Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 9 июля 2020
  • $71.11
  • €80.59
  • 43.37

«Где флаг!?». Как в Донецке арестовывали испанскую художницу, убравшую со своего балкона российский флаг, а ее муж слушал это по телефону

Евгения Йепес. Фото предоставлено «Спектру» ее мужем. Евгения Йепес. Фото предоставлено «Спектру» ее мужем.

В Донецке похитили или задержали Евгению Йепес, гражданку Украины с видами на жительство в Испании и Норвегии, бывшую дончанку обычно проживающую с мужем, гражданином Испании, в небольшом городке под Валенсией. Евгения приехала из совсем другого мира на свою бывшую Родину и не поняла суть происходящего вокруг — 3 июня утром она обнаружила на своем балконе флаг России, который ей повесили без спроса и какого-либо согласования. Флаг она сняла, а уже вечером за ней пришли. За тем, как к в квартиру к его супруге рвались несколько неизвестных мужчин, по телефону из Испании следил муж Евгении Аннибаль Йепес. Он все подробно пересказал «Спектру».

Аннибаль Йепес когда-то приехал в Донецк учиться, там он встретил Евгению. Они поженились в 1990 году и с 1996 года жили в Испании. Муж по профессии инженер-электрик работает в строительстве, жена одно время без успеха занималась небольшим магазином, но в основном писала и продавала свои картины. Вполне благополучная европейская семья. В родном Донецке Евгения была предпоследний раз на пике его развития в 2011 году — перед Евро 2012. В городе после смерти мамы и бабушки осталась хорошая квартира на самой центральной здесь улице Артема, куда и приехала теперь испанская художница, очень переживавшая за родной край из-за войны.

Муж рассказал «Спектру», что Евгения с перерывами провела в Донецке пару месяцев осенью и зимой, съездила на отдых в Дубай и в феврале решила ненадолго вернуться в город за своими документами об образовании.

«Она встречалась с одноклассниками, делала и присылала мне много красивых фото зимнего города, ботанического сада, писала картины и словно искала повод немного задержаться — полечила зубы „потому что дешево“, начала говорить о том, что тут недорогая косметология, но я ее очень просил не идти ни на какие операции и уезжать! Она собралась, но тут начался этот карантин по коронавирусу, и она там застряла», — рассказывает «Спектру» Аннибаль.

Фото зимнего Донецка. Автор фото Евгения Йепес. Фото передано «Спектру» из е личного архива.

Фото зимнего Донецка. Автор фото Евгения Йепес. Фото передано «Спектру» из ее личного архива.

Евгения, возможно, не понимала очередную историческую значимость момента, в который она попала в Донецк. После того, как в мае на переговорах в Минске представители Украины указали на то, что у приглашенных российской стороной «представителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей» на самом деле есть гражданство РФ (были показаны даже фото их российских паспортов), в ДНР началась масштабная кампания по демонстрации глубокой интеграции с Россией. Частью этой компании должно стать беспрецедентное для этих краев празднование Дня России — в Донецке на двух центральных улицах стали завешивать стягами России целые дома, здешняя партия власти — общественное движение «Донецкая республика» — начала раздачу российских флагов всем желающим, стоит только зарегистрироваться на сайте. Ожидается, что число вывешенных флагов в ходе «искреннего порыва населения» может дойти до десятков тысяч.

А квартира Евгении Йепес находится на улице Артема, 79 — это довольно близко ко всем правительственным зданиям ДНР, самый центр, балконы ее дома расцветили в цвета России заранее — утром 3 июня. Нет, она не регистрировалась ни на каком сайте. Ей российский триколор выдали бесплатно и без спроса — просто, выйдя на собственный балкон, она обнаружила, что он уже украшен российским флагом.

Российский флаг на балконе квартиры Евгении Йепес. Фото предоставлено «Спектру» ее мужем Аннивалом.

Российский флаг на балконе квартиры Евгении Йепес. Фото предоставлено «Спектру» ее мужем Аннибалем.

«Она у меня художница и вообще не любит драпировок тканями, а тут еще этот флаг как-то не так привязали на балкон, она очень возмущалась, прислала мне фотографию всего этого и при аресте тоже из-за страха вела себя импульсивно, — говорит „Спектру“ Аннибаль Йепес. — Она может казаться такой экспрессивной и агрессивной, но я-то ее знаю — она очень хрупкая! Я очень за нее волнуюсь!»

Арест, о котором говорит Аннибаль, не заставил себя долго ждать. Если это был именно арест — в Донецке так сразу и не разберешься. Под вечер того же дня в квартиру Евгении один за другим начали ломиться люди, она тут же позвонила мужу, и тот в прямом телефонном эфире слышал все, что происходило с супругой.

Аннибаль Йепес рассказывает «Спектру» о задержании жены:

— Моя жена обнаружила этот флаг утром 3 июня, и она возмущалась сильно, потому что повесили ей флаг на балкон без ее ведома. Общались мы утром как обычно по мессенджеру, иногда она мне слала срочные сообщения на телефон с номеров украинского или испанского оператора.

И в мессенджере она послала мне фотографию, как все это выглядит на балконе. Ее эстетический вкус не принимал, плюс ей не нравилось, что этот флаг вешали без ее разрешения.

Я просил не обращать на это внимание, и мы обсуждали семейные вопросы — поскольку я находился на работе, то больше мы эту тему не тронули.

Вечером она мне позвонила в районе 21:30 и говорила, что кто-то пытается ломиться в дверь, что они говорят ей, что она заливает соседей. Она отвечала, что никого не заливает, не получала никаких сообщений от соседей, позвонит в полицию прямо сейчас! Следом к ней пришли и начали говорить, что в этом районе продают наркотики и они хотят проверить квартиру.

