Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 29 сентября 2020
  • $79.66
  • €93.14
  • 42.66

«Что делать с невежеством и агрессией?». Полный текст обращения Евгения Миронова

Российский артист Евгений Миронов. Фото: Sputnik / Scanpix Российский артист Евгений Миронов. Фото: Sputnik / Scanpix

Актер и художественный руководитель Театра Наций Евгений Миронов опубликовал на сайте своего театра заявление, в котором выступил с поддержкой художественному руководителю театра «Сатирикон» Константина Райкина и призвал деятелей культуры объединиться в профессиональные сообщества.

«Спектр» публикует полный текст этого заявления.

Для меня вопрос не в оценке выступления Константина Райкина на съезде СТД. Конечно, я с ним согласен и целиком разделяю его тревогу. Для меня вопрос в другом: что нам делать? Я вообще внутренне против расколов, против разделения на разные лагеря.

Мы все время вынуждены подписывать письма, и чем больше их подписываешь, тем меньше становится их ценность и влияние. Один и тот же поступок делает тебя чьим-то врагом, а через несколько дней все меняется с точностью до наоборот.

С другой стороны, как не подписывать, если все время возникают угрозы по отношению к деятелям искусства, к их спектаклям, выставкам, книгам, фильмам — угрозы со стороны отдельных людей или каких-то сомнительных организаций, которые присваивают себе право судить об искусстве, самозванно берут на себя миссию защитников якобы нравственности и традиций…

Так вот: что нам делать? Что делать с невежеством и агрессией, количество проявлений которых переросло в качество? Вообще, категория количества в нашей стране в последнее время стала слишком серьезным аргументом. А мы знаем, что в истории бывали моменты, когда опора на большинство приводила не к положительным, а к плачевным результатам. Как нам, профессионалам, бороться и отстаивать интересы своих товарищей в подобных ситуациях?

Когда мы, каждый из своего угла, что-то выкрикиваем, ничего путного не выходит. Мы часто проигрываем. Что делать, когда агрессивные невежи влезают в сугубо профессиональную деятельность, пытаются дискредитировать понятия «художник», «творчество», «свобода»? Объяснять, что «Даная» — не порнография, «Купание красного коня» — не пропаганда гомосексуализма, а «Лолита» — не манифест педофилии? Но это нужно делать в школе. А взрослым людям этого уже не объяснишь.

Мне кажется, что выход один: объединиться в профессиональное сообщество, какой-то неформальный орган, для каждого вида искусства — свой, куда должны войти люди с безупречной репутацией, всей своей жизнью доказавшие свою компетентность, взявшие на себя ответственность перед государством за большие творческие коллективы.

Нашу профессию мы понимаем лучше всех, и те нелепые границы, которые нам пытаются поставить, могут привести только к одному — к деградации. Мы должны помочь и обществу, и, если хотите, власти, которая тоже не всегда понимает, кому можно верить, а кому нет, кто профессионал, а кто нет. И мы, как профессионалы, должны сами вырабатывать мнение по поводу случаев, которые кому-то могут показаться спорными — в силу необразованности этих людей, их излишней возбудимости, болезненной обидчивости или каких-то еще субъективных факторов.

Нужно, чтобы общество в каждой сфере деятельности научилось опираться на ответственных профессионалов, а не на праздных невежд, ряженых и самозванных блюстителей морали.