Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 26 ноября 2020
  • $75.59
  • €89.99
  • 48.07

«Чемпионат непризнанного мира». Как самопровозглашенные государства играют в футбол, кто за это платит и как открываются границы

Дмитрий Жуков во главе судейской бригады выводит на поле команды - участницы чемпионата Украины. Фото из личного архива Дмитрия Жукова Дмитрий Жуков во главе судейской бригады выводит на поле команды — участницы чемпионата Украины. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

«Знаешь, когда я играю в футбол, все уходит на второй план — война, артиллерийская канонада, ДНР, вообще все!» — говорит мой старый товарищ в Донецке.

В самопровозглашенных республиках Донбасса сейчас — всплеск любви к футболу, играют около пятидесяти полупрофессиональных команд, есть общий чемпионат ЛДНР, есть отдельное первенство ДНР и открытый чемпионат города Донецка.

На одной из таких игр мы и встретили арбитра Дмитрия Жукова. До войны он судил украинскую Премьер-лигу, считался одним из самых перспективных молодых футбольных арбитров своего поколения. Начало войны для Дмитрия совпало с рождением сына, ремонтом квартиры. Он никуда из Донецка не поехал.

С осени 2015 года Дмитрий Жуков судит всевозможные игры в самопровозглашенных республиках и игры чемпионата Абхазии. А еще отработал на четырех финальных турнирах так называемого «Кубка Мира непризнанных наций». Так обычно назвывают турнир ConIFA (Confederation of Independent Football Associations, или Конфедерацию независимых футбольных ассоциаций), в нее входят непризнанные территории, объединения и автономии, которые не могут попасть в Международную федерацию футбола (ФИФА), а играть в футбол под своими флагами — хотят. Их Кубки проходят как на территории непризнанных и частично признанных образований, таких, как Северный Кипр и Нагорный Карабах, так и в государствах, индифферентных к такому футбольному движению, например, в Великобритании и в Швеции.

В 2020 году Кубок Мира предполагалось проводить в Сомалиленде (непризнанное африканское государство на территории бывшей британской колонии), но ожидаемая июньская жара в этой части мира и сложная логистика остановили многих участников. В итоге ConIFA уже перенесла турнир на признанную территорию — в Республику Северная Македония.

— Дмитрий, ты ведь к началу войны на Донбассе был уже опытным арбитром с успешной карьерой?

— Я судил с 1996 года по 2000 региональные соревнования в Донецкой области, с 2000 года пошла вторая лига, с 2005 уже Первая лига Украины, а с 2009 начал судить Премьер-Лигу и в качестве резервного арбитра привлекаться на международные матчи.

К 2014 году у меня было игр 70 в Первой лиге и около 30 — в Премьер-Лиге Украины. Моя работа всех устраивала, и, до прихода к руководству украинским судейством Пьерлуиджи Коллины (считался лучшим арбитром мира, работал куратором Судейского комитета ФФУ, до 2018 года возглавлял Судейский комитет УЕФА- прим. Спектра), я был твердым кандидатом на ранг арбитра ФИФА. Он, скажем так, в течении года убрал всех арбитров, всю старую гвардию, а молодых, таких как я, чуть-чуть притормозил.

Дмитрий Жуков и Пьерлуиджи Коллина. Фото из архива Дмитрия Жукова

Дмитрий Жуков и Пьерлуиджи Коллина. Фото из архива Дмитрия Жукова

— Как тебе работалось в 2014, когда началась на Донбассе начались военные действия?

— Спокойно. Прямые автобусы ходили еще из Мариуполя в Донецк, а поезда уже не ходили. Заводили себе бумажные пропуска. Обыскивали тебя, а я в тот момент заканчивал ремонт в квартире, особого разнообразия стройматериалов в Донецке как раз не было. Возвращался с игр, и всегда что-то вез для строителей, объяснял на блокпостах, что «подарили» вот это мне, еще что-то говорил.

