• Пятница, 5 июня 2020
  • $69.15
  • €78.38
  • 39.91

Цифровой премьер. Что хочет и что сможет сделать во главе правительства Михаил Мишустин без команды и со старыми министрами

Председатель правительства РФ Михаил Мишустин. Фото Photo by Kirill KUDRYAVTSEV / AFP/Scanpix/LETA Председатель правительства РФ Михаил Мишустин. Фото Photo by Kirill KUDRYAVTSEV / AFP/Scanpix/LETA

Государственная Дума утвердила Михаила Мишустина на посту председателя правительства России. Бывший глава ФНС с утра рассказывал парламентариям о своем видении основных задач на посту премьер-министра.

«Самое важное — снять барьеры для бизнеса, сократить издержки для бизнеса, во всяком случае, существенно поговорить с бизнесом», — заявил он.

«У нас достаточно стабильная ситуация, потому что ФНБ (фонд национального благосостояния, — прим. „Спектра“) сформировался приличный, золотовалютные резервы — это все достаточно хорошо стабилизирует ситуацию. У нас инфляция, я думаю, не выйдет за 4%, это очевидно», — сказал новый премьер-министр, добавив, что первое, что необходимо делать, «это серьезно заниматься институциональными реформами, реформами управления».

«Я буду разбираться с программами, национальным проектом „Цифровая экономика“. Без сомнения, государство должно являться цифровой платформой, которая создана для людей», — пообещал премьер Мишустин.

Госдума рассматривает кандидатуру Михаила Мишустина на пост премьера. Видеотрансляция

Опрошенные «Спектром» эксперты считают, что такой хороший чиновник, как Михаил Мишустин, действительно сможет заниматься нацпроектами и цифровизацией, но вряд ли способен принимать серьезные стратегичские решения, зато мог бы побороться с воровством, но вот захочет ли — не известно.

По мнению политолога, научного сотрудника Карлова университета Александра Морозова, Мишустин — опытный гражданский чиновник, и российская экономическая среда ценит его за реформу системы взыскания налогов. Мишустин ее успешно модернизировал. Считается, что он принадлежит к тому же кругу, что Греф и Набиуллина. Поэтому, по мнению эксперта, Михаил Мишустин может оказаться техническим премьером на период до парламентских выборов. Но при этом он достаточно сильный чиновник для того, чтобы за два года нарастить политический капитал и остаться премьером и после выборов.

Политолог и публицист Константина Калачев отмечает, что в озвученных Мишустиным приоритетах нет ничего нового по сравнению с ориентирами предыдущего правительства: «Фискальная функция, изъятие части доходов (чем он занимался до премьерства) — это одно, создание доходов — совсем другое. Хорошо, что с собираемостью налогов проблема решена, хорошо, если повысится эффективность использования каждого бюджетного рубля, но что с драйверами роста? Мишустин весьма осторожен. И очевидно, что предложений системных изменений нет и не будет. Он выглядит хорошим чиновником. Не более».

Росреестр скрыл принадлежавшую семье Мишустина недвижимость на Рублевке

С этим мнением согласен политолог Иван Преображенский: «Михаил Мишустин, утвержденный Госдумой без всяких споров премьер-министром, выглядит как технический премьер. Он не будет создавать никакой политической активности. Похожие премьеры „переходного“ периода в России уже были: Фрадков и Зубков. Оба, кстати, финансисты, как и Мишустин. При нем можно ждать реальную, а не виртуальную, как при Медведеве, цифровизацию правительства. И он вполне имеет шансы остаться на своем посту и после выборов, как парламентских, так и президентских. Если пост премьера не будет существенным в новом балансе институтов в стране по новой Конституции».

«Гораздо важнее в этом плане, сохранит ли отставник Медведев пост лидера партии „Единая Россия“, или партию возглавит кто-то другой. От этого личность премьера после парламентских и президентских выборов будет зависеть, по новой Конституции, куда больше, чем от личных рабочих качеств Мишустина», — уверен Иван Преображенский.

Михаил Мишустин и Дмитрий Медведев. ФотоSputnik/Ekaterina Shtukina/Pool via REUTERS/Scanpix/LETA

Михаил Мишустин и Дмитрий Медведев. ФотоSputnik/Ekaterina Shtukina/Pool via REUTERS/Scanpix/LETA

По мнению Константина Калачева, пока можно только гадать, пострадает от предстоящих перестановок финансово-эекономический или социальный блок. «Если нужны сакральные жертвы, то логично было бы заменить министра здравохранения, министра труда и социальной политики и министра спорта», — говорит он.

