Человек из Кадиевки. Как 16-летний украинец стал партизаном, помог ВСУ уничтожить полторы сотни «вагнеровцев» и взорвать здание ФСБ   Спектр
Воскресенье, 23 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Человек из Кадиевки. Как 16-летний украинец стал партизаном, помог ВСУ уничтожить полторы сотни «вагнеровцев» и взорвать здание ФСБ  

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr.Press Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

16-летний Артём Карякин встретил оккупацию родного города в Луганской области в 2014 году. Тогда, ещё подростком, он верил, что украинская армия быстро освободит оккупированную Кадиевку (прежнее название города Стаханова). Впрочем, не сложилось. Вместо того, чтобы выехать из захваченного города, Артём стал партизаном. Он создал аккаунт в соцсети X  (бывший Twitter), придумал себе позывной «Східний» («Восточный») и анонимно передавал украинским спецслужбам информацию о перемещении оккупационных войск в городе. За восемь лет российским структурам «ЛНР» так и не удалось вычислить партизана. В конце 2021 года Артём всё-таки покинул Кадиевку из соображений безопасности, но уже в 2022-м встал в ряды ВСУ. Ещё недавно скрывавший своё лицо корректировщик рассказал онлайн-журналу «Спектр», как он помог ВСУ уничтожить полторы сотни «вагнеровцев» на местном стадионе и взорвать здание ФСБ РФ в Кадиевке.

Первые акции

- В 2014 году я жил в своём родном Стаханове. Мне было 16 лет. Уже тогда я отличался более проукраинскими взглядами, чем многие в городе. Зимой 2014 года я начал агитационную деятельность в поддержку Евромайдана. Мы с друзьями расклеивали листовки «Луганщина — это Украина», делали трафаретные надписи. Удалось также собрать человек сто в центре города (а это много для Стаханова), чтобы почтить память героев Небесной сотни. Мы организовали проукраинский автопробег от Кировска до Луганска. Кстати, из Стаханова тогда много людей за деньги вывозили на «Антимайдан» в Киев. И мне хотелось показать, что в моём городе есть не только такие люди, но и сторонники революции, —  рассказывает Артём Карякин.

 В июле 2014 года, когда в Украине начались активные боевые действия, Артем начал вести Твиттер: «Тогда шло освобождение украинских городов от пророссийских боевиков. И я хотел через соцсеть показать всему миру, что происходит в Украине», — объясняет он.

 - Когда боевики зашли в Стаханов, они размещались буквально везде — в гостиницах, в бывших военкоматах, они были на каждом шагу. Мне пришла в голову идея прогуляться по городу, выявить все места дислокации боевиков и техники, а затем отметить эти точки на карте из Google Maps. В открытый доступ я выложил эту карту. А потом я уже добавлял на карту блокпосты россиян, все их передвижения. Также я писал в Твиттер для горожан обо всех проблемах с водой, со светом. Этот аккаунт я вёл до 2015 года, но мне пришлось его удалить, так как он привлекал слишком много внимания со стороны россиян. Потом я создал новый аккаунт — «Східний» — он по сей день существует.

Артём вспоминает, что его Кадиевку сдали очень просто: «В 2014 году местные власти не сопротивлялись. Бывший глава города Сергей Жевлаков вызвался стать «народным мэром» Стаханова. И по сей день он им остаётся, несмотря на то, что его сын благополучно живёт в США… Только горотдел милиции тогда не сдался: его не захватывали, и большинство выехали на подконтрольную Украине часть.

По словам партизана, большинство коллаборантов в городе составляли «вчерашние люмпены-дегенераты, у которых ничего в жизни не было, и еще алкаши, которые не могли заработать никак, кроме как с помощью автомата». Впрочем, попадались и идейные.

 - Например, мой школьный преподаватель права, — вспоминает Артем. — Он еще во время Евромайдана, зная мою проукраинскую позицию, говорил мне, что тут у нас будет Югославия, а мы будем воевать. А потом он оказался в одной из первых банд во главе с Валерием Болотовым (первый глава «ЛНР» — Ред.) и Алексеем Карякиным (первый председатель Народного Совета «ЛНР» — Ред.). Все эти «идейные люди» люто ненавидели Украину.  

