Флотоядные. Эксперты — о том, как Россия обходит нефтяные санкционные ограничения с помощью теневого танкерного флота Спектр
Четверг, 22 февраля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Флотоядные. Эксперты — о том, как Россия обходит нефтяные санкционные ограничения с помощью теневого танкерного флота

Танкер с партией российского дизельного топлива, 30 апреля 2022 года. Фото Paul Martens/ANP/Scanpix/Leta Танкер с партией российского дизельного топлива, 30 апреля 2022 года. Фото Paul Martens/ANP/Scanpix/Leta

Санкции на российскую нефтянку, целью которых являлось снижение расходов Кремля на ведение войны в Украине, всё больше теряют значимость. В ответ на них Россия закупила более сотни старых танкеров, развозящих нефть по всему миру или совершающих в открытом море перевалочные операции. В результате Москва продаёт миллионы баррелей в день. Морская торговля нефтью из России к 15 октября 2023 года составила 3,36 миллиона баррелей в сутки. Это самый высокий показатель с 1 июля, когда объём торговли составлял 3,26 миллиона баррелей. 

Контрабандная нефть

Выступившая 29 сентября министр финансов США Джанет Йеллен признала слабую эффективность введённых против Кремля санкций: «Россия потратила много денег, времени и усилий на обслуживание своего экспорта нефти <…> в результате эффективность ограничения цен снизилась».

Это первая пессимистичная оценка чиновника подобного уровня с конца 2022 года. Тогда страны «семёрки», ЕС и Австралия согласовали «потолок» на российскую сырую нефть и запретили своим компаниям страховать или предоставлять любые услуги компаниям, перевозящим нефть из России, если она продавалась выше 60 долларов за баррель. По мнению авторов санкций, неучастие  крупных западных страховых компаний в процессе перевозки позволило бы лишить Кремль львиной доли доходов и одновременно избежать резкого скачка цен.

Ситуацию прокомментировала нефтегазовый аналитик и журналист Екатерина Мереминская: «Сначала „потолок“ многим казался отличным выходом, позволившим решить, казалось бы, нерешаемую задачу — лишить Россию сверхдоходов, не вызвав при этом дефицита на рынке и роста цен. На практике он не сработал — нефть продается дороже. За 11 месяцев с введения „потолка“ цена первые семь месяцев держалась ниже его, а последние четыре — выше, причём настолько, что в среднем за январь — октябрь 2023 года цена уже тоже выше „потолка“: 61,84 доллара за баррель. Это по подсчётам Минфина. А именно они критически важны, ведь от этой цены считаются налоги, которые платят компании. В итоге санкции не сработали, потому что у России есть „теневой“ флот, а со стороны ЕС и G7 нет достаточного контроля».

«Введённый западными странами ценовой барьер на российскую нефть работал в течение первого полугодия 2023 года. Цены на российскую нефть упали, и поступления в российский бюджет сильно сократились. Но Россия смогла обзавестись своим танкерным флотом, научилась использовать его без участия западных страховых компаний и начала продавать нефть в страны, согласившиеся покупать её по ценам ниже мировых, что всё равно выгодно для России. Поэтому с середины года санкции перестали быть настолько эффективными, как раньше. Но они всё равно работают — зачастую Россия вынуждена продавать свою нефть за слабо или вообще не конвертируемую валюту. Вторым значимым фактором является работа большого количества посредников, так или иначе отбирающих у Москвы существенную часть дохода», — рассказал нам кандидат экономических наук, аналитик Николай Кульбака.

Для этого Кремль не только использовал небольшие страховые компании, не попадающие под юрисдикцию западных стран, но и открыл по всему миру, особенно в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) и Гонконге, новые предприятия. Их цель — расширение поставок российской нефти и нефтепродуктов, а также заключение сделок в дирхамах ОАЭ или китайских юанях, а не в долларах.

Танкеры с сырой нефтью на рейде российского порта Находка. Фото Tatiana Meel/File Photo/Reuters/Scanpix/LETA

Танкеры с сырой нефтью на рейде российского порта Находка. Фото Tatiana Meel/File Photo/Reuters/Scanpix/LETA

Ошибка вышла боком

Российский рост доходов от продажи нефти был заложен в пакете санкций — в частности, в установлении 60-долларового «потолка». В момент введения санкций нефть продавалась примерно по 50 долларов за баррель. Но вскоре после введённых в отношении Кремля мер Саудовская Аравия начала добровольное сокращение добычи, в результате цены полезли вверх. Когда цена на нефть самой популярной марки Brent перевалила за 90 долларов, любые претензии на сделку с российской нефтью ниже ценового порога просто исчезли. Установленный лимит работал, когда был немного выше имеющегося на рынке уровня. Как только цена поднялась выше 60 долларов, он морально устарел.

«Было ошибкой дать России собрать „ржавый“ флот. Но есть и ещё одна, более важная, проблема. Рынок нефти непрозрачен и сложен. Цену, которая на самом деле стоит в контракте, знают только продавец и покупатель. С тем, что обозначено в таможенной декларации или в документах у перевозчика, она может совпадать весьма условно. Особенно если, например, Роснефть продаёт топливо своему же предприятию Nayara Energy, второму крупнейшему нефтяному переработчику в Индии (у Роснефти 49,13% в этой компании). Перевозчики и страховщики жалуются, что у них нет способов проверить, сколько на самом деле стоит нефть, которую они везут. Знаете, что написано в европейских документах для страховщиков? Что они должны попросить у продавца бумаги, подтверждающие цену нефти, но если официальных документов нет, пусть хотя бы впишут в специальный бланк. Конечно, у всех соблазн вписать удобную цену ниже „потолка“, чтобы никто не нервничал, — и эта цифра не имеет никакого отношения к тем доходам, которые получит компания», — говорит Екатерина Мереминская.

