• Четверг, 2 июля 2020
  • $71.28
  • €80.00
  • 42.12

«Деньги под матрасом пропадут». Где в условиях кризиса лучше хранить сбережения, что покупать и как быть с кредитами

Московский пункт обмены валют, 10 марта 2020. Фото EPA/SERGEI ILNITSKY/Scanpix/LETA Московский пункт обмены валют, 10 марта 2020. Фото EPA/SERGEI ILNITSKY/Scanpix/LETA

Капитализация российских нефтяных компаний на открытие торгов на Московской бирже 10 марта упала на 1,6 трлн руб. Нефть марки Brent стоила днем чуть больше 36 $ за баррель. Курс доллара — более 70 рублей.

О том, что делать и чего не делать россиянам, чтобы выстоять в условиях разразившегося финансового кризиса, мы поговорили с Константином Зыряновым, экспертом по финансам, исполнительным директором ACI Russia (Национальная организация российских специалистов финансовых рынков, — прим. «Спектра»).

— Константин, что посоветуете сегодня для того, чтобы хоть как-то защитить себя от обесценивания рубля?

— Если вы живете от зарплаты до зарплаты, то понятно, что ни во что вкладываться вам нельзя, да и невозможно. Понятно, что нас ждет глобальный рост цен, связанный с замедлением мировой экономики, в первую очередь — из-за коронавируса. И надо готовиться к глобальному ухудшению жизни. Поэтому совет тем людям, у которых нет никаких накоплений, никаких свободных средств — максимально воздержаться от трат, ни в коем случае не брать кредиты, а пытаться прожить на те деньги, которые есть, понимая, что через какое-то время почти со стопроцентной вероятностью будет, увы, хуже.

Есть те, у кого имеются какие-то сбережения. Те, кто смог что-то отложить. Для них важно сегодня не заработать, а сохранить. Сохранить то, что есть. А сохранить в условиях волатильного рынка — это держать средства в твердой валюте. Я всегда рекомендую «корзину» доллар/евро, примерно пополам. И потихоньку достаете по копеечке, переводите в рубли и тратите аккуратно. Понятно, что хранить надо не под матрасом, потому что возникает большой риск исчезновения этих денег.

Константин Зырянов. Фото из личного архива

Константин Зырянов. Фото из личного архива

— А чем твердая валюта под матрасом хуже твердой валюты в банке? Наши люди предпочитают матрас.

— Любые деньги под матрасом, по статистике, очень часто исчезают в результате пожара, воровства, мошенничества — особенно если речь идет о пожилых людях. А в условиях неопределенности и кризиса число мошенников резко возрастает. Деньги лучше хранить в банке. Понятно, что наши граждане банков боятся и помнят всяческие реформы, в результате которых люди оставались без своих денег. И слухи ходят постоянно об этом. Но если мы говорим о небольших суммах денег, вложенных в крупнейшие государственные банки, то риска тут нет.

Хранить деньги нужно в надежном банке. Сегодня к ним можно отнести всего лишь несколько больших финансовых института — в первую очередь, это Сбербанк. Ну, и другие государственные банки — ВТБ, Газпромбанк… Чтобы не рисковать, надо разместить там свои доллары и евро. Можно говорить о депозитах, но понятно, что депозитная ставка будет около ноля процентов годовых. Дай бог, чтоб она была положительной.

Если мы посмотрим на ближайшую перспективу, то есть, на текущий год, то он у нас пройдет сначала в борьбе с коронавирусом, потом — в борьбе с экономическими последствиями тех защитных мер, которые уже вводятся — пока хаотично и неравномерно — разными странами с целью избежать резкого роста числа зараженных. Это воздействует на топливно-энергетический комплекс, на отрасли промышленности, связанные с туризмом, транспортом, и по цепочке можно найти еще ряд отраслей, на которые борьба с эпидемией повлияет отрицательно.

«Затягивать пояса и выживать». Владислав Иноземцев — о том, что случилось с нефтью и рублем и чего нам всем ждать дальше

Вместе с тем, есть всегда и положительные моменты. Поэтому вот что я бы рекомендовал тем, кто входит в группу финансовых инвесторов, то есть, людям, у которых есть некая свободная сумма денег, допустим, эквивалент 50 000 долларов. Во-первых, не предпринимать резких движений никогда. То, что произошло — уже данность. Тенденция произошедшего, как правило, уже заложена в стоимости активов, которые есть на рынке. Глобально этим людям я также рекомендовал бы перейти в наличность. Если у вас на руках акции — их лучше продать. Но не в первую же минуту. Понятно, что бумаги сейчас здорово упали в цене. Может быть, лучше подождать некоторой стабилизации, оттока в течение дня. Но я считаю, что максимально надо выходить с высоковолатильных рынков, в первую очередь — с рынка акций. Может быть, выходить не в кэш, а покупать облигации высоконадежных эмитентов со сроком погашения не более одного года.