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

Девушка, которая его разоблачила

 Осенью 2014 года на Артёма вышли украинские спецслужбы и военные. Они ему посоветовали не публиковать в открытом доступе развединформацию, а передавать её в личных сообщениях. Волей-неволей ему пришлось соблюдать меры предосторожности:

- Круг общения сузился до минимума. У меня был буквально один друг, который немного знал, чем я занимаюсь. Родителям я ничего не говорил, хотя они что-то могли подозревать. При общении с людьми свою политическую позицию я никогда не высказывал, в споры не вступал. Ну, и обязательно использовал VPN на своём ноутбуке, грамотно чистил телефон… 

Несмотря на все меры предосторожности, о деятельности Артёма вскоре стало известно его идейным противникам. Рассказ этот вполне тянет на киносюжет. 

 - Я познакомился с девушкой. Мы влюбились друг в друга, — рассказывает Карякин. — Она сразу сказала, что у неё проукраинские взгляды. Я ей доверился. Потом она сама у меня спросила: «А не твой ли это твиттер «Східний»?». И я, по своей наивности, признался. И вот через месяц она захотела вернуться к своему бывшему парню. Но она решила не просто вернуться к нему, а еще и меня ему сдать! Не знаю, чем она руководствовалась. Она ему сказала, что я украинский корректировщик. А парень этот был пророссийским активистом. Однажды он меня встретил в техникуме и первым делом сообщил, что девушка меня сдала. Он пригрозил, что мог бы рассказать обо мне своим друзьям из роты, и они меня зарезали бы, но ему это сейчас якобы не интересно. На том и разошлись… А с той девушкой мы ещё встречались три года! И вот, спустя эти три года, когда мы с ней опять расстались, ко мне ломился домой её бывший парень… потом он сказал, что мне не место в «ЛНР» с моими проукраинскими взглядами, что мне нужно уезжать, либо мне пакет на голову наденут… Но в итоге из «ЛНР» он уехал ещё раньше меня.

После этого случая на серьёзные отношения с девушками парень не решался. Последние годы в оккупированной Кадиевке Артём провёл в одиночестве, подозревая вокруг одних врагов. Единственной отдушиной была любовь к футболу. Как болельщик, Артем даже выезжал в свободную Украину на футбольные матчи.

 - Первый раз я решился выехать из Стаханова в 2016 году. Не мог постоянно сидеть в этом мраке российском. Ехал в Харьков, на матч «Шахтёра». Мне сразу объяснили, что лучше не ехать через официальные КПВВ («контрольный пункт въезда-выезда» — Ред.), там к парням пристальное внимание, сотрудники МГБ («Министерство государственной безопасности» в «ЛДНР» — Ред.) часами проверяют молодых людей, а так как я знал, что мне есть, на чём попасться, я выбрал другой путь. Я поехал через Россию, там на таможне было относительно спокойно, то есть не было жёстких проверок, но путь не ближний — 850 километров, 4 таможни! К счастью, доехал и вернулся удачно.   

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

Первая наводка

 За годы своей партизанской деятельности Артём создал максимально полную гугл-карту окрестностей с местами дислокации российских военных и техники. Однажды он отправил силам ВСУ координаты вражеского подразделения и вскоре прямо из своего окна увидел дым и услышал грохот взрыва. Оказалось, в нескольких километрах от его дома были уничтожены позиции врага — по его собственной наводке. Впрочем, за всё время проживания в оккупированной Кадиевке такое произошло только один раз. 

Примечание «Спектра»: Сообщение Артема об «ударах ВСУ по вражескому подразделению» выглядит спорно. В соответствии с «Минскими соглашениями» 2014−2015 года, все артиллерийские системы калибра 100 мм и выше были отведены от линии фронта в места хранения, которые были поставлены под контроль миссии ОБСЕ. Это происходило до февраля 2022 года, когда РФ разорвала Минские соглашения и признала независимость «ЛДНР».

Вскоре украинские спецслужбы предложили ему пройти проверку и вернуться к работе в оккупации уже «официальным подпольщиком» на зарплате. Но он отказался: понимал, что в этих структурах может быть российская агентура, а значит, его могут разоблачить. Так он целых 8 лет помогал ВСУ, а деньги зарабатывал дистанционной работой на украинскую фирму.