Тогда нельзя было выходить за лимит в 10 тысяч гривен в стоимости товара любого. А я с игры, например, вез детскую кроватку в разобранном виде из Киева — у меня к тому времени уже ребенок родился. Коляски в Донецке были, но стоили каких-то баснословных денег. Требовали чек, требовали доказать, что не на продажу везу.

К тому моменту произошло окончательное разделение и у нас — областная федерация футбола переехала в Краматорск, городская — осталась в Донецке. Меня без особых объяснений просто перестали назначать, я думаю, политики тут не было. Был общий тренд на прекращение сотрудничества с опытными арбитрами со стороны нового, после Коллины, итальянского куратора судейского корпуса. В нашем деле все просто — ты либо нравишься, либо не нравишься.

Я, разумеется, поддерживал форму, тренировался, судил товарищеские матчи — люди сами поддерживали форму и играли, все местные официальные турниры прекратились. До первого чемпионата ДНР по футболу дошло не сразу, но я судил первый финал Кубка ДНР — «Победа» играла с ФК «Макеевка».

«Победа» — из Донецка, сейчас это самый титулованный клуб ДНР, если не ошибаюсь, два чемпионата и два кубка выиграл. До войны команда называлась «Орлайн"и играла в чемпионате области, ее футболисты и тренерский штаб стали основой для новой, уже переименованной.

Потом, уже 25 июля 2015 года, в отеле «Шахтар-плаза» прошла конференция Футбольного союза ДНР, избрали его председателем Игоря Петрова. Я туда пришел из любопытства, не регистрировался как делегат, пригласили на «просто посмотреть».

«Мы уверенно продвигаемся к миру». Из-за тяжелых боев в Луганской области Киев отложил создание «Национальной платформы примирения и единства»

— Я слышал, после этого состоялось несколько игр «национальных сборных народов ДНР и ЛНР»?

— Есть такой футбольный функционер у нас, Арсен Исаков, был главным тренером «Победы», основные игроки этого клуба и были на первом этапе игроками сборной ДНР. После участия в местном чемпионате футболистам играть не разрешено нигде, а ребята растут, им хочется развиваться, какие-то международные матчи играть. В собственном соку, конечно, весело, но хочется чего-то большего.

— И теперь они все дисквалифицированы Украиной?

— Они ездили на товарищескую игру в Абхазию, ехали через российско-украинскую границу на Успенке — незаконно, получается, по украинским законам (этот участок границы находится на неподконтрольной Украине территории, там нет украинских пограничников, поэтому его пересечение незаконно с точки зрения Украины, — прим. «Спектра»). Потом они из России заехали в Абхазию, получается, незаконно пересекли российско-грузинскую границу по законам Грузии. И после всего этого Федерация футбола Украины приняла решение о том, что всем им пожизненно запрещено заниматься любой деятельностью в сфере футбола на территории Украины.

Насколько я знаю, если футболист играл в чемпионате ДНР и попал в какие-то протоколы игр, выложенные в интернете, то он тоже автоматически не будет допущен до любых игр на территории Украины, включая даже любительские соревнования.

Фрагмент матча чемпионата Украины. Легендарный бомбардир

Фрагмент матча чемпионата Украины. Легендарный бомбардир «Динамо» (Киев) Андрей Шевченко и судья Дмитрий Жуков. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

— Но при этом в Донецке, судя по всему, настоящий футбольный бум.

— Нельзя назвать это бумом, но любительских соревнований достаточно. Есть такой формат «8 на 8» (когда на поле обычного размера играют команды, состоящие не из 11, а из 8 игроков), так у нас у таких команд на четыре лиги набралось. Играют в свое удовольствие, для этих игр, к тому же, не нужно больших средств, команды сбрасываются на оплату всего, от судей до поля, по полторы тысячи рублей — вот такая цена одной любительской игры. Арбитр тут получает триста рублей, и таких игр, к примеру, у меня в неделю может быть три-четыре.