А какую-то часть средств лучше оставить на счетах, потому что во времена волатильности всегда будут появляться моменты, благоприятные для входа в тот или иной актив. Потому что появляются активы, которые сильно недооценены. На сегодняшний момент я, скажем, вижу недооценку акций «Тинькова», связанные с предьявлением налоговых претензий в США к владельцу компаниии и с его болезнью, о которой он объявил на днях.

Не просто богатый россиянин. США заподозрили Олега Тинькова в неуплате налогов, он обязан носить электронный браслет, находиться дома и отмечаться в полиции

— А имеет ли смысл покупать золото в качестве защитной меры?

— Золото, конечно, всегда считалось защитным активом. Только разумность подобного шага зависит от того, сколько денег у вас есть. Вы можете купить золото, и оно будет защитным активом в течение, скажем, ближайшего месяца, года. Но в долгосрочной перспективе золото, на мой взгляд, теряет привлекательность для своего потребителя. Поэтому вы можете в него вкладываться, но не надолго. Кроме того, в России всегда была затруднена покупка и продажа физического золота. На мой взгляд, золото условно надежный защитный актив в условиях нынешней неопределенности. Надежным защитным активом может стать не золото, а акции золотодобывающих компаний и компаний, работающих с драгоценными металлами.

— А что делать сегодня тем, у кого нет средств для инвестиций, зато есть ипотечные и потребительские кредиты?

— Я считаю, что если человек взял кредит в иностранной валюте, надо как можно быстрее договориться с банком о переводе этого кредита — понятно, что по текущей цене — из иностранной валюты в рубли. Потому что есть риск дальнейшего неограниченного падения рубля по отношению к иностранной валюте. И люди с валютными кредитами — под риском. Если же у вас кредит в рублях, то вам, я думаю, повезло. Те ставки, которые сегодня есть — если мы говорим о льготной ставке, то это порядка 5%, если о текущей рыночной — то до 10%, средняя ипотечная ставка — 8,8%, и это все рублевые ставки.

Понятно, что доходы в рублях у населения сильно расти не будут. Но при прочих равных стоимость активов при этом постепенно будет расти. Поэтому я считаю, что не надо никоим образом стараться досрочно погасить кредит, а наоборот, пользоваться этими рублевыми кредитами по относительно невысокой цене.

Работа фабрики Гознак. ФотоEPA/SERGEI ILNITSKY/Scanpix/LETA

Работа фабрики Гознак. ФотоEPA/SERGEI ILNITSKY/Scanpix/LETA

Вообще единственное средство, которое изобрела мировая финансовая система для борьбы с кризисом и которое на самом деле работает — это наполнение экономики деньгами. То есть, включение печатного станка. При увеличении денежной массы в экономике, конечно, возникает инфляция. То есть, снижается реальная стоимость денег. И если люди имеют долг перед банком в виде, скажем, ипотечного кредита, то реальная стоимость этого кредита при инфляции снижается. Фактически их долг уменьшается на величину инфляции.

И если у вас есть возможность взять ипотечный кредит сегодня и есть уверенность в том, что вы сможете его выплачивать в течение ближайших нескольких лет, то лучше всего в течение ближайшего месяца его взять.

«Руководству России были, видимо, предоставлены ложные отчеты». Михаил Крутихин — о причинах падения цен на нефть и крушения курса рубля

— По вашему мнению, нынешний кризис будет дольше и сильнее, чем, скажем, в 2008?

— Понимаете, в 2008 году кризис был все же спровоцирован финансовыми рынками, перекупленностью на рынке. А нынешний кризис спровоцирован реальной ситуацией в экономике. То есть, в 2008 кризис произошел потому, что рухнули финансово-кредитные пирамиды. Нынешний кризис начался, когда экономика многих стран чувствовала себя очень хорошо. Этот кризис начался в определенных отраслях, он спровоцирован реальным снижением спроса на определенные активы, в частности, на энергоносители. И пока мы не понимаем его объемов. И трудно сказать, насколько он будет глубоким и как долго продлится.

Сказать можно одно: если кризис 2008 года привел к перестройке работы мировой финансово-кредитной системы, то нынешний приведет к структурной перестройке многих отраслей промышленности и экономики.