«Черный день» России. Игорь Липсиц об "официальном росте ВВП" и о том, кого и как затронет новая налоговая реформа Спектр
Понедельник, 24 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Черный день» России. Игорь Липсиц об «официальном росте ВВП» и о том, кого и как затронет новая налоговая реформа

Военный налог. Иллюстративное фото Denisk999 по лицензии Istockphoto Военный налог. Иллюстративное фото Denisk999 по лицензии Istockphoto

Предложения Минфина по изменению налогового законодательства были представлены правительству в конце мая главой ведомства Антоном Силуановым. 3 июня документы были уже переданы в Государственную Думу. В 2025–2030 годах предлагаемые новации могут принести дополнительные доходы в бюджет в размере 17,8 триллиона рублей. Если, конечно, они будут одобрены парламентом и президентом. Правда, в этом сомневаться не приходится, ведь Владимир Путин активно продолжает изыскивать средства на ведение войны в Украине. Назначение новым министром обороны экономиста-этатиста Андрея Белоусова ярко демонстрирует желание президента навести порядок в финансах действующей армии и ВПК. Проект же налоговой реформы — это, по всей видимости, попытка найти для такого финансирования деньги «в тылу».


Основные предложения Минфина касаются отказа от двухступенчатой (практически плоской) шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в пользу пятиступенчатой в зависимости от годового дохода:

0 — 2,4 млн руб. — 13%

2,4 — 5 млн руб. — 15%

5 — 20 млн руб. — 18%

20 — 50 млн руб. — 20%

больше 50 млн руб. — 22%

При этом повышенный налог насчитают не со всей суммы, а только с ее превышения, то есть первая часть налогов до суммы в 2,4 млн руб. в год будет посчитана по 13%, то же, что заработано сверх этого лимита, будет считаться последовательно по 15% до предела следующей ступени в 5 млн руб. — и так далее в соответствии со ставками всех пяти ступеней.

В качестве меры социальной поддержки из нового правила исключили выплаты военным «в зоне СВО», а небогаты (с доходом не более 1,5 прожиточного минимума на каждого) семьи с двумя и более детьми смогут получить возврат налогов в размере 7%.

Налог на продажу ценных бумаг и недвижимости на сумму свыше 2,4 млн руб. повысят с 13 до 15%.

Налог на прибыль компаний повысят с 20% до 25%.

Малые предприятия, работающие по упрощенной системе налогообложения (УСН), теперь будут платить только 6% ставки по «доходам» или 15% ставки по «доходам минус расходы» вплоть до уровня годового дохода в 450 млн руб. Но при этом им придется теперь платить и НДС от 5 до 20%.


Очевидно, что большую часть дополнительных доходов в казну принесет бизнес. Минфин считает, что изменения в налогообложении коснутся примерно 3,2% работающего населения страны. Сейчас в России обычная ставка НДФЛ составляет 13%, если у человека доходы ниже 5 млн рублей в год. Если выше, то с превышения приходится платить уже 15%. 

Доктор экономических наук, профессор Игорь Липсиц в интервью журналу «Спектр» поделился своим мнением о ситуации, в которой проводится налоговая реформа, рассказал, чем объясняется официальный рост ВВП страны и почему можно сегодняшнее экономическое состояние России назвать «черным днем».

Игорь Липсиц на маркетинговой конференции в РЭУ им. Плеханова / Wikipedia.org

Игорь Липсиц на маркетинговой конференции в РЭУ им. Плеханова / Wikipedia.org

- Если бы не война, Владимир Путин отказался бы от плоской шкалы налогообложения, которая много лет преподносилась как его исторический вклад в российскую экономику?

- Скорее всего, нет, потому что она довольно неплохо работала и обеспечивала довольно хорошую собираемость налогов. Налоговая инспекция потихоньку закрывала всякого рода возможности для выплаты «зарплат в конвертах» и поступления по НДФЛ особенных проблем не создавали. На фоне  достаточно устойчивых доходов от экспорта, в общем, ситуация в госфинансах была нормальная.