По словам Артема, он всегда хотел уехать из Стаханова, но из-за родителей приходилось оставаться в городе. «Мама хотела, чтобы я учился в промышленно-экономическом техникуме, — говорит он. — Ну, я махнул рукой и поступил туда. Учился на юриста. Мой диплом там и остался. Я его до сих пор не забрал. Кстати, этому техникуму тоже досталось. Туда приходили искать меня сотрудники то ли ФСБ, то ли Следственного комитета РФ. Разборки там были».

 В 2020 году скончалась мама Артёма, в конце 2021 года умерла бабушка, потом — отец, которому не исполнилось и 60 лет. Больше Артема ничего не удерживало в Кадиевке.

 - Я давно мечтал о дне, когда буду покидать Стаханов, но уезжал я оттуда при таких обстоятельствах, когда мне было абсолютно всё равно на происходящее, — вспоминает Карякин. — 6 декабря 2021 года я приехал в Киев. И не пожалел: через два месяца началась война, и я бы оттуда уже не выбрался. 

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

Война и работа

- 24 февраля я проснулся в пять утра от взрывов, вероятно, из Гостомеля. Первое, что я подумал: видимо, я начитался своего Твиттера и взрывы мне мерещатся. Только собирался опять уснуть — снова взрывы. А потом услышал, как мои новые киевские соседи суетятся, тогда и понял, что началась война… Утром мне ещё друг из Стаханова написал: «Удаляй Твиттер. Армии у вас уже нет». Это он написал, чтобы я обезопасил себя, — поясняет Артём.

 На четвёртый день полномасштабной войны он примкнул к киевской теробороне.

 - В Киеве я никого не знал. Просто вышел во двор, подошёл к парням, которые стояли с оружием. Поинтересовался, чем могу помочь. Они сказали, чтобы я помогал строить блокпосты, а ночью вышел с ними на дежурство. Дали мне пулемёт, показали, как им пользоваться. Больше я вопросов не задавал. И до конца весны 2022 года я был в составе ДФТГ (Добровольческое формирование территориальной громады, — Ред.). Мы не принимали непосредственного участия в боевых действиях, но на окраине Киева было довольно опасно тогда, случиться могло всякое. А летом 2022 года я активизировал свою разведдеятельность.   

 По словам партизана, если раньше он был «человеком из Кадиевки», с которым общались украинские спецслужбы для получения разведданных, то после начала войны он сам начал собирать развединформацию у оставшихся в оккупации знакомых.

Артем считает, что до 2022 года по местам дислокации российской армии на Донбассе удары не наносились. «Не знаю, по каким причинам. В Стаханове восемь лет все точки расположения боевиков были известны украинской стороне. Кто-то говорит, что не было средств для поражения этих целей. Кто-то говорит, что были некие договорённости. Я лично не знаю, но факт в том, что удары не наносились годами».

Теперь, с началом войны, обстоятельства изменились. В частности, в июне 2022 года при помощи информаторов из оккупированной Кадиевки ВСУ удалось нанести удар по базе «вагнеровцев» на стадионе «Победа».

- Работали там разные люди, — уклончиво поясняет Карякин. — Кто-то мимо проходил и что-то увидел. Кто-то внутрь зашёл. Один наш человек зашёл на стадион якобы забрать свои вещи в спортзале, потому что он там когда-то занимался. И увидел там лагерь «вагнеровцев», их шевроны, военный «Урал»… Собирали информацию по крупицам. В итоге, по моим данным, в результате удара по лагерю удалось ликвидировать около 140 бойцов ЧВК «Вагнер»! Это, я считаю, очень хороший результат, потому что это были действительно мотивированные бойцы, прибывшие из Африки, а не зэки. Причем тогда работали по ним «Ураганами».

Кроме того, рассказывает Артем, 13 февраля 2023 года двумя ракетами HIMARS разбомбили здание ФСБ в Кадиевке.

- Одна ракета попала в кабинет главы ФСБ. Погибло два сотрудника, а согласно закрытым данным — четыре. По раненым данных нет. К сожалению, потери тогда были небольшими. Но зато спокойной жизни у них нет по сей день. Кипеш у них сразу начался: поставили блокпосты для проверки людей, их телефонов. А я выложил в Твиттер фото здания ФСБ — до удара и после. И вот тогда они мной серьёзно заинтересовались. У меня уже 3 марта в квартире и на даче провели обыск, разгромили там всё. У десяти моих подписчиков, которые раньше выехали из города, тоже провели обыск, — говорит Карякин.

