Суд истории. Что мы не знали (или забыли) о Нюрнбергском процессе, положившем начало денацификации Германии, - хроника покаяния немцев Спектр
Среда, 29 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Суд истории. Что мы не знали (или забыли) о Нюрнбергском процессе, положившем начало денацификации Германии, — хроника покаяния немцев

Главные обвиняемые на Нюрнбергском процессе. Фото United States Holocaust Memorial Museum, courtesy of National Archives and Records Administration, College Park Главные обвиняемые на Нюрнбергском процессе. Фото United States Holocaust Memorial Museum, courtesy of National Archives and Records Administration, College Park

В преддверии 9 мая «Спектр» начинает цикл публикаций, посвященных истории покаяния немцев за преступления нацистского режима и Второй мировой войны. Первый материал посвящен истории Нюрнбергского процесса, в ходе которого державы-союзники осудили лидеров нацистской верхушки, положившего начало возрождения послевоенной Германии.

Суд над руководителями нацистской Германии, прошедший после завершения Второй мировой войны в Нюрнберге, — один из самых известных судебных процессов в истории человечества. О нем написаны тысячи книг и статей, сняты сотни телепередач и кинофильмов, а само понятие «Нюрнберг» стало нарицательным — как обозначение важнейшего суда над политическими преступниками…

«Заговор молчания»

Решение о необходимости суда над лидерами нацистского режима  возникло задолго до окончания войны. Об этом не раз говорил Иосиф Сталин, заявлял Уинстон Черчилль, высказывался Франклин Рузвельт. После капитуляции Третьего Рейха в мае 1945 года абстрактные пожелания приобрели конкретные очертания.


Инфографика Максима Кузахметова/SpektrPress


Решение о создании «Международного военного трибунала для суда над военными преступниками европейских стран Оси» (так он официально назывался) было принято на Лондонской конференции представителей стран-союзников, проходившей с 26 июня по 8 августа 1945 года. На этой же конференции разработали Устав трибунала и согласовали примерный список обвиняемых. Суду подлежали самые могущественные нацисты, попавшие в руки союзников живыми. Сам «фюрер германской нации» Адольф Гитлер успел покончить с собой. Равно, как и его ближайшие «сподвижники» — глава СС Генрих Гиммлер и руководитель всей имперской пропаганды Йозеф Геббельс.

Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль на встрече в Тегеране в 1943 году. Там впервые обсуждался вопрос трибунала. Фото National Museum of the U.S. Navy

Тем не менее, список отобранных для трибунала обвиняемых получился весьма впечатляющим. Здесь были экс-глава гитлеровских ВВС Герман Геринг, министр иностранных дел Иоахим Риббентроп, начальник Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель, ведущий партийный идеолог Альфред Розенберг и другие.

Сам судебный процесс проходил с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года на территории поверженной Германии — во Дворце правосудия в Нюрнберге. Город Нюрнберг был выбран не случайно. При Гитлере именно в Нюрнберге проходили съезды германской правящей партии — НСДАП. Теперь этот старинный город стал местом, где главари этой самой партии и прочие лидеры преступного режима должны были обрести заслуженное возмездие за свои злодеяния. 

Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырех союзных держав-победительниц: СССР, США, Великобритании и Франции.

Выступление обвинителя со стороны СССР Романа Руденко. Фото Министерство обороны России mil.ru

Выступление обвинителя со стороны СССР Романа Руденко. Фото Министерство обороны России mil.ru

Интересно, что до начала заседаний представителями союзников был составлен перечень вопросов, обсуждения которых на Нюрнбергском процессе не следовало допускать. У каждой страны был свой список «запретных тем». Великобритания опасалась, что ей припомнят концлагеря во время англо-бурской войны и Мюнхенский «сговор» 1938 года. Упоминания о Мюнхене боялась и Франция. Американцы стремились не допустить обсуждения неполноправного статуса чернокожих в США. Советский «черный список» был самым объемным. Согласно ему на трибунале нельзя было обсуждать:

- политический строй в СССР;

- пакт Молотова-Риббентропа;

- вторжение в Польшу в сентябре 1939 года и аннексию Западной Украины и Западной Белоруссии;

- аннексию балтийских государств в 1940 году.

При всякой попытке затронуть одну из этих тем, председательствующий должен был прервать обсуждение, как «не относящееся к делу».