— Вы это все слышали в режиме реального времени, и это были разные голоса?

— Да, я это слышал, это были разные люди. Сначала один первый человек говорил про воду, позднее другой — про наркотики. Но все эти разговоры были за дверью, она ее не открывала, и все это я слушал по телефону. Она все время говорила, что будет сейчас звонить в полицию, а ей начали отвечать, что сейчас взломают дверь, если она не откроет.

— Долго это длилось?

— Несколько минут. Она еще кричала соседке, чтобы та звала полицию! Но они все равно кричали, что сейчас сломают двери и войдут. Она перепугалась и все-таки открыла дверь.

— Что-то сказала она вам при этом?

— Я только слышал, что они вошли, и один из них сразу спросил: «Где флаг?!». Моя жена: «Это что по поводу флага?!» — и продолжала возмущаться по поводу того, что это все сделано было без ее разрешения, просто повесили и все. Потом было очень шумно, они кричали, я не различал голоса.

Она вдруг стала говорить, что идет в туалет. Они: «Нет, нет, никаких туалетов!». И разговор потом прервался, кто-то отключил телефон. Я стал звонить на украинский номер — нет. На испанский номер — нет! Оба телефона выключены!

Аннибаль Йепес обзвонил друзей, соседей по дому и выяснил, что неизвестные люди допрашивали его жену в квартире более двух с половиной часов, и в 23:45 шесть или семь человек вывели ее из подъезда и увезли.

«На следующий день ее видели в сопровождении охраны, ее выводили из министерства безопасности ДНР, один из охранников сказал людям, что там были, что она подследственная теперь», — говорит муж Евгении.

«Оккупированные люди». За что в Донецке забирают в концлагерь, кого считают шпионом и как за это судят

Испанец очень волнуется за людей, которые ему помогли, говорит, что в доме живут десятки людей, и все они страшно боятся какого-то наказания, беспокоится, что тех, кто видел арест вычислят и тоже посадят. Он уже неплохо усвоил реалии ДНР.

За эти дни испанец нашел и прошел все пути, по которым обычно идут жители Донецка в таких случаях — связался по телефону и подал заявление об исчезновении человека в Ворошиловский райотдел полиции. «Я звонил и звонил, а мне отвечали, что не могут ее найти и пока продолжают искать. Они обещали перезванивать, но не звонят и не знают, собственно, ничего», — поясняет Аннибаль.

«Я обратился в посольства Испании и Норвегии в Украине, обратился в ОБСЕ, обратился в Службу безопасности Украины, МВД Украины, МВД Донецкой республики, обратился в это Министерство безопасности ДНР — на сайт его письмо написал и сейчас работаю с другими разными международными организациями», — рассказывает «Спектру» о своих мытарствах Аннибаль.

На утро 9 июня у него нет никакой информации о месте пребывания жены и людях, которые ее арестовали.

Картина Евгении Йепес. Изображение предоставлено «Спектру» ее мужем Аннивалом.

Картина Евгении Йепес. Изображение предоставлено «Спектру» ее мужем Аннибалем.

«Спектр» на условиях анонимности пообщался о ситуации с испанской художницей с одним из донецких адвокатов. «Я не могу представлять испанца, от меня потребуют ручкой подписанную бумагу — договор, который из-за карантина и всего прочего из Испании получить сейчас невозможно, кроме того существуют 5−10 адвокатов, которых использует МГБ — и больше никого! — поясняет «Спектру» адвокат из Донецка.

«По ее судьбе все просто: сейчас не слышно о месячных административных арестах по Указу по борьбе с бандитизмом, после введения в 2018 году своего УПК эту норму применять перестали, задерживают до 72 часов, а потом, если человек, не объявился, то значит он уже под следствием, и это надолго. О ней же никто ничего не знает больше пяти суток. Есть еще надежда, что ей дали 15 суток и так выйдут из скандала, но это вряд ли. По ней нет никакой информации у родных, но о ситуации с испанской этой женщиной уже слышал весь город, знаете даже в Донецке это выглядит перегибом, за флаг-то! Если она пошла под арест по линии МГБ, а ее видели у здания МГБ под конвоем, то будет долгое следствие, в ближайшее время ее переведут в 97-ю колонию, там сейчас следственный изолятор МГБ, в „Изоляцию“ сейчас вроде не отправляют. А в 97 колонии есть режим, относительный порядок, уже будут возможны передачи — все легче», — рассказал адвокат, пожелавший остаться неназванным из соображений безопасности.

В истории ДНР бывали случаи, когда задержанных МГБ подвергали особому наказанию — «депортации» из Донецка к линии фронта, крайнему украинскому блокпосту с лишением права заехать когда-либо обратно. «Спектр» знает как минимум пятерых человек, которые были подвергнуты такой процедуре. Это были либо известные общественники со связями в Москве, либо люди с деньгами и связями среди местных силовиков, которые не хотят рассказывать, на каких условиях их депортировали.

Родственники людей, которые сейчас содержатся в плену, называли «Спектру» свою личную цену для «депортации» — 32 тысячи евро. По их словам, такую сумму им называл в Донецке некий посредник. Но денег таких в семьях не было, и родственники сидят до сих пор — имен своих и любые географические привязки к населенным пунктам эти люди просили «Спектр» не называть, опасаясь за здоровье своих пленных. Предложение действовало, пока их ситуация не получила громкой публичной известности. Это совсем не про жену Аннибаля Йепеса.

В остальном люди, арестованные в Донецке по политическим статьям, получают в среднем от пяти до пятнадцати лет лишения свободы. И часто выходят на свободу по обмену пленными после полутора-двух лет неволи — очень редко раньше.

Для Евгении Йепес этот путь не закрыт, поскольку свое гражданство Украины она сохранила.