Человеческий фактор. Как судили карателей, исполнителей и деловых партнеров нацистов после Второй мировой войны - и почему большинству из них удалось избежать серьезного наказания Спектр
Воскресенье, 26 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Человеческий фактор. Как судили карателей, исполнителей и деловых партнеров нацистов после Второй мировой войны — и почему большинству из них удалось избежать серьезного наказания

100 тысяч рабочих трудились на предприятиях Альфрида Круппа в рамках немецкой программы принудительного труда, то есть фактически в статусе рабов. Фото Bundesarchiv, Bild 183-R93432 / CC-BY-SA 3.0 100 тысяч рабочих трудились на предприятиях Альфрида Круппа в рамках немецкой программы принудительного труда, то есть фактически в статусе рабов. Фото Bundesarchiv, Bild 183-R93432 / CC-BY-SA 3.0

«Спектр» продолжает цикл публикаций, посвященных истории покаяния немцев за преступления нацистского режима и Второй мировой войны. Новый материал посвящен истории так называемых Малых Нюрнбергских процессов, в ходе которых судили уже не лидеров нацистской верхушки, а тех, благодаря кому их торжество в Германии стало возможным: чиновников, предпринимателей, юристов, врачей, военных исполнителей и карателей. Малые Нюрнберги ознаменовались относительно мягким судейством, а впоследствии большинство осужденных вышли на свободу раньше срока, даже те, кто получил пожизненные приговоры.

Первую статью об истории основного Нюрнбергского процесса читайте здесь.

В 1946−1948 годах были проведены так называемые Малые (или Последующие) Нюрнбергские процессы. Они проходили в том же здании Дворца правосудия, что и главный процесс. Но вел их уже не Международный военный трибунал, а трибунал, созданный военным командованием США. Соответственно, название дела формулировалось по принятому в США стандарту — «Соединенные Штаты против…» Прокуроры и следователи были американцами. Всего было проведено 12 малых Нюрнбергских процессов.


Инфографика Максим Кузахметов/SpektrPress

Инфографика Максим Кузахметов/SpektrPress


Виселицы для палачей

Самыми суровыми (в смысле тяжести приговоров) были Процесс докторов и Процесс по делу об айнзацгруппах (в переводе на русский — «целевые группы») — это карательные подразделения, созданные нацистами для массовых убийств гражданских лиц на оккупированных территориях. Что неудивительно. Для немецких генералов, чиновников, бизнесменов — можно было, при желании, найти разного рода оправдания или смягчающие обстоятельства. Для лиц же уничтожавших и мучивших мирных и беззащитных людей — такие «смягчающие обстоятельства» подобрать было трудно.

Процесс докторов проходил с 9 декабря 1946 по 20 августа 1947 года. На нем судили врачей нацистских концентрационных лагерей. Основные пункты обвинения: бесчеловечные медицинские опыты, убийство заключенных для «составления анатомических коллекций», принудительная эвтаназия и принудительная стерилизация. Из 23 обвиняемых семеро были повешены, пятеро были приговорены к пожизненному заключению.

Процесс по делу об айнзацгруппах проходил с 29 сентября 1947 года по 10 апреля 1948 года. Главным фигурантом процесса стал группенфюрер СС Отто Олендорф. Именно его айнзацгруппа уничтожила в Крыму почти всех евреев (14 000−15 000 человек). До этого была бойня евреев и коммунистов в Николаеве. Числились за ним и другие — столь же зловещие — деяния.

Олендорф был не просто палач, а палач-теоретик, стремившийся поставить практику массовых убийств на «наукообразные рельсы». Главной его заботой было «сохранение психического здоровья» подвластных ему карателей.

Вид на вход в бывший концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау. Фото Robert Michael/dpa-Zentralbild/dpa

Вид на вход в бывший концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау. Фото Robert Michael/dpa-Zentralbild/dpa

Как можно было не сойти с ума, если приходилось чуть ли не ежедневно убивать беззащитных женщин и детей? Но Олендорф — как он считал — нашел выход. Надо свести до минимума все формы контакта между расстрельной командой и жертвами. Никаких выстрелов в упор — только с большого расстояния и в составе группы стрелков. Все это помогало нивелировать персональную ответственность. Также Олендорф запрещал своим подчиненным совершать мелкие акции — только большие (массовые) расстрелы. Нельзя брать имущество убитых: это тоже устанавливает пусть и неявную, но все же некоторую «личностную связь» убийцы и жертвы. А это — верный путь к помутнению рассудка.