У больших команд есть годовой взнос за участие в чемпионате ДНР, до пяти тысяч рублей — просто на содержание аппарата Футбольного союза. Есть большой чемпионат Лиги, где играют по четыре команды от республик — там судья за игру получает 1500 рублей, на чемпионате ДНР — около 1000 и на чемпионате Донецка — около пятисот рублей. Такая экономика — много не заработаешь, при полной загрузке во всех лигах в сезон — тысячи 2,5 тысячи в неделю. Хотя в Донецке сейчас 15 тысяч в месяц считается очень хорошей заработной платой.

— Как в твоей жизни появилась ConIFA?

— Президент футбольной лиги Абхазии позвонил одному из наших коллег и предложил поработать нашей судейской бригаде на играх чемпионата по футболу Абхазии. В Абхазии своих арбитров вообще нет, они приглашали судейские бригады из России обычно, а теперь еще приглашают и судей из Донецка. Там свой менталитет, специфические люди, судить там непросто — некоторые не выдерживают, поработают неделю и говорят: «Все я не хочу больше!»

— Врываются в раздевалку?

— Не то, чтобы врываются… На поле себя иногда ведут специфически. Местные арбитры будут судить — им будут что-то кричать с трибун, оскорблять, республика маленькая, все друг друга знают… В Абхазии в таких случаях в драках на поле и за полем будет принимать участие уже и главный арбитр, поэтому федерации проще приглашать нейтральных судей со стороны.

— Их побьют — не страшно?

— Ну нет, стараются защищать, конечно, нас не бьют. Просто у местных арбитров даже в голове не укладывается: «Как я могу стерпеть оскорбление в свой адрес!?» А арбитр, который привык судить, он понимает, что по-другому не может быть в футболе, он отрешен от этого — покажет желтую карточку, и остальное проглотит, не обратит внимание. Абхаз же все это может воспринять как оскорбление всему своему роду.

— Большие гонорары в чемпионате Абхазии, может, проезд компенсируют?

— Конечно! Проезд судейской бригаде оплачивают, суточные, работу за каждую игру. И это все, по сравнению с Донецком, раза в три дороже. Гонорар за игру чемпионата ДНР в три раза меньше оплаты судейства в матче чемпионата Абхазии. Причем, в Абхазию тебя сразу зовут на серию игр, пять-шесть подряд, а могут и на месяц работы пригласить.

Можно сказать, что там наш старый любительский уровень, причем совсем недавно играли десять команд в чемпионате. Сейчас уже семь, из которых четыре довольно сильных, могли бы играть в чемпионате ДНР и быть там в призерах точно.

Руководитель чемпионата Абхазии там не местный — он из Луганска, в свое время поехал туда и остался. И вот мы, когда первый раз поработали там пару недель и показали свой уровень, это как раз совпало с получением Абхазией от ConIFA в 2016 году права принимать Кубок мира «непризнанных наций».

С разрушениями, но пока без жертв. Как прямо сейчас в Абхазии меняется политическая власть

Абхазы как раз в это время построили новый стадион, старый неплохой у них в Сухуми уже был. ConIFA, к тому же, попросила организаторов в Абхазии предоставить на Кубок две своих судейских бригады, остальные Конфедерация бы привезла с собой. А у Абхазии, как я уже говорил, своих футбольных арбитров нет. И они обратились к России — приехал арбитр из Сочи. А поскольку у меня проблем с английским не было, с нами провели переговоры, и мы согласились судить этот Кубок мира. С тех пор я судил уже четыре финала турниров ConIFA.

Сейчас я уже с президентом ConIFA на связи в фейсбуке, поздравляем друг друга с днем рождения. Штаб-квартира федерации в Швеции, президент ее тоже швед.

Бригада арбитров из Донецка путешествует по миру в качестве граждан Украины, пользуясь своими «безвизовыми» биометрическими паспортами. Подобная ситуация не является уникальной. Украинская миграционная служба на днях сообщила, что люди, прописанные на неподконтрольных территориях Донбасса, на сегодняшний день получили 950 тысяч биометрических паспортов граждан Украины, а жители Крыма — более 150 тысяч загранпаспортов граждан Украины.