До начала войны Россия все-таки продолжала накапливать резервы за рубежом. Бюджет был более-менее бездефицитным. Никакой острой потребности обеспечить «социальную справедливость», как Путин сейчас красиво рассказывает, и для этого поменять всю шкалу налогообложения — не было. Тем более, что нравится это кому-то или не нравится, но эта реформа задевает, в том числе и собственных сторонников Путина в высших эшелонах власти, которые получают довольно большие деньги. Речь о высшей бюрократии, которая попадет под большее налогообложение, а это не очень хорошо с точки зрения её лояльности (налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) повысят в отраслях с высокой рентабельностью и низкой рентной нагрузкой, в том числе для производителей калия (повышение НДПИ в 2,3 раза), фосфора (в 2 раза), добытчиков железной руды (1,15 раза), — прим «Спектра»). Поэтому, конечно, не будь войны, Путин бы этого не делал, но поскольку расходы стали непомерными, а главное — непредсказуемыми, то, конечно, Кремлю пришлось искать любые способы пополнять казну.

В прошлом году я предсказывал, что будет налоговая реформа. Всё сбылось, как по мановению волшебной палочки, потому что в экономике не так уж много рецептов, которые можно применить в таких ситуациях.

- Можно ли ожидать, что при работе над правительственным законопроектом в Думе он может серьезно измениться? Например, в сторону уменьшения уровня заработной платы, с которой в следующем году начнут брать повышенный НДФЛ?

- Изначально, насколько известно, начали думать о повышении ставки налога с тех, кто зарабатывает примерно 1 000 000 рублей в год. И это дало бы неплохие деньги. По некоторым оценкам, это могло принести дополнительно в бюджет 2−2,5 триллиона только за счёт НДФЛ, но это очень скользкий путь. Социально опасный. 1 миллион в год — это примерно 80 000 в месяц. Люди с такой зарплатой составляют примерно 17% от всех групп населения. Конечно, Путин не хотел бы массовой волны недовольства, поэтому он сейчас на первом этапе реформы (так я это вижу) решил основное бремя возложить на бизнес, но создать механизм, который все-таки увеличивает налоговое бремя и для граждан.

Расчет-то ведь на то, что в России раскручивается инфляция. Государство решает свои проблемы не только налогами, но и тем, что оно стимулирует инфляцию, выпуская «пустые деньги». Если посмотреть на статистику денежной массы, то видно, как она быстро в России растёт, поэтому государство изыскивает деньги достаточно простым способом — за счёт избыточной эмиссии, которая порождает инфляцию.

Объем рублевой денежной массы уже закрепился выше 100 трлн рублей, демонстрируя рекордный годовой прирост на 21.8%. За год денежная масс выросла на 18,5 трлн, а с начала «СВО» — почти на 38 триллионов рублей! Для сравнения, генерация 38 трлн до «СВО» была произведена более, чем за 8 лет с ноября 2013 по январь 2022. Денег в экономике много, а темпы прироста существенно превосходят исторический тренд.

Если вы в такой ситуации вводите прогрессивное налогообложение, то на фоне роста заработной платы, начинается перемещение все большей части населения к тем уровням доходов, которые, соответственно, облагаются по более высоким ставкам. Для того, чтобы этого не происходило, нужно периодически индексировать эти пороговые значения, корректировать их, но про это никто ничего не говорит. Скорее всего, мы увидим следующее: государство станет больше платить на военных заводах, а люди будут соответственно попадать под высокую ставку налогообложения. Государство будет получать растущие поступления (возврат выплаченного), но, повторюсь, пока основная тягота роста налогов возложена на бизнес, а не население.

Климовский специализированный патронный завод. Фото Яндекс Карты

Климовский специализированный патронный завод. Фото Яндекс Карты

- Минфин продолжает искать возможности пополнить бюджет за счет слишком рентабельных, по его мнению, отраслей. Увеличение рентной нагрузки не ограничится производством удобрений и добычей железной руды, предупредил министр финансов РФ Антон Силуанов. Это популизм на тему «природной ренты», примета экономики военного времени или в этом есть здравый смысл?