 Как ни дико это звучит, но Олендорф считал, что, действуя таким образом, он вносит «гуманность» в свою суровую, но необходимую (нацистскому Рейху) работу.

По приговору трибунала Олендорфа повесили. Такая же участь ждала и трех его наиболее свирепых подельников. Еще десяти осужденным виселица в последний момент была заменена тюремным заключением.

«Я только выполнял приказ…»

Три «малых Нюрнберга» были посвящены наказанию немецкой армейской верхушки. Первым перед американским военным трибуналом предстал генерал-фельдмаршал Эрхард Мильх — заместитель Геринга, генеральный инспектор люфтваффе. Его процесс проходил со 2 января по 17 апреля 1947 года.

Мильха судили за использование принудительного труда военнопленных и депортированных иностранных рабочих на авиастроительных предприятиях. Приговор — пожизненное заключение. Однако уже в 1951 году срок сократили до 15 лет, а в 1954 году Мильха освободили досрочно.

Процесс над генералами юго-восточного фронта известен также как процесс «США против Вильгельма Листа». Он был проведен с 8 июля 1947 года по 19 февраля 1948 года. Ответчиками здесь были немецкие генералы, командовавшие в 1941−1944 годах войсками в Юго-Восточной Европе (в Греции, Албании и Югославии).

Перед трибуналом предстали два генерал-фельдмаршала (Вильгельм Лист и Максимилиан фон Вейхс) и 10 генералов. Приговоренные к большим срокам, они все были освобождены досрочно в 1951−1953 годах. Единственной «жертвой» процесса стал генерал Франц Беме — палач Сербии. Опасаясь экстрадиции в Югославию, на места своих злодеяний, Беме выбросился из окна тюремной камеры еще на стадии подготовки процесса (в мае 1947 года).

Cуд над 22 бывшими охранниками концентрационного лагеря Освенцим во Франкфурте-на-Майне. 3 апреля 1964 года. Фото Heinz-Jürgen Göttert/dpa

Cуд над 22 бывшими охранниками концентрационного лагеря Освенцим во Франкфурте-на-Майне. 3 апреля 1964 года. Фото Heinz-Jürgen Göttert/dpa

Процесс по делу военного командования Вермахта известен также, как процесс «США против Вильгельма фон Лееба». Он стал последним из числа малых Нюрнбергских процессов (проходил с 28 ноября 1947 года по 28 октября 1948 года).

Обвиняемыми на этом судебном процессе были высокопоставленные военачальники Вермахта: генерал-фельдмаршал Вильгельм фон Лееб, генерал-фельдмаршал Георг фон Кюхлер; генерал танковых войск Герман Гот и ряд других.

Из 14 обвиняемых двое были оправданы. Остальные получили различные сроки тюремного заключения, но уже через несколько лет все были освобождены досрочно.

Почему же с гитлеровскими генералами обошлись столь гуманно? Логику событий здесь определяла новая война — только на этот раз уже Холодная. На рубеже 1940−1950-х годов США рассматривали Западную Германию, как «передовой форпост против большевизма». В этих условиях американцам вовсе не хотелось раздражать возрождающуюся немецкую армию суровыми приговорами в отношении ее бывших вождей.

Бизнес на крови

Провести показательное судилище над воротилами германского бизнеса, сотрудничавшими с нацистами, было заветной мечтой советской стороны. Ведь это позволило бы скомпрометировать в глазах мирового общественного мнения не только нацистский режим, но и — фактически — всю капиталистическую систему. Американцы это прекрасно понимали — поэтому и выступали категорически против международного процесса над немецкими промышленниками. Но, все же, устроить ряд показательных процессов над наиболее одиозными бизнесменами III Рейха сочли необходимым и в США…

Всего было три процесса над «флагманами нацистской экономики». Первым стал процесс по делу Фридриха Флика (с 19 апреля по 22 декабря 1947 года).

Металлургический магнат Фридрих Флик был одним из первых, кто стал оказывать финансовую поддержку нацистскому движению — задолго до прихода Гитлера к власти. В 1937 году он даже вступил в НСДАП — от чего другие немецкие олигархи предпочли уклониться.

Заводы Флика щедро снабжались бесплатной рабочей силой (на них работали 50 000 военнопленных и узников концлагерей); ему передавали конфискованные у евреев активы в Германии и оккупированных странах. Флик получил семь лет тюрьмы. Два его ближайших помощника тоже получили тюремные сроки. 

