"Они бьют профессионально". Жительница оккупированного Бердянска рассказала, как за акции протеста ее пытали и возили на расстрел российские военнослужащие Спектр
Воскресенье, 25 февраля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Они бьют профессионально». Жительница оккупированного Бердянска рассказала, как за акции протеста ее пытали и возили на расстрел российские военнослужащие

Иллюстрация Spektr.Press Иллюстрация Spektr. Press

В украинском городе Запорожье уже второй год действует общественная организация «Рідна стежка» («Родная тропа») — там помогают переселенцам из оккупированного Бердянска. Основала ее Татьяна Типакова: она родилась в Донецке и сама около 30 лет жила в Бердянске. До начала полномасштабного вторжения РФ в Украину Татьяна работала в туристической фирме. Когда Бердянск был оккупирован,  она организовывала в городе первые акции протеста. За это военнослужащие РФ взяли  50-летнюю женщину в плен, били ее, пытали и возили на расстрел. Вот история Татьяны Типаковой, которую она сама рассказала «Спектру».  

Татьяна Типакова была похищена российскими военнослужащими, подверглась пыткам и была вывезена на фиктивный расстрел

— Я родилась в Донецке, училась в институте в Москве, а по распределению попала в Бердянск, — начинает Татьяна Типакова. — Мой отец, кстати, очень любил Украину; именно он попросил меня ехать по распределению только туда. И вот я приехала в Бердянск в 1990-е годы. Работала предпринимателем. У меня было несколько видов бизнеса: и торговля, и гостиничное дело. Но последние десять лет я очень плотно занималась туристическим бизнесом. У меня было турагентство: и людей отправляла отдыхать, и сама путешествовала, объехала более 60 стран.

Накануне вторжения ВС РФ в Украину Татьяна как раз вернулась в Бердянск из отпуска в Болгарии.

— 24 февраля в четыре утра мне позвонили друзья и сказали, что началась война. Я подумала, что это какая-то дурацкая шутка… Уже где-то в полпятого над Бердянской косой, где я жила, начали летать сверхзвуковые самолеты. Они летели бомбить Мариуполь. Несколько сильных взрывов было и в самом Бердянске, — вспоминает Типакова.

Бердянск, по ее словам, был оккупирован с 26 на 27 февраля: россияне беспрепятственно захватили все административные и военные здания. Первые два дня войны жители города были растеряны — не понимали, что им делать. 28 февраля Татьяна Типакова организовала первую акцию протеста в захваченном городе около здания горсовета.

— Дело в том, что россияне подтянули к горсовету свою военную технику, — объясняет она. — Для нас, жителей, это было дико. Наш митинг был против этой самой техники, мы хотели, чтобы они ее убрали. В итоге мы добились маленькой победы: россияне переместили технику от нашего горсовета. И всех нас, митингующих, это вдохновило.

«Наша колонна была сплошным флагом»

Почти каждый день жители Бердянска выходили протестовать против российской оккупации, демонстрируя захватчикам, что никакого «русского мира» они не хотят. Специально для митингов Татьяна и ее единомышленники сшили огромный украинский флаг.

— Сперва в нашем городе были в основном белорусы и буряты [из числа российских военных], их было немного, они нас не трогали и даже побаивались, — говорит Татьяна. — Я написала пост в соцсетях о том, что мы должны показать миру, что мы — украинцы. 6 марта я пригласила людей на очередной «Марш свободы». Попросила людей надеть всё жёлто-голубое, брать с собой украинскую атрибутику, чтобы наша колонна была сплошным флагом… Я даже не думала, что придет так много людей! В колоннах шли 7−10 тысяч человек. Я на митингах рассказывала жителям про Украину и читала стихи… Потом ко мне присоединились трое ребят, которые помогали мне. Мы вместе организовывали акции протеста, готовились к ним. Один из парней — Виталий — служил в АТО и защищал Донецкий аэропорт, рассказывал собравшимся о последних новостях с фронта, другой — Влад — о событиях в нашем городе, третий пел украинский гимн… Кроме того, к нам присоединился батюшка, который читал молебен за Украину и наших военных. Он, к сожалению, в ноябре попал в плен и до сих пор там. 

Митинг в Бердянске. Фото Т. Типакова / Spektr. Press

С 15 марта в Бердянске начались аресты активистов. Сперва арестовали Виталия: затолкали в автозак и увезли. Через пару дней арестовали еще одного активиста. 20 марта пришли за самой Татьяной. А 22 марта на очередном митинге российские военные арестовали более 200 человек, предварительно избив их.   

«Будешь культурно поднимать Бердянск»

— Меня забрали прямо из дома, — рассказывает Татьяна. — Пришли восемь человек, все в масках. Шевронов у них не было. Обыскали все комнаты. Я взяла паспорт. Они натянули мне на голову мешок, и мы поехали, как я потом поняла, в бердянскую колонию №77… Кстати, когда они за мной приехали, то точно знали, куда идти и какие двери открывать. Поэтому я сразу сделала вывод, что меня кто-то сдал из моего окружения. Позже я узнала, что это сделали мои родственники. 