Для участия в судействе футбольного альтернативного Кубка Мира в Англии арбитры из Донецка спокойно съездили в Киев и прошли все необходимые процедуры для получения визы Великобритании. Никаких вопросов у украинских правоохранителей к ним не возникло. Приглашение на Кубок для въездных виз в Великобританию судейской бригаде направила ConIFA.

Остальные участники соревнований решают свои вопросы с выездом на чемпионаты индивидуально. Очень часто команды не находят денег на участие в соревнованиях, поэтому пятидесяти претендентов на участие в Кубке Мира у Конфедерации нет никогда. На чемпионатах в Швеции и Англии никаких проблем не возникло, но в 2015 году, после протестов Грузии, на чемпионат Европы ConIFA в Венгрии не попали сборные Южной Осетии и Абхазии. Все их игроки — обладатели российского гражданства.

Руководители ConIFA, президент Пер Андерс Блинд и вице-президент Дмитрий Пагава, живут в Швеции. Они заезжали в Донецк с инспекционной поездкой футбольной стороны ДНР в сентябре 2018 года со стороны Ростова-на-Дону, через неподконтрольный Украине участок границы с Россией. После чего благополучно попали в базу украинского сайта «Миротворец». Дмитрий Пагава, кстати, уроженец Абхазии. Делегацию ConIFA в Донецке сопровождали президент Национального олимпийского комитета Абхазии Валерий Аршба и президент футбольного клуба «Динамо» (Сухуми) Астамур Адлейба.

—  А какие в Швеции непризнанные нации и области?

— Это у них называется Сапми, место, где живет народность саами, земли между шведами и норвежцами, на две страны. Имеют свою футбольную сборную.

— И много таких непризнанных объединений с футбольными командами?

— Они по всему миру, их около пятидесяти, с каждым годом вступают и вступают. Есть сборные и в Африке, и в Латинской Америке, и в Океании, и в Азии. Тот же Тибет, Северный Кипр, Курдистан

Все они понимают, что дорога в ФИФА им пока закрыта, а в футбол они играть хотят, хотят продвигать свою культуру на футбольном поле.

— Там конфликтные матчи? Какой у тебя самый трудный был?

— Начиная со стадии полуфиналов чемпионата мира — это уже уровень украинской высшей лиги. За Северный Кипр играют футболисты из суперлиги Турции. За Паданию — это итальянская историческая область — играли игроки Серии, А (высший дивизион итальянской футбольной лиги, — прим. «Спектра»). За Абхазию и Южную Осетию выступают футболисты из высшего дивизиона России. Полуфиналы и финалы этих Кубков Мира вполне приличного уровня.

Судейская бригада из Донецка во время чемпионата Европы среди непризнанных наций на Северном Кипре. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

Судейская бригада из Донецка во время чемпионата Европы среди непризнанных наций на Северном Кипре. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

В 2016 у меня был очень сложный полуфинал — хозяева, сборная Абхазии, играла против Северного Кипра, с трудом обыграли их 2:0. Стадион вмещает около семи тысяч, а было на трибунах, на заборах — десять тысяч, там вся Абхазия была! Сидели, что называется, «на ушах», стадион гнал своих в атаку беспрерывно, а Северный Кипр был вполне достоин финала, но такого давления не выдержал. Финал я смотрел уже как зритель, играли Абхазия и Пенджаб. Это такой индийский штат с 12 миллионами жителей, играют за него футболисты, родившиеся там, но практически все они живут, учатся, тренируются в Англии. Молодые, сильные индусы, тренирует их бывший игрок английского клуба «Астон Вилла», а главный меценат сборной по всей видимости имеет хороший бизнес, каждого игрока еще и финансово поддерживает. Все экипированы идеально — нормальная такая студенческая команда, могла бы вполне играть в Первой лиге Украины.

Был целый триллер — основное время вничью 1:1, по ходу серии пенальти Абхазия проигрывала 3:1, но в итоге перебила Пенджаб со счетом 6:5.

