательной силой. Всё зависит от того, в чьих руках оно находится и кто его делает. В этом смысле образование — очень важная сфера. Мне кажется, что, занимаясь ею, я вношу вклад в развитие обществ, в которых живу и работаю.