- Российская экономика сейчас держится только на государственных в нее вливаниях (добро пожаловать в СССР!). Пока государство может такие вливания продолжать, ситуация более-менее не кризисная. И если в казне кончатся деньги, начнётся обвал экономики. При этом многие отрасли уже стагнируют, потому что пределы роста есть даже в военно-промышленном комплексе. Он тоже перестал расти, поскольку новые предприятия быстро не построить, а старые уже работают на полную мощность. В гражданском секторе (кроме внутреннего туризма и розничной торговли) всё совсем нехорошо.

Здравого и долгосрочного смысла в этих планируемых налоговых новшествах нет. В прошлом году в России ввели налог на сверхприбыль. Тогда декларировалось, что это «справедливое изъятие» для тех, кто работает в особо благоприятных условиях, получает сверхприбыль, а поэтому не грех с них взять повышенный налог. Шли эти веяния от Андрея Белоусова, который ещё в 2021 году заявил, что металлурги «нахлобучили» государство и получили слишком большой доход.

На самом деле, если посмотреть на налог на сверхприбыль, то там никакой рентной компоненты нет. Ситуация не выглядела так, что во многих отраслях и вправду была очень благоприятная конъюнктура на мировом рынке, поэтому предприятия получили большие деньги, и государство этот чрезвычайный доход у них заберёт. Нет, принцип был совершенно иной. Можно сказать, что чиновники действовали нагло. Любая компания, которая заработала в 2022 году больше миллиарда рублей прибыли, была обложена этим налогом. Из-за чего этот миллиард появился — не важно. Была ли хорошая конъюнктура в мире или просто начал работать на полную мощность цех, который пять лет строили, никто на это не смотрел. Была жёсткая схема. Заработал — отдай. Простой принцип: ограбить всех, кого можно ограбить, чтобы у государства были деньги на поддержание стабильности политической системы в стране. Вот и всё.

- Вы сказали сейчас, что рост экономики в России невысок. Как тогда можно прокомментировать данные Росстата, который рапортует, что ВВП страны за 1 квартал текущего года вырос на 5,4%?

- Надо смотреть, за счёт чего происходит рост. Ведь в ВВП засчитывается, например, и экспорт. Если чуть-чуть поднялась цена на российскую нефть, то у вас вырастает и ВВП России.

Я в своё время сделал специальный анализ с помощью коллег. Мы взяли красивую цифру, которую назвал Путин — 3,6% роста российской экономики в 2023 году. Если всё раскладываешь по факторам, то выясняется, что там очень много именно от каких-то сверхприбылей, которые были на нефтяном рынке.

График цены на российскую нефть марки urals в 2022-2024 годах, скриншот сайта nefturals.ru

График цены на российскую нефть марки urals в 2022−2024 годах, скриншот сайта nefturals.ru

Другая составляющая этой цифры — это страх российских предприятий перед той бедой, в которую они попали, и на фоне которой они сейчас накапливает огромные запасы. Вдруг обанкротится поставщик и не будет поставок? Тогда и твоя компания тоже рухнет. Если все эти наносные факторы убираешь, то чистый рост экономики России составляет 1,3%. Такой же темп, как и до войны.

У нас сейчас идёт рост в потребительском секторе, то есть в розничной торговле, потому что туда вливаются деньги населению через семьи военнообязанных и мобилизованных, через семьи тех, кто работает на военных заводах. Эти деньги моментально выбрасываются на потребительский рынок и превращаются в спрос, поэтому кажется, что экономика идёт вверх. Однако это не естественный рост, а вброс государством денег, которые оно потом у того же населения и отберет через налоги.

Раньше Россия тоже получала доходы от нефти и газа, от прочего сырьевого экспорта, но откладывала резервы. Сейчас они заблокированы, заморожены, поэтому Россия практически ничего не накапливает. Всё, что приходит от экспорта, тратится на потребление, на текущие расходы. Россия — это страна, которая ничего не резервирует, а живёт сегодняшним днём, функционирует с колёс. Отказ от создания запасов ещё один фактор ускорения роста по отношению к предыдущему периоду, но он означает, что Россия при её нынешнем руководстве дождалась «чёрного дня». Он пришёл и всё, что есть, тратится только на текущую экономику.