Проблема в том, что авторы не очень разобрались в механизме рыночных отношений. Как только они ограничили цену на российскую нефть, спрос увеличился. Но, учитывая, что страны ОПЕК держат цены значительно выше затрат на её добычу, а России нужно всё больше денег на ведение войны в Украине, трудно ожидать сокращения продажи нефти на мировом рынке. Тем более что при высоком спросе можно получить очень хорошую выгоду. Москва же успешно воспользовалась слабостью контроля транзакций по проданной нефти.

«Нельзя сказать, что Москва использовала тот или иной опыт конкретной страны. Скорее подошла к проблеме творчески. Обход санкций — сложный процесс. Надо решать проблемы оплаты: кто и в какой валюте платит за нефть, каким образом её везти и как страховать, как отключать транспондеры на танкерах? Сказать, что Кремль использовал какую-то одну схему, нельзя», — считает Николай Кульбака.

Мировая торговля нефтью ведётся по «плавающим» ценам, фиксированным остаётся лишь верхний порог. К тому же нефть торгуется минимум за несколько недель до поставки. Для подобной сделки невозможно сказать, превышает ли она зафиксированный порог в 60 долларов. А для того чтобы не слишком честная страховая компания подписала контракт с российским экспортёром нефти, тому достаточно представить документ, подтверждающий соблюдение ценового порога. Но россияне к этому готовы. Они завышают транспортные и другие расходы, что не очень сложно.

В результате Кремль может позволить себе увеличение военных расходов, которые, возможно, вырастут в следующем году на 70%. В отличие от крупнейшей экономики Евросоюза — Германии, чья экономическая ситуация ухудшается.

Афины помогли Москве

Вскоре после введения нефтяных санкций греческие судовладельцы, занимавшиеся раньше перевозкой российской нефти, открыли для себя ещё один очень прибыльный источник дохода: продажу России старых танкеров. На торговле «винтажными» танкерами к февралю 2023 года Афины заработали 4 миллиарда долларов, сбыв их Москве напрямую или через подставные компании. Греция продала России более 97 нефтеналивных судов, что составляет 25% мирового парка.

Стремительный рост продаж старых танкеров начался в апреле 2022 года, особенно в юрисдикциях, не озабоченных соблюдением санкций против России. Открылась «Великая распродажа греческих танкеров», российским покупателям никакая цена не казалась слишком высокой. Иногда цена продажи судна была выше той, которую хозяева заплатили за него раньше. Например, компания «Тенамарис» продала танкер Seatrust типа «Афрамакс» за 35 миллионов долларов — в три раза дороже, чем отдала за него восемь лет назад.

Российский нефтяной танкер в Новороссийске. Фото AP / Scanpix / LETA.

Российский нефтяной танкер в Новороссийске. Фото AP/Scanpix/LETA

По разным оценкам, Россия потратила на создание «теневого» танкерного флота более 2,2 миллиарда долларов. Точное число приобретённых судов никто назвать не может, оно варьируется от 100 до 600. Такая разница обусловлена тем, что одни аналитики исходят только из количества судов, купленных Москвой в прошлом году. Другие включают сюда иранские и венесуэльские суда, участвующие в процессе торговли российской нефтью.

Николай Кульбака уверен, что «рынок танкеров достаточно большой и купить старые корабли не составляет труда». «Постоянно идёт обновление флота, и есть просто огромное количество кораблей, зарегистрированных в самых разных юрисдикциях. Проблема здесь не в том, что России помогла Греция или любая другая страна. Если есть деньги — покупай корабли и вози нефть. В данном случае Россия получила выгоду от глобализации мировой торговли», — полагает экономист.

Закупленные старые суда очень помогли, считает Екатерина Мереминская: «Сильно помогли. С ними гораздо проще — не надо ничего выдумывать со страховкой».

Запад наносит ответный удар

Нельзя сказать, что стремление России превратить свои нефтяные поставки в контрабандный товар остаётся незамеченным на Западе. В октябре в санкционные списки попали Yasa Golden Bosphorus и SCF Primorye — два танкера, приписанные к Турции и ОАЭ соответственно. В ноябре список пополнили три российских танкера: «Казань», «Лиговский проспект» и NS Century, принадлежащие судоходным операторам в Дубае. Все пять судов были замечены в нарушении «ценового порога».

И это только первая ласточка. Американский Минфин вплотную занялся «теневым» флотом России. Расследуются дела в отношении судоходных компаний из 30 стран и 100 судов — это практически весь документально зафиксированный на сегодняшний день «теневой» флот России.

Кроме того, Европейская комиссия собирается предложить новый механизм продажи подержанных танкеров. В правилах должно быть предусмотрено прямое запрещение перепродавать суда России. Продажа кораблей в третьи страны будет возможна при условии, что  покупатели воздержатся от перепродажи судов российским компаниям. При этом, однако, не выработан механизм, исключающий дальнейшую перепродажу кораблей и их попадание в «теневой» флот Москвы.

«Соединённые Штаты борются с „теневым“ флотом, и довольно успешно. Американцы стараются повысить риски „теневых“ перевозок. В последние пару недель цены упали. Значит, реакция есть. Вообще меры по закрытию подобного канала всегда существуют. Вопрос в их стоимости и в том, готовы ли государства, вводящие санкции, тратить на них значительные усилия», — считает Николай Кульбака.

Вопрос, сможет ли Россия и дальше наращивать продажи нефти, остаётся открытым, считает Екатерина Мереминская: «Если будет спрос, то „потолок“ точно не помешает нарастить продажи. Во всяком случае в том виде, в котором он есть сейчас. Посмотрим, что будет».