Еще один «промышленный» процесс длился с 14 августа 1947 по 30 июля 1948 года. Перед судом трибунала предстали 24 члена совета директоров и должностных лица IG Farbenindustrie — крупнейший химический концерн Германии. Именно на его предприятиях производился пресловутый пестицид Циклон Б, который использовался в газовых камерах для массовых убийств. По результатам процесса 13 обвиняемых были осуждены на различные сроки тюремного заключения, 10 оправдано, и одному не был вынесен приговор по состоянию здоровья. Решением трибунала предусматривалось «разукрупнение» IG Farben — на BASF, Bayer и Hoechst.

Надпись «Труд делает свободным» на воротах концентрационного лагеря Освенцим I. Фото Kay Nietfeld/dpa

Надпись «Труд делает свободным» на воротах концентрационного лагеря Освенцим I. Фото Kay Nietfeld/dpa

Как же можно было представить себе суд над германскими промышленниками без имени Круппа — того самого Круппа, чье имя было символом германского ВПК? И, конечно, суд над всей верхушкой компании Круппа не замедлил состояться. Этот процесс шел с 8 декабря 1947 года по 31 июля 1948 года. На скамье подсудимых сидели 12 директоров концерна. В их числе был сам владелец компании и, одновременно, ее генеральный директор — Альфрид Крупп.

Набор обвинений был уже стандартный для судов над промышленниками. Основной упор обвинение делало на использование рабского труда на предприятиях, а также — на «участие подсудимых в разграблении, опустошении и эксплуатации оккупированных стран».

По итогам трибунала один из обвиняемых был оправдан, остальные получили сроки тюремного заключения от трех до двенадцати лет. Главный обвиняемый — Альфрид Крупп — получил 12 лет тюрьмы и подвергся конфискации имущества.

Суровый приговор Круппу в реальности оказался не таким страшным. Уже в 1951 году американские оккупационные власти выпустили промышленника из тюрьмы. Главным аргументом стала необходимость качественного менеджмента для успешного возрождения немецкой тяжелой промышленности. А чуть позднее бывший гитлеровский олигарх добился как отмены решения о конфискации принадлежащей ему собственности, так и решения о разделе концерна на несколько предприятий. Корпорация Круппов возродилась и стала флагманом промышленности ФРГ.

Амнистия для всех?

Повышенное внимание публики вызвали Процесс министров и Процесс судей. Первый из них длился очень долго (с 15 ноября 1947 года по 11 апреля 1949 года). Обвиняемыми на нем являлись руководители различных министерств и ведомств нацистской Германии. Так как большинство этих учреждений располагалось на берлинской улице Вильгельмштрассе, то и процесс получил неофициальное название «Дело Вильгельмштрассе».

Процесс судей завершился в гораздо более сжатые сроки (он длился с 5 марта по 4 декабря 1947 года). Он был интересен тем, что здесь на скамье подсудимых сидели юристы — те, кто своим авторитетом покрывали злодеяния преступного режима.

С чиновниками и судьями гитлеровского Рейха трибунал обошелся весьма милостиво. Смертных приговоров не выносили. А спустя несколько лет почти все приговоренные к тюремному заключению были амнистированы.

С 8 апреля по 3 ноября 1947 года в Нюрнберге проходил Процесс по делу Главного административно-хозяйственного управления СС. На нем к высшей мере приговорили «завхоза Гиммлера» — обергруппенфюрера СС Поля Освальда.

На Процессе по делу о расовых преступлениях (проходил с 20 октября 1947 по 10 марта 1948 года) перед судом предстали лица, ответственные за реализацию нацистской расовой политики. В том числе, работники печально известной организации «Лебенсборн» (она была создана по личному указанию рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера для подготовки молодых «расово чистых» матерей и воспитания «арийских» младенцев).

Подсудимым  вменялись в вину: похищения детей для их последующей «ариизации», принуждение неарийских беременных женщин к абортам, депортации коренного населения с оккупированных территорий и переселение на эти земли этнических немцев. Приговор не отличался оригинальностью: тюремное заключение.

Итак, каковы же общие итоги 12 Малых Нюнбергов? Всего на этих процессах предстало 185 обвиняемых. Из них: 24 приговорено к смертной казни (в реальности казнены 13, остальные — помилованы), 20 — к пожизненному заключению, 98 — к различным срокам. К середине 1950-х годов многие осужденные на этих процессах подверглись амнистии либо их сроки были существенно сокращены.