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

Сейчас Артем уже не скрывая лица ведет открытую войну против российской армии. Сбор разведданных — часть его служебных обязанностей. Теперь уже ему корректировщики передают информацию, которая может помочь ВСУ.

 - Если бы я всё это не делал на протяжении восьми лет, я бы, скорее всего, не собрал бы базу своих информаторов, — считает Карякин. — Доверие людей с той территории заслужить очень сложно. Они мало кому доверяют и мало на что надеются. Кроме того, любая передача разведданных может спасти жизни… За 10 лет оккупации очень многие люди с проукраинской позицией выехали [из Восточной Украины]. Сколько там сейчас таких —очень сложно подсчитать, они предпочитают молчать. Те сотни людей, которые за два последних года списывались со мной, — это, на самом деле, самые храбрые из тех, кто остался и поддерживает Украину. Далеко не все готовы сотрудничать с нами. Но я знаю, что украинских патриотов там много. Учитывая реалии оккупации, даже сотня человек — это очень много!

 Но в Кадиевке остались не только соратники и союзники Артема — есть и те, кто его ненавидит. В оккупированном городе неизвестные осквернили могилы родителей Артёма. Они установили на могилы триколорные венки и флаг РФ. Повреждены были и памятники. Своим «подвигом» вандалы похвастались, прислав Артему снимки с могил его родственников и обвинив Артёма в том, что он якобы не чтит память предков, поскольку после выезда из родного города ни разу не привёл могилы в порядок. «Акция бесчестия, — коротко комментирует Карякин. — Такого я еще не видел».  

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

 «Мы не просим слишком много»

В настоящее время Артём Карякин служит в ВСУ, но не распространяется ни о своей должности, ни о воинской части.

- Мы одними из первых заходили в Лиман во время деоккупации, потом был Бахмут, заезжали работать и на окраины Авдеевки, сейчас — в Донецкой области. Наше основное направление — Часов Яр. Ситуация тут непростая… Я считаю, нам нужно готовить чёткую линию обороны и занимать выгодные позиции, а не цепляться за каждый населённый пункт и выходить из него, когда он полностью стёрт с лица земли. Это моё мнение. Авдеевка, например, была значимым укрепрайоном, который готовили 8−10 лет. Именно поэтому она долго держалась. Но дальше у нас таких укрепрайонов очень мало: до линии Краматорск-Славянск у нас нет таких «крепостей», поэтому сейчас россияне будут пытаться захватить и Часов Яр, — уверен Артём.

Кстати, недавно Карякин опубликовал в соцсети X твит, адресованный союзникам Украины. На фото он стоит на фоне англоязычной надписи, сделанной на стене одного из зданий в Часов Яре. Надпись переводится так: «Мы не просим слишком много. Нам нужны только артиллерийские снаряды и авиация. Всё остальное мы сделаем сами. Вооруженные силы Украины». Этот твит уже распространили многие англоязычные аккаунты, его просмотрели более 320 тысяч раз.

Артем Карякин. Фото предоставлено героем из личного архива / Spektr. Press

- Россияне просто так не уйдут из Донбасса, даже если на фронте у нас будет всё получаться, даже если мы возьмём Луганскую и Донецкую области в оперативное окружение, — считает Артем. — Эти области так же символичны для россиян, как и Крым… Деоккупация будет сложной. Для неё нам нужно очень много вооружения. Без него мы просто не справимся. Это будут тяжёлые бои, но я думаю, что в конечном итоге россияне побегут, как они бежали из Харьковской области. Я надеюсь, что нам удастся сохранить хотя бы часть городов, куда мы сможем вернуться. Если не удастся, то моя идея фикс — хотя бы раз ступить на родную землю! Как скоро это получится, я не знаю…

В 2022 году Карякину вручили награду за разведдеятельность в оккупированной Кадиевке от тогдашнего главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного. Позже экс-глава Минобороны Украины Алексей Резников вручил ему награду за подрыв здания ФСБ.

 Артём считает, что ему очень повезло за прошедшие восемь лет. В самом начале своей разведдеятельности он ещё не знал, как правильно передавать информацию из оккупации, как вести себя, чтобы избежать ареста. Ему никто не говорил, как надо делать правильно. Учиться приходилось на собственных ошибках, которые многим его «коллегам» стоили свободы и здоровья. В будущем он мечтает издать книгу воспоминаний. Правда, сейчас писать ее совсем нет времени.