На первом допросе Татьяну спрашивали, почему ей не нравится Россия и лично Путин. Требовали, чтобы женщина спела российский гимн. Татьяна ответила, что гимн этот ей не нужен, поэтому она его даже не знает. В ходе допроса военные несколько раз ударили женщину, а потом отвели в одиночную камеру. Из удобств — металлическая кровать и дряхлый матрас без подушки. Вместо санузла — дырка в полу. 

— Во время второго допроса меня вывели в соседнее помещение, — продолжает Татьяна. — Меня допрашивали трое-четверо парней, очень молодые люди, лет по 25, а мне тогда 50 лет было — они в сыновья мне годятся. Когда они начали пытать меня, я ничего не понимала. Они просто бьют тебя, прессуют, рассказывают, какое ты ничтожество. На второй день пыток я спрашиваю: «Что вы от меня хотите»? Они говорят: «Мы ждали от тебя этого вопроса, ты такая хорошая активистка, так классно выводила людей на митинги, теперь то же самое, только с российским флагом: у тебя будет задание культурно поднимать Бердянск, будешь в своем городе пропагандировать Россию». «А как вы себе это представляете? — говорю я им. — Я — украинка. Как я буду людям в глаза смотреть?». Они требовали от меня записать видеоролик, в котором я бы сказала, что я ошибалась, собирая людей на проукраинский митинг, и что Россия не несёт никакой угрозы Бердянску… Они сказали: или записываем видео с этим текстом, или мы тебя расстреляем. Я очень испугалась. Когда я прочла подготовленный для меня текст, там, по моему мнению, не было ни одного предательского слова об Украине. И я записала видео. В нём я говорила за себя: что я якобы ошибалась, что Россия ничего плохого не сделает в городе и так далее… Мы делали дублей десять: то я слово какое-нибудь специально пропущу, то не улыбаюсь, как они хотели. Они меня ударили, из губы пошла кровь… 

Митинг в Бердянске. Фото Т. Типакова / Spektr. Press

Затем пытки продолжались. Военные заставили 50-летнюю Татьяну полностью раздеться до пояса, били по лицу, подключали к телу электрический ток, пытались изнасиловать. А вечером 21 марта 2022 года, на второй день ареста, её повезли на расстрел, сказав, что записанное ею видео «ничего не значит».

Приглашение на казнь

— Мне на голову надели мешок. Сажают в машину и вывозят из колонии на заброшенный завод. Вывели, приказали идти к стене — на расстрел. Мешок разрешили снять с головы, но я не хотела видеть момент расстрела. Он передернул затвор. Приказал повернуться к нему лицом, но я отказалась. Хочешь стрелять — стреляй! И вот я стою спиной к нему, он вдруг говорит: «Считай до ста!». Я начала считать: «Раз-два-три…», — а потом услышала, как захлопнулись двери в автомобиле. Машина уехала, но из-за мешка на голове я не знала, стоит ли кто-то рядом со мной. Я досчитала до ста и замолкла. Была гробовая тишина. Я сняла мешок. Было темно, рядом никого со мной не было. Я шла пешком домой 16 километров, — рассказывает Татьяна.

Глубокой ночью она добралась до дома — там Татьяну ждала дочь. Она жила и училась в Польше, но решила приехать в оккупированный Бердянск, когда узнала об аресте матери. Кто-то из бердянцев написал в соцсетях о случившемся с главной активисткой города. Этот пост получил огласку, многие писали Татьяне слова поддержки. После освобождения она решила публично поблагодарить всех за помощь. Из-за этих слов благодарности к ней снова приехали те же самые  российские военные.

—  Опять натянули мне мешок на голову и забрали. Уже в машине я спросила у них: почему меня снова увозят? Они ответили: «Во-первых, тебе сказали сидеть, как мышка, а ты написала, что тебя отпустили; во-вторых, ты поблагодарила в соцсетях всех за помощь: где эта помощь, где деньги?» То есть в их понимании помощь — это деньги на карте… Они снова меня пытали. А до пыток записали со мной новое видео. Тот видеоролик, который мы писали раньше, они сказали, не подходит. Мне приказали: «Или пишем новый ролик, или твой расстрел дойдёт до логического завершения».

Задержание жителя Бердянска Запорожской области. Скриншот видео Правоохранительные органы Запорожской области

Задержание жителя Бердянска Запорожской области. Скриншот видео Правоохранительные органы Запорожской области

По словам активистки, российские оккупанты пытают украинцев профессионально, получая настоящее садистическое удовольствие.

— Нужно понимать, что те люди, которые занимаются пытками — это не какие-то «чайники», которые бьют людей, куда попало. Они бьют профессионально, ток к телу подключают профессионально. Я теперь знаю, что такое «крокодильчик», когда ток подключают к мочкам пальцев. Если выдерживаешь — подключают провода к мочкам ушей. Мужчинам подключают ток к половым органам. Вообще они брезгуют касаться руками украинцев, потому что мы для них — грязные свиньи, как они говорят. Поэтому они, не дотрагиваясь нас, предпочитают избивать украинцев деревянными палками, надевать противогаз на голову, бить двумя книгами по ушам. Мы для них — мусор, не нация. Мне даже один в плену сказал: «Ты — сука, которая рожала бандеровцев!»