В 2017 году я судил финал чемпионата Европы, играла «домашняя» команда Северного Кипра с итальянцами из сборной Падании. Тоже была ничья 1:1, и по пенальти выиграли итальянцы. Приятные ощущения остались, очень хороший и напряженный матч.

Ну и в 2018 году я судил полуфинал чемпионата мира в Лондоне, там проходил чемпионат, в полуфинале я судил опять Северный Кипр и Паданию, и уже со счетом 3:2 взял реванш Северный Кипр. А финал там, на секундочку, судил Марк Клаттенбург, английский арбитр, который в 2012 году судил футбольный финал Олимпийских игр, а в 2016 — в один год финалы Кубка Англии, Лиги чемпионов УЕФА и чемпионата Европы! Он на тот момент уже не судил игры под эгидой ФИФА, сменил международную карьеру арбитра на более финансово выгодный пост главы судейства в чемпионате Саудовской Аравии. А сейчас, насколько я знаю, он приглашен вместе с Милорадом Мажичем в качестве арбитра местной Суперлиги Федерацией футбола Китая.

— ДНР на таком уровне не теряется?

— Она ни разу еще не принимала участия в турнирах под эгидой ConIFA. У нее был единственный шанс поехать в 2019 году на чемпионат Европы, руководство Федерации проголосовало за то, что непризнанные республики Донбасса будут играть на их турнире, они были отобраны, была проведена жеребьевка и отдельные сборные Донецка и Луганска уже попали в сетку отборочных соревнований. Мало того, это произошло после того, как Донецк и Луганск посетило руководство ConIFA. И на месте руководство республик заверило их, что все будет хорошо, что здесь футбол развивается, а сборные будут финансироваться. В свою очередь, ConIFA включила команды в состав участников чемпионата Европы, но ни одна сборная ни на один матч не выехала, отказались в последний момент. Чемпионат Европы разыгрывали в итоге 8 команд вместо 12 — кроме республик Донбасса не смогли приехать еще Ницца и Сардиния. Причины неучастия наших — политические ли, финансовые, организационные — мне толком неизвестны.

— А что ты делал в Нагорном Карабахе?

— Как обычно, судил игры. Там был сумасшедший футбольный бум, стадион новый там власти не построили, он уже и так был, но его и еще три местных арены полностью отреставрировали и чемпионат проходил на четырех полях. Это, наверное, был лучший чемпионат в истории ConIFA.

Судейская команда из ДНР едет на чемпионат в Нагорный Карабах. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

Судейская команда из ДНР едет на чемпионат в Нагорный Карабах. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

В Абхазии все было на двух стадионах и аншлаг случался только на играх хозяев, а в Нагорном Карабахе на всех матчах были полные арены! Основные игры игрались в Степанакерте, там стадион 15 тысяч вмещает, а остальные стадиончики на тысячу-две зрителей. Вроде бы не проблема собрать (зрителей), но в Абхазии вторая арена была в Гаграх, на 600 мест — и там было на играх каждый раз пол-стадиона.

В Арцахе (названия Нагорно-Карабахская республика и Республика Арцах — тождественны, — прим. «Спектра») какие-то сумасшедшие деньги в рекламу, атрибутику вложили. Те, кто в Ереван летали, рассказывали, как в аэропорту столицы Армении все было оклеено афишами чемпионата в Степанакерте!

Нагорный Карабах — регион в Закавказье, где в течение долгих лет развивался конфликт между азербайджанской и армянской диаспорами. Во времена СССР тут существовала Нагорно-Карабахская автономная область. Во время перестройки и накануне распада СССР межэтнический конфликт обострился. После провозглашения независимости Азербайджана в августе 1991 года была провозглашена Нагорно-Карабахская республика, в которую вошли и области, заселенные армянами. В результате к осени начались полномасштабныпе военные действия между армянскими и азербайджанскими вооруженными формированиями. В декабре 1991 года из региона были выведены внутренние войска МВД СССР и ситуация стала практически неконтролируемой. Сколько людей погибло в результате военных действий в Нагорном Карабахе, до сих пор никто не знает. Эксперты говорят о 20 — 25 тысячах жертв. Только весной 1994 года по инициативе Межпарламентской ассамблеи СНГ и при посредничестве России было подписано соглашение о прекращении огня. Фактически конфликт был «заморожен». Азербайджан считает территорию Нагорного Карабаха своей. Нагорно-Карабахская республика сегодня является непризнанным государством со столицей в Степанакерте.

