• Пятница, 29 мая 2020

Голос в конверте. Госдума с ходу приняла предложенные Кремлем поправки о голосовании по почте и в Сети — о чем они

Почта России. Фото: Ryumin Alexander / TASS / Scanpix / Leta Почта России. Фото: Ryumin Alexander / TASS / Scanpix / Leta

В администрации президента России только успели подготовить поправки к закону «Об основных гарантиях избирательных прав граждан», как Госдума уже их и приняла. Сразу во втором и третьем чтении. За поправки проголосовали 250 депутат, 83 выступили против, один парламентарий воздержался. Трансляция велась на сайте Госдумы.

Новый законопроект существенно расширяет полномочия Избиркома — теперь, если понадобится, можно будет задействовать новые формы голосования на выборах любого уровня: голосование по почте — да, имеется в виду не электронная, а самая обычная почта, легендарная «Почта России», знаменитая оперативностью своей работы, — электронное голосование, а также «иные формы голосования вне избирательных участков». Выяснило это издание «Проект», информацию подтвердили источники и в самой администрации, и в «Единой России».

Все, разумеется, ради защиты здоровья граждан. Вирус почти побежден, власть полностью контролирует ситуацию, президент сворачивает потихоньку карантин, который забыл ввести. Но есть маленькая неприятность: вирус не умеет читать, и глаз, чтобы посмотреть очередное обращение президента к нации, у него тоже нет. Он не в курсе, что российская власть его обуздала. Он продолжает заражать и убивать.

Неучтенные. Реальная смертность от Covid-2019 в Москве почти в 3 раза выше официальных показателей

Моральному лидеру нации (еще один титул для вождя, изобретенный Дмитрием Киселевым), укрывшемуся от пандемии в Ново-Огарево, и осваивающему от скуки видеосвязь, очень хочется как можно скорее провести голосование по поправкам в Конституцию. Русский язык под угрозой, традиционный брак под ударом, подвиг предков может умалиться — все это тревожит. Ну и потом — пора уже определиться с собственным будущим, обнулить сроки и править спокойно до 2036-го или до второго пришествия. Тянуть с этим нельзя.

Между прочим — не будем забывать — именно из-за голосования по поправкам Россия так долго тянула со своим недокарантином. Понадобилась истерика в исполнении Собянина и личный визит в Коммунарку, чтобы Владимир Путин поверил, что в апреле голосование проводить не стоит. Собственно, после того визита он и покинул небезопасную столицу. Бережется.

Владимир Путин во время визита в медцентр в Коммунарке для больных Путин посетил медцентр в Коммунарке для больных COVID-19. Фото AFP/Scanpix/Leta

Владимир Путин во время визита в медцентр в Коммунарке для больных Путин посетил медцентр в Коммунарке для больных COVID-19. Фото AFP/Scanpix/Leta

Не нужно быть провидцем, чтобы понять: при первой же возможности голосование будет организовано. А поскольку вирус не в курсе, что Кремль его почти победил (и Кремль в курсе, что вирус не в курсе, — не стоит воображать, будто там сидят законченные слабоумные злодеи), необходимо придумать, как организовать голосование и не погубить в процессе слишком уж много верных сторонников. Законопроект от администрации — простой и по-своему даже изящный ответ на этот сложноразрешимый вопрос.

Ну, и потом, будут ведь еще выборы самых разных уровней. К ним тоже надо готовиться, имея в виду, что народ может оказаться неблагодарным. Народ может не оценить речи о победах над печенегами и половцами, а также конструктивную критику в адрес древних спартанцев, которые довольно скверно обходились со слабыми и некрасивыми детьми.

У населения может сформироваться свое какое-то отношение к мерам государственной поддержки во время пандемии, и, что для Кремля понятно и печально, мнение это может довольно радикально отличаться от восторгов, которыми переполнены и телевизионные шоу, и провластные блоги с телеграм-каналами. Могут возникнуть неприятные вопросы и к местному начальству, и к самому высокому руководству.

С этой точки зрения новый законопроект выглядит стратегической инвестицией в будущее. И, кстати, это не единственная такая инвестиция. 12 мая Дума уже во втором чтении одобрила поправку, согласно которой в выборах любого уровня не смогут принимать участие осужденные по статьям «средней степени тяжести».

Если честно, не особенно даже интересно обсуждать, зачем это все делается: настолько все прозрачно. «Голосование вне участков» — это идеальная возможность корректировать результат любых выборов. У наблюдателей здесь минимум возможностей для контроля, а то и вовсе никаких возможностей. Как работает в России «электронное голосование», желающие уже могли наблюдать в ходе скандальных выборов в Московскую городскую думу прошлой осенью.

А в списке из пятидесяти статей УК, упомянутых в законопроекте, который Дума уже одобрила наши старые знакомые: «неоднократное нарушение правил организации либо проведения митинга», «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», «насилие в отношении представителя власти».

Выученная беспомощность. Почему россияне разуверились в своей способности изменить к лучшему ситуацию в стране

Звучит все страшно, прочтешь и задумаешься: ну да, действительно, к чему нам во власти склонные к насилию экстремисты? Но это если не вспоминать о реальной практике правоприменения в путинской России. За «неоднократные нарушения правил» судили и осудили Ильдара Дадина и Константина Котова. Скольким политическим активистам вменяли «публичные призывы» — не сосчитать, назовем для примера Егора Жукова, одного из самых известных фигурантов «московского дела». Ну, и в том же «московском деле» — масса случаев «применения насилия в отношении представителя власти», которые представителей власти только позорят — как забыть физиономии дюжих омоновцев, рассказывающих о жутких травмах, как моральных, так и физических, которые нанесли им бумажный стаканчик, или пустая пластиковая бутылка, упавшая на асфальт? Представителей власти только позорят, а многим невиновным сломали жизни по-настоящему.

Отличный приняли закон. Закон, позволяющий эффективно отсекать от выборов реальных политических активистов, способных составить конкуренцию провластным назначенцам, и ни для чего более не нужный.

Все наглядно, все просто, все даже — извините за резкость — довольно нагло. И удивляет, конечно, не это вот стремление наперсточников переписать правила игры в наперстки так, чтобы жертва их даже по случайности не могла выиграть. А момент, который для этого выбран. Момент для страны очень скверный — настоящее неприглядно, будущее туманно. И нас убеждают, что все силы брошены на борьбу с пандемией, что ничем другим героическое руководство не занимается. Что все мысли — о спасении тех, кто в беде, о защите тех, кто пока здоров, о недопущении экономического коллапса. А мысли на самом деле о том, как бы поэффективнее развести электорат в ходе очередного голосования. Как избавить себя от любых рисков, как не допустить до выборов конкурентов.

Встреча ЦИК РФ с отстраненными от выборов в столичную думу кандидатами. Фото Sputnik/Scanpix/Leta

Встреча ЦИК РФ с отстраненными от выборов в столичную думу кандидатами. Фото Sputnik/Scanpix/Leta

Многовато в этом цинизма. Ну, с учетом всего, что вокруг творится. Даже для нынешней российской власти — все-таки многовато. Хотя им-то, наверное, все это кажется необычайно своевременным: массовые мероприятия запрещены, протесты невозможны, публика слишком сосредоточена на собственных страхах, чтобы отвлекаться на изучение новых законопроектов.

Впрочем, если уж затевать разговор о важных и своевременных инициативах, то вот совсем свежая новость: «Правительство РФ решило заменить генералам каракулевые шапки меховыми». И это — не какое-нибудь юмористическое агентство, специализирующееся на выдумывании развлекательных новостей. Это «Интерфакс».

Люди делом заняты.