«Голос каждого должен быть услышан». Беседа с Екатериной Дунцовой, которая решила стать президентом РФ, чтобы помиловать политзаключённых, отменить закон об «иноагентах» и вернуть в Россию мир Спектр
Пятница, 14 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Голос каждого должен быть услышан». Беседа с Екатериной Дунцовой, которая решила стать президентом РФ, чтобы помиловать политзаключённых, отменить закон об «иноагентах» и вернуть в Россию мир

Екатерина Дунцова. Фото с личной страницы в VK Екатерина Дунцова. Фото с личной страницы в VK

В декабре будет объявлено об официальном начале предвыборной президентской кампании в России. Дата голосования, когда Владимир Путин фактически сам себя «переназначит», известна заранее: 17 марта 2024 года. Никто из экспертов не сомневается, что действующий глава государства объявит о своём решении вновь баллотироваться, а затем «победит» с запрограммированным результатом.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков прямо высказался, что не видит конкурентов для своего непосредственного начальника. Ещё весной стало известно, что администрация президента поставила перед главами регионов задачу: добиться на выборах президента явки более 70% избирателей и подачи более 75% голосов за кандидата № 1. Для достижения этих показателей планируется организовать многодневное голосование, которое активно практикуется с 2020 года, когда принимались поправки в Конституцию РФ.

Несмотря на складывающуюся обстановку, в России находятся те, кто готов рискнуть пойти на выборы с демократическими и даже антивоенными лозунгами. Пока в партии «Яблоко» размышляют, выдвигать ли им в очередной раз Григория Явлинского, в России уже появились два «самовыдвиженца». Первым оказался политик Борис Надеждин (журнал «Спектр» недавно общался с ним), второй стала журналистка Екатерина Дунцова.

Жительница города Ржев Тверской области, мать троих детей, в последнее время безостановочно общается с прессой, объясняя, чем вызвано её желание бросить вызов сложившейся политической системе. В своём телеграм-канале Екатерина сообщает о предпринятых шагах на политическом поприще:  например, на днях прошла её публичная дискуссия с политиком Борисом Надеждиным. По окончании дебатов они договорились «объединить свои силы в сборе подписей», дав возможность гражданам подписываться за обоих кандидатов одновременно. На момент публикации этого материала Дунцова сообщала :«Более 10 000 человек заявили о своём  желании поставить подписи в мою поддержку и более тысячи готовы войти в инициативную группу». Для того чтобы зарегистрироваться кандидатом в президенты России, необходимо собрать 300 000 подписей.

В интервью журналу «Спектр» Екатерина рассказала о том, чем займется, если победит на выборах, и о том, как её уже успели вызвать в прокуратуру. 

— Зачем вы решили выдвинуть свою кандидатуру на пост президента в ситуации, когда политическая конкуренция в стране сведена к минимуму?

— Сегодня независимая политика в стране сошла на нет, и многие люди, которые могли бы стать кандидатами в президенты, либо находятся в местах лишения свободы, либо под уголовным преследованием, либо просто уехали. Это, конечно, очень грустная ситуация. Мне хотелось бы дать людям надежду, что у нас появится выбор. Мне сейчас очень много людей пишут, что эта надежда появилась.

Мы ведь сейчас ходим на голосования без альтернативы. Это многих угнетает. Отсюда появляется идея бойкота. Я всегда говорила, что на любые волеизъявления необходимо ходить. Если нас спрашивают — надо отвечать. Любая дискуссия очень важна. Как только мы перестаем спорить — мы прекращаем размышлять. Чем больше сегодня будет представлено демократических кандидатов, тем больше будет доверия к выборам. Голос каждого должен быть услышан.

— Идея вернуть россиянам право выбора — это краеугольный камень вашей кампании?

— Основные моменты, которые составляют мою программу, — это демократические ценности, мирная повестка, освобождение политзаключённых, формирование сильного местного самоуправления, возвращение доверия к судебной системе и к власти в целом. Конечно, сюда входит реализация права россиян на свободные выборы.

— Вы говорите о мирной повестке. У вас есть представление, как именно Россия должна выйти из конфликта с Украиной?

— Поскольку я нахожусь в России, то любое суждение на данную тему может привести к определённой ответственности, поэтому скажу так: я за то, чтобы мы жили в мире, за то, чтобы у России установились дружеские связи со всеми странами. Для этого предстоит пройти очень большой путь. Какой? Об этом я буду развёрнуто говорить уже в качестве кандидата. Сейчас хочется пройти первый этап — зарегистрировать инициативную группу своей поддержки. Сегодня я должна быть максимально аккуратна в высказываниях, чтобы надежда, которая появилась у людей в связи с моим выдвижением, не умерла раньше времени.

— Что для вас важнее: использование предвыборной процедуры для пропаганды своих взглядов или конкретные результаты по ходу кампании: сбор подписей, проведение собрания группы сторонников из 500 человек, регистрация?

— И то, и другое. На сегодняшнем этапе самое актуальное — общественная дискуссия вокруг моего выдвижения. Вовлечение людей в процесс. Хочется, чтобы каждый подумал на эту тему. Дальше — формирование инициативной группы. Это очень важный момент, когда мы увидим концентрацию тех, кто готов поддерживать меня на выборах. Затем начнётся сбор подписей с помощью волонтёров. Это тоже станет неким объединительным процессом для россиян, которые разделяют мои взгляды.

— Как вы оцениваете настроения своих сограждан по отношению к политике действующей власти?

— По тому, что я вижу во Ржеве, большинство поддерживают нынешний курс власти. Нельзя сказать, что всё происходящее сегодня вокруг — это негатив. Людям нужно, чтобы у них дома всё было хорошо, чтобы не было проблем с ЖКХ, чтобы со своей жалобой можно было куда-то обратиться. Когда эти базовые ценности удовлетворяются, многие поддерживают статус-кво.