— А вы как из Донецка в Ереван добирались?

— Наша судейская бригада машиной ехала. Из Донецка через границу, потом пересекли Российскую Федерацию, проехали границу с Грузией и заночевали в Тбилиси. Потом на следующий день заехали в Армению, в Ереван — и потом уже дальше, через границу с Нагорным Карабахом. У них там вроде есть какие-то визы, но на время Кубка Мира непризнанных наций местная власть эти визы отменила.

— Понравилось там?

— Конечно, я финал судил, уникальный матч — во все новости попал! В финале играла Южная Осетия и Западная Армения. «Западная Армения» — это часть Турции с армянским населением, игроки почти все — армяне, которые живут и играют в Бельгии, во Франции, четырех игроков они заявили из чемпионата Армении по футболу. Очень сильная сборная была! А Южная Осетия составила команду из футболистов местного турнира и поигравших в чемпионате России.

И вот нападающий, осетин, там ударил метров с тридцати в ворота и порвал сетку! Я это увидел и показал на центр, ну меня тут стали все, как мы говорим, немного «душить». Говорят: мимо ворот! Все там по-русски говорят, даже «европейцы», мой английский не понадобился, даже тренер на поле выбежал. Кричит: «Дима, что ты делаешь!?».

И вот, пока представитель ConIFA не сказал: «Мы видели по телевизору повтор, там был гол!» — страсти не улеглись. Все матчи в прямом эфире показывал первый канал Армении — уровень, почти как при системе VAR получилось!

Момент матча между командами Южной Осетии и Западной Армении - сетка ворот разорвана мячом. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

Момент матча между командами Южной Осетии и Западной Армении — сетка ворот разорвана мячом. Фото из личного архива Дмитрия Жукова

Из-за того, что такая большая пауза в игре была, пришлось мне добавить семь минут к основному времени и на седьмой добавленной — чистый пенальти в ворота Южной Осетии! Стадион гудит — вратарь отбивает удар, и я даю финальный свисток! Такой матч был… Настоящий триллер, но все согласились с судейскими решениями, даже осетины.

— Ты теперь специалист по непризнанным территориям, сильно отличаются Степанакерт и Донецк?

— Сильно отличается. Нет комендантского часа — люди гуляют, сколько хотят, открыты спортивные бары, можно посмотреть не только футбол, но и что захочешь вообще. А у нас, если вспоминать последний чемпионат мира в России, я посмотрел одну игру у друга — он рядом живет, мне пройти пять минут домой, игра в 22:45 закончилась, а в 23:02 я был задержан возле своего дома. Метров сорок не дошел! Провел ночь в Калининском райотделе милиции города Донецка как нарушитель комендантского часа. Нас таких, «футболистов», там было человека четыре из пятнадцати задержанных той ночью.

Задержали, потребовали предъявить паспорт, он у меня, разумеется, в Донецке был при себе, расспросили и спокойно так сказали: «Ну, теперь посиди подумай, домой пойдешь в пять утра».

Игру Португалия — Испания 18 июня 2018 года и хет-трик Криштиану Рональду я запомню твердо, счет 3:3!

— На Северном Кипре и в Абхазии тоже нет комендантского часа?

— Нет! Но на чемпионат мира непризнанных наций по футболу в Арцах сборная ЛНР, например, официально не поехала по соображениям безопасности. Из Луганска направили организаторам письмо о том, что, поскольку нет «письменных гарантий безопасности» от хозяев, отправить футболистов не могут. Нагорный Карабах — он же в состоянии войны с Азербайджаном, по идее. Как туда луганским, без гарантий-то.