Его мысль развивают слова директора Центра исследований постиндуст­риального обще­ства Владислава Иноземцева. Он негативно оценивает перспективу предполагаемой замены в новом Кабинете министра финансов Анатолия Силуанова, который считался влиятельной и отчасти самостоятельной фигурой, на его заместителя, экс-финансиста «Газпрома» Алексея Круглова. По мнению Владислава Иноземцева, это будет означать, что министерство финансов правительства Михаила Мишустина будет беспрекословно выполнять все указания Кремля. А значит, предполагает эксперт, значительная часть «кубышки» будет растрачена — причем как раз к моменту, когда глобальный экономический кри­зис станет наиболее вероятным.

Президентский фальстарт. Владислав Иноземцев о том, что Владимир Путин, возможно, поспешил с запуском «трансфера власти»

Экономист Яков Миркин считает, что все сегодняшние обсуждения — это гадание на кофейной гуще. «В ближайшее время мы узнаем, по какому из четырех возможных путей экономического развития пойдет Россия. Есть четыре возможности: первая — наглухо закрытая экономика, где самое важное — это контроль и надзор, в том числе и над личным поведением, а это как раз цифровая экономика, в которой силен премьер Мишустин, и этот путь — тупиковый, — считает Яков Миркин.

«Второй вариант — оставить все как есть, поверить, что так называемыми нацпроектами можно вызвать экономический рост, и это тоже тупик, приводящий к социальным рискам», — продолжает эксперт. «Третья дорожка — „поздний Франко“, его попытка приоткрыть Испанию на рубеже 50−60 годов, что привело к первому испанскому экономическому чуду, — продолжает Яков Миркин. — Четвертый путь развития — попытка финансового и экономич чуда, форсажа, но не административным нажимом по вертикали, а через создание экономики стимулов, так, как это было в Японии, Корее, в послевоенной Германии. Увы, на это надежды мало, примерно 5−10 процентов.»

По мнению Якова Миркина, наиболее вероятен при новом правительстве второй путь экономического развития, своего рода латиноамериканская модель, «разве что в более живом и энергичном исполнении».

Кошелек для бюрократии. Владислав Иноземцев о том, почему российские нацпроекты обогащают чиновников, а не страну

Константин Калачев отмечает, что своей команды у нового российского премьер-министра нет. По мнению эксперта, нет у Мишустина и своего политического лица и стратегии. «Это точно лишнее при назначении на такую должность, — подчеркивает политолог, — Будь у Мишустина эти качества, он не стал бы премьером».

Александр Морозов согласен с тем, что пока трудно сказать, насколько большими будут перестановки в правительстве. «На мой взгляд, останется весь прежний состав до выборов 2021 года. Может быть, уйдут один или два члена правительства. Например, вице-премьер Мутко», — отмечает политолог.

Виталий Мутко. Фото Alexei Nikolsky/Russian Presidential Press and Information Office/TASS/Scanpix/LETA

Виталий Мутко. Фото Alexei Nikolsky/Russian Presidential Press and Information Office/TASS/Scanpix/LETA

Иван Преображенский отмечает, что министры должны образовать не техническое временное правительство, а нормальный полноценный кабинет министров: «Проходные фигуры в нем вряд ли появятся и я сомневаюсь, что произойдет сильное его обновление». Он уверен, что большинство министров сохранят свои посты, однако отдельные перестановки обязательно будут. «Такие транзитные периоды традиционно используются в конкурентный борьбе кланов и отдельных чиновников», — замечает Преображенский.

«Трансфер власти уже идет». Что означают изменения Конституции и отставка правительства России

Константин Калачев подчеркивает, что от Мишустина в новой должности ждут учета, контроля и цифровизации: «Порядок, дисциплина, новые технологии управления — вот чего от него ждет Путин. Институциональные изменения за пределами его компетенции. Он должен оживить нац. проекты, напомнить бизнесу о социальной ответственности, сократить масштабы воровства», — говорит политолог.

Основатель «Трансперенси Интернешнл Россия» Елена Панфилова замечает, что техническая возможность для того, чтобы сократить уровень воровства среди чиновников, у нового главы правительства есть: «Все навыки, умения и инструменты у Мишустина есть, захочет ли он это все делать в реальности и сможет ли — другой вопрос», — считает Панфилова. По ее мнению, никаких явных предпосылок того, что в Кремле есть реальный запрос на борьбу с коррупцией, воровством и давлением на бизнес, пока нет.