Татьяна считает, что была одной из первых женщин в Бердянске, которую пытали российские оккупанты, и ей досталось гораздо меньше, чем остальным местным девушкам, которые попали в плен. «Были женщины, которые не отдавали россиянам деньги, не хотели с ними сотрудничать, у кого мужья — военные… И то, что они мне рассказывали о пытках и своём плену, — это просто ужас! Почти все изнасилованы. Даже есть женщина, которой за 60 лет, и она изнасилована!»

— После четырёхдневных пыток они привезли меня ночью 26 марта домой, — говорит Татьяна. — Требовали деньги. Я сказала, что деньги спрятаны не дома, и они велели, чтобы я на следующий день пришла с 11−00 до 12−00 в местный горсовет — с деньгами и ключами от машины. Также они должны были дать мне «какое-то задание». Я сказала: «Хорошо, я сделаю это». А сама думала о выезде из города.

150 километров и 23 блокпоста

Той же ночью Татьяна вместе с дочерью собрали свои вещи и, дождавшись окончания комендантского часа, в 6 утра уехали из дома.

— Мы ехали в колонне, тремя автомобилями, — вспоминает активистка. — Я была за рулём, дочка водить не умеет. Подъехали к первому блокпосту. Там были россияне из Росгвардии и буряты. Всех проверяют. Подходит моя очередь. В этот момент кто-то позвонил росгвардейцу, и тот отошел. Подходит бурят ко мне, начинает проверять документы, а я спрашиваю: «Холодно? Водку будешь?» Он берет водку, и так я проскочила блокпост. Этот первый блокпост был самый страшный для меня. Дальше ещё 150 километров дороги и 23 блокпоста от Бердянска до Васильевки… Очень повезло, что меня не задержали. В полночь мы доехали до Запорожья. А через неделю выезжали из Бердянска мои знакомые, и они сказали, что в городе мои портреты висят на доске «Разыскивается».

Первые дни в Запорожье Татьяна, по ее словам, отсыпалась, ходила к врачам и «просто ела». Оказалось, что у неё сломаны два ребра. Вскоре Татьяна с дочкой арендовали квартиру в Запорожье. Женщину приглашали работать в турбизнесе за границей, но она осталась в Украине в качестве волонтёра. Её дочь тоже не захотела возвращаться в Польшу.

«Бердянск — это Украина!» 

Обе женщины решили помогать своим землякам на оккупированной территории. Сперва к Татьяне обращались знакомые — просили передать им продукты или лекарства, дать консультацию, как наиболее безопасно выехать из Бердянска и т.д.

— Мы понимали, что личных денег нам не хватит на всех, поэтому начали искать «доноров», — объясняет Татьяна. — Я вышла на несколько американских компаний, которые на фоне моей личной истории, моей «медийности» поверили мне, и мы начали от них получать деньги, мы адресно переводили их людям на оккупированной территории. А когда бердянцы начали приезжать на свободную территорию, мы им помогали с расселением, с вещами, с продуктами. И так всё закрутилось… Потом оформили документы на общественную организацию «Рідна стежка» («Родная тропа»), сняли офис, расширили штат — нас теперь 7 человек… Тем бердянцам, которые разбросаны по всей Украине, мы отправляем посылки. В нашей базе данных сейчас около 3 000 семей. Они нам пишут о своих потребностях. Мы им отправляем по почте и шампунь, и кофе, и подгузники, и рюкзаки… Кроме того, в нашем офисе работает учебный центр для детей по изучению английского языка, по математике. Стоимость занятия — 60 гривен (около 1, 5 евро). У нас работают психолог и юрист. Причём сейчас нас никто не финансирует. Сама что-то где-то найду — вот и всё. Могут поддержать друзья, а власти нам никак не помогают.

Баннер в Ивано-Франковске. Фото Т. Типакова / Spektr. Press

Кстати, спустя две недели после пыток и плена, в апреле 2022 года, Типакова решила поддержать свой город необычным способом. «Я подключила директоров рекламных агентств из 64 городов Украины, и в этих городах повесили билборды с надписью „Бердянск — это Украина!“ — говорит она. — Практически все агенты взяли на себя финансовые расходы за эту акцию. В Киеве, Львове, Днепре, Хмельницком, Коломыи, даже в канадском Торонто висели такие рекламные щиты».

В конце 2023 года Татьяна Типакова за свою активную деятельность получила нагрудный знак от главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного «За содействие войску». Татьяна очень гордится этой наградой. Заниматься волонтёрством она готова до окончания боевых действий. И больше всего мечтает вернуться домой в Бердянск. Говорит, что после окончания войны, обязательно проведет марш победы на Приморской площади вместе с земляками. А еще Татьяна хочет стать депутатом, чтобы поднимать Бердянск после войны.