Я кандидат от того меньшинства, которое размышляет о том, что происходит в России, и  выражает свою позицию. У нас ведь многие думают о том, что сейчас делается в стране, но далеко не все высказывают свою точку зрения.

Сегодня ситуация сложилась таким образом, что существует четкое разделение на тех, кто «за», и тех, кто «против». В нормальном обществе такого не должно быть. Люди могут придерживаться разных взглядов, но уважать друг друга. Хочется, чтобы и у нас между гражданами не было какого-то постоянного отрицательного взаимодействия. Не говоря уже об агрессии и насилии.

— Предположим, вы стали президентом. Ваши первые шаги?

— Исходя из моей платформы, это, конечно же, освобождение политзаключённых, отмена ряда законов, которые ограничивают людей в гражданских правах, в частности, [закона] об «иностранных агентах». Работа по утверждению мирной повестки. Выражусь так.

Я понимаю, что сейчас много вопросов относительно моей программы — например, как, на мой взгляд, должна формироваться политика государства, его финансово-экономическая деятельность. Но это я изложу позже, когда объявят о проведении самих выборов. Это произойдёт, конечно, до формирования инициативной группы, и все смогут с моей программой ознакомиться.

— Давайте поговорим о конкретной проблеме, которая касается женщин Тверской области. 2 ноября местное законодательное собрание приняло закон, запрещающий «склонение к искусственному прерыванию беременности» на территории региона. Это часть широкой кампании, которая идёт по всей стране, — за ограничение возможности женщин делать аборт по собственному желанию. Как вы к этому относитесь? 

— Есть общепринятое положение, что каждый человек обладает свободой воли — он сам может принимать решения по всем вопросам своей жизни. Когда речь идёт о прерывании беременности, на женщину не должно оказываться никакого давления. Ни в одну, ни в другую сторону. Со стороны государства в такой ситуации не должно быть принуждения вообще ни в каком виде. Только финансовая поддержка.

При этом сейчас речь не идёт о запрете абортов. В документе говорится, какие формулировки нельзя использовать при информировании женщины о её состоянии здоровья и беременности. Когда женщина находится в уязвимом состоянии, ей можно внушить всё что угодно. Мы опять возвращаемся к вопросу о свободе воли.

— Как вы планируете вести свою кампанию? Ведете ли переговоры с какими-то партиями о выдвижении? Может быть, вам предлагал помощь «Наш Штаб» Анастасии Бураковой?  

— С Анастасией мы знакомы лично, но о её проекте узнала от наших общих знакомых. Нет, я сама заполнила анкету в качестве потенциального кандидата в президенты на сайте «Нашего штаба». Это может сделать любой человек.

С политическими партиями у меня пока нет взаимоотношений. Пока. Люди меня часто спрашивают: «Почему бы вам не выдвинуться от какой-то партии?» — но никаких официальных предложений не поступало.

— Зато вам поступило предложение посетить местную прокуратуру. Как это произошло? По какому поводу вас вызывали? 

— Мы здесь живём в одном небольшом городе и, можно сказать, все друг друга знаем. Мне просто позвонили и пригласили на беседу. Я не вижу ничего страшного в том, что пошла. Во время пребывания в прокуратуре я по телефону консультировалась с юристом.

Формальным поводом для разговора стал мой пост в ВКонтакте, который был обнаружен в результате мониторинга соцсетей, проводимого прокуратурой.  Публикация вызвала у них вопросы, наверное, больше философского характера. Они интересовались тем, как я трактую формулировки, содержащиеся в посте о моём выдвижении. Сводилось всё к тому, что я должна была высказать своё отношение к специальной военной операции. От этого я отказалась, сославшись на 51 статью Конституции России.

В результате подписала объяснение, в котором содержались мои ответы и очень общие формулировки. Мой собеседник очень интересовался: удалю я пост или нет? Я написала, что не собираюсь этого делать, поскольку он не нарушает закон.

— А ваш собеседник не намекал, что вам стоит отказаться от своих намерений по выдвижению в кандидаты? 

— Нет. В прокуратуре меня никто не отговаривал. Скорее по-человечески выражали обеспокоенность — в том плане, что это, возможно, лишь первое испытание из тех, которые мне предстоит ещё пройти. И это ещё не такое страшное мероприятие, какие, возможно, будут в дальнейшем.

— Вы расцениваете это как скрытую угрозу?

— Нет, в данном случает речь идет действительно о сочувствии. Человека, с которым я разговаривала, я знаю только с положительной стороны, поэтому и воспринимаю всё именно таким образом.

— Вы были главным редактором ржевской независимой телекомпании «РиТ». Чем вы сейчас занимаетесь? Сможете ли совмещать предвыборную кампанию и работу?

— Я самозанятая. Работаю теперь по ночам, потому что у меня в последние дни нет времени вообще. Кладу трубку и сразу открываю Zoom. Постоянное общение с коллегами. Я сегодня с утра даже не ела.

Работа моя сейчас заключается в том, что я пишу тексты и веду соцсети. Получаю за это гонорары и фиксирую это как самозанятая. Компания «РиТ» закрылась в прошлом году. Мы были сетевыми партнёрами одного из федеральных развлекательных каналов. Наверное, из-за моей активности наше взаимодействие, в том числе и в финансовом плане, постепенно сошло на нет. Содержать за свой счёт телекомпанию невозможно, потому я стала зарабатывать по-другому.

— Что сказали ваши родные и близкие, когда узнали о ваших планах стать президентом? 

— Меня все поддержали. У близких есть, конечно, обеспокоенность за меня, но родители сказали: «Катя, ты умная девочка, у тебя всё получится. Мы в тебя верим».