Сейчас растёт военно-промышленный комплекс. Он получает бесплатные бюджетные деньги, а гражданская экономика должна брать дорогие кредиты. Я не знаю, как повысит Центробанк ставку ещё, но все полагают, что она поднимется до 18%, как минимум. Дорогие кредиты — гражданская экономика развиваться не может, потому что если ты берёшь кредит на развитие проекта под 18%, то он у тебя должен принести 20% дохода, чтобы окупить кредит и дать тебе самому хоть какой-то доход. Это проблема.

- Вы несколько раз упомянули доходы от продажи российских энергоносителей. По официальным данным, поступления в бюджет РФ от экспорта нефти и газа выросли в апреле на 90% в сравнении с апрелем 2023 года. Откуда такие цифры?  

- Частично провал санкций по нефти, а частично здесь кроется некая хитрая история. Сопоставлять данные по годам в России становится сложно, потому что меняется организация экономической жизни. Раньше всё выглядело так: российская нефтяная компания экспортировала свою продукцию, оценивалось, сколько она получила дохода, вычитались её издержки и получалась прибыль, с которой брался налог.

Сейчас Минфин эту схему поменял. Ситуация теперь такая, что они пополняют бюджет в основном через налог на добычу полезных копаемых (НДПИ). Практически государство собирает нефтяные доходы на уровне скважин: сколько ты добыл натурального нефтяного ресурса, столько с тебя и берут налога. Почём ты его потом продал, Минфин уже не волнует. Государство защитило себя от любых колебаний цен на нефть на мировом рынке. Оно берет «с натуры», и поэтому у него получается устойчивый растущий доход, а нефтяные компании являются компенсирующими участниками этой ситуации. Практически Минфин, чтобы обеспечить рост доходов, перекачивает в бюджет прибыль нефтяных компаний.

Пока у них эта прибыль ещё есть, но она не бесконечна, и она будет очень быстро убывать по одной простой причине: российская нефтяная промышленность — это зона бедствия. В России завершается добыча полезных ископаемых на богатых и хороших по условиям извлечения месторождениях. Их уже почти не осталось. Теперь добывать нефть приходится с огромным трудом, с огромными затратами, а дальше ситуация будет ещё хуже. По имеющимся данным, затраты на добычу нефти на новых месторождениях в России — самые высокие в мире. И поэтому, когда чиновники отбирают сейчас прибыль нефтяных компаний, затыкая дыры в бюджете, они закладывает кризис нефтяной промышленности на годы вперёд.

«Роснефть». Фото REUTERS/Scanpix/LETA

- Предложения Минфина касаются малого и среднего бизнеса. Меняется работ по упрощенной системе налогообложения. Вы можете сделать новый прогноз о том, что грозит российским предпринимателям в будущем на этом «фронте»?

- Не только я, но и многие другие российские экономисты ожидали повышение ставки НДС. Это не сбылось. Мы полагали, что будет повышена ставка до 22%, но это, видимо, пока зарезервировали. Ситуация простая. Минфин с 1 января 2025 года начинает получать налоги по новой схеме, и будет анализировать, что получается. Если пойдёт хороший сбор, то они в ближайшем будущем налоговую систему трогать не будут.

Если же в будущем году выяснится, что ожидания собрать примерно 2,5 триллиона дополнительных доходов за счёт налоговой реформы, не сбылись, а расходы на войну будут еще больше, то у них останется последний «прикопанный снаряд» — повышение НДС и ускорение инфляции.

Это зависит от того, как будет сводиться бюджет к концу нынешнего года. Мы этого пока не знаем. Посмотрим, как будет меняться дефицит по кварталам к концу года и что произойдет в 2025-м.

Смотрите, Минфин уже внес в Госдуму пакет документов по изменению в бюджет 2024 года. И там, прогноз нефтегазовых доходов уменьшен на 519 млрд. Причина — более низкие цены на нефть ($65 vs $71.3 в законе о бюджете). При этом новые доходы посчитаны на те же параметры добычи и экспорта нефти, что странно, ибо РФ должна была сократить добычу в соответствии с договоренностями ОПЕК+. Это позволяет предположить, что прогноз нефтегазовых доходов остаётся завышенным.

Если Минфину не удастся свести концы с концами, тогда будет сделан следующий шаг — повышение НДС. На 2 пункта, наверное, не меньше. Смотрим с интересом…