«Это дело — мёртвое, всё, его песня спета». Режиссёр Евгения Беркович выступила в стихах на апелляции по избранию меры пресечения Спектр
Среда, 17 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Это дело — мёртвое, всё, его песня спета». Режиссёр Евгения Беркович выступила в стихах на апелляции по избранию меры пресечения

Женя Беркович. Фото Ilya Pitalev/IMAGO/SNA/Scanpix/LETA Женя Беркович. Фото Ilya Pitalev/IMAGO/SNA/Scanpix/LETA

В Замоскворецком суде Москвы 9 января прошла апелляция по избранию меры пресечения для режиссера Евгении Беркович и сценариста Светланы Петрийчук.

На суде Беркович прочитала свои стихи, в которых подробно рассказала о ходе дела. По словам режиссёра, во время заседаний каждый раз звучит фраза, которая её «совершенно завораживает»: «Суд не видит оснований для изменения меры пресечения, поскольку не изменились обстоятельства, при которых она была избрана».

Приводим речь Евгении Беркович в суде полностью.

Ваша Честь!
Я должна констатировать:
Все действительно так и есть.
Тут и нечего дискутировать.

И наши аргументы и правда всегда похожи.
Потому что от следствия каждый раз
Мы слышим один набор из формальных фраз,
И, естественно, отвечаем одно и то же!

Все продолжает повторяться и повторяться.
Я уже не знаю, за что мне браться
И как нам драться.
Написать речь и спеть ее? На бурятском?
Продавать в ней рекламные интеграции.

Каждый раз, когда нас со Светой везут сюда,
Мы надеемся. Но что-то никак пока.
Как граждане мы рассчитываем на час суда,
Но каждый раз получается День сурка.

На один вопрос существует один ответ!
И мы его даем: иногда по видео, иногда, как сейчас, вживую.
Про возможность скрыться, которой нет,
Про давление на свидетелей, которых не существует.

И про то, что из дома с браслетом никуда я не убегу,
Я в этой драме в любом случае до финала.
И продолжить преступную деятельность
Я по-прежнему не могу,
Потому что я ее в принципе не начинала!

Я в России, под следствием. От его сетей
Мне всем желании никуда не деться.
У меня по-прежнему двое больных детей,
Которых снова лишают детства.

16 лет детдомов — это на двоих.
И вот наконец дом, безопасность, мама.
Можно же мучать меня и не мучать их?
Просто не мучать, это уже не мало.

Женя Беркович в Замоскворецком районном суде Москвы. Фото Alexander NEMENOV/AFP/Scanpix/Leta

Женя Беркович в Замоскворецком районном суде Москвы. Фото Alexander NEMENOV/AFP/Scanpix/Leta

У меня все то же жилье в Москве.
И прописка та же, и адрес запомнить просто.
Вот только бабушки: до ареста их было две.
Теперь одна. Через месяц ей девяносто.
Я надеюсь, будет…

И следствие все еще ничего не смогло нарыть,
Несмотря на все ресурсы и все возможности.
И по-прежнему никто не спешит закрыть
Это наше Дело Особой Сложности.

Это дело — мертвое, все, его песня спета.
Его не спасти экспертизой, допросом, словом.
Слышите, за девять месяцев можно было родить целиком эксперта.
И он бы вышел вполне готовым!

Может, уже закончить с публичной поркой?
Мы не в восьмидесятых и за окнами не бараки.
Разница между следствием и разборкой
В том, чтобы доказать, а не наказать!

Но следствие довольно, так все легко устроив.
Удобно же: дело не движется, мы сидим.
Эта стратегия для реально крутых героев.
Противник не вышел на поле, значит, не победим.

Ваша честь! Мы не сами выбрали этот путь
И нашу дорогу не назовешь комфортной.
Понимаете, когда неизменна суть
Художнику останется работать с формой.

А суть не изменится — здесь не может быть разных сутей
Это вам скажет любой ребенок — не важно чей.
Как граждане мы рассчитываем на справедливых судей,
Еще немножко рано для палачей.
Но я все еще верю, что вы не один из них.
Что для вас это тоже серьезный и честный выбор.
И раз он зачем-то у вас возник,
То значит, и мы все еще можем ждать сюрпризов.

Я сейчас закончу, у меня нет четырех томов,
К сожалению, нет даже двух тетрадок
Но если нет надежды на выбор слов,
Остается делать ставку на их порядок.

В конце концов, наступил Новый год
Прилетел дракон — не паук, не червяк, не немая рыба.
Я прошу вас, вспомните про чудо и про закон
Это почти синонимы. У меня все. Спасибо!

Женя Беркович и Светлана Петрийчук. Фото Alexander Zemlianichenko/AP Photo/Scanpix/LETA

Женя Беркович и Светлана Петрийчук. Фото Alexander Zemlianichenko/AP Photo/Scanpix/LETA

В итоге суд продлил содержание под стражей Беркович и Петрийчук до 10 марта.

Авторы спектакля «Финист Ясный Сокол» режиссёр Евгения Беркович и сценарист Светлана Петрийчук были задержаны 4 мая, на следующий день суд арестовал их на два месяца, а затем продлил арест. Следствие посчитало, что в их спектакле содержатся признаки «оправдания терроризма».

«Финист Ясный Сокол» вышел в 2021 году, работа была номинирована на четыре премии фестиваля «Золотая маска» и в итоге получила две награды. В пьесе рассказывается о женщинах, которые знакомятся в интернете с радикальными исламистами — и уезжают из России к своим «возлюбленным».