Инфографика Максима Кузахметова/SpektrPress


Кого и за что наказывать?

Обвинительное заключение, подготовленное командами прокуроров из США, Великобритании, СССР и Франции, содержало четыре пункта: преступления против мира, преступления против человечности, нарушение законов войны (военные преступления) и заговор с целью совершения данных преступных действий.

В результате процесса 12 обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение, еще семеро — к различным срокам заключения, трое были оправданы.


Дворец правосудия, место проведения Международного военного трибунала. Фото Bavarian State Library, Hoffmann Photo Archive

Дворец правосудия, место проведения Международного военного трибунала. Фото Bavarian State Library, Hoffmann Photo Archive


Помимо осуждения отдельных персоналий, Нюрнбергский трибунал признал преступными ряд нацистских организаций. Стоит пояснить, что абсолютно все организации нацистов (НСДАП, СС, Трудовой фронт, Гитлерюгенд и множество других) были запрещены Законом № 2 Союзнического контрольного совета в Германии (СКС) от 10 октября 1945 года. Нюрнбергскому трибуналу надлежало лишь дать правовую оценку этим, уже ликвидированным, структурам.

По итогам процесса осудили четыре организации: руководящий состав нацистской партии (НСДАП), СС, СД и гестапо.

До сих пор можно встретить недоуменные вопросы. Почему не был признан преступным вермахт — вооруженные силы гитлеровской Германии? Разве немецкие солдаты не совершали массовые злодейства на оккупированных территориях? И почему преступной признали лишь верхушку НСДАП (начиная от руководителей районного звена и выше), а не всю партию в целом?

Причиной всех этих вопросов стало многолетнее (и бездумное) повторение шаблонных фраз о Нюрнбергском процессе, как своего рода абстрактном «суде над фашизмом и его идеологией».

Несомненно, в деле осуждения фашизма, как явления, Нюрнбергский трибунал сыграл ключевую роль. Но под шумок общих слов оказалась затертой вся фактическая суть Нюрнбергского процесса. А цель у трибунала была предельно конкретной. В первую очередь, ему нужно было очертить — для последующих национальных судов — тот круг лиц, которых можно было привлекать к судебной ответственности просто за членство в той или иной нацистской организации. Вот что означало признание организации «преступной» с юридической точки зрения.

¬Документы, подготовленные обвинителями перед процессом. Фото United States Holocaust Memorial Museum, courtesy of National Archives and Records Administration, College Park

¬Документы, подготовленные обвинителями перед процессом. Фото United States Holocaust Memorial Museum, courtesy of National Archives and Records Administration, College Park

Статья 10 Устава Нюрнбергского трибунала гласила: «Если Трибунал признает ту или иную группу или организацию преступной, компетентные национальные власти каждой из Подписавшихся Сторон имеют право привлекать к суду национальных, военных или оккупационных трибуналов за принадлежность к этой группе или организации…»

Члены Международного военного трибунала понимали, какое грозное оружие они дают в руки национальных судов. Поэтому трибунал крайне осторожно отнесся к составлению этого своеобразного «черного списка» потенциальных обвиняемых.


Инфографика Максима Кузахметова/SpektrPress


«Фильтры» для преступников

Так, были отклонены ходатайства стороны обвинения о признании преступными штурмовых отрядов (СА), Имперского кабинета министров, Генерального штаба и Верховного командования вермахта (OKW). О том, чтобы объявить преступным весь вермахт в целом (а значит, и миллионы людей, которые через него прошли) — не было и речи. Равно, как не было и речи о «преступности» миллионов рядовых членов НСДАП.

Признание «преступными» всего вермахта и всей НСДАП превратило бы судебный процесс в фарс. По сути, это было равнозначно тому, чтобы объявить «преступными» всех немцев — за то, что они жили при Гитлере. А значит, дать судам право сажать в тюрьму любого немца просто за то, что он немец.

Подобные настроения (о поголовной вине немцев) в стане победителей были очень сильны. Но юристы трибунала, конечно же, не могли пойти на такой правовой «беспредел».

Одно из заседаний. Фото Министерство обороны России mil.ru

Даже по отношению к тем структурам, которые были, в итоге, признаны преступными (руководство НСДАП, СС, СД и гестапо) применяли несколько «фильтров». Именно для того, чтобы не допустить этой самой «поголовной ответственности».

Во-первых, отсчет «преступности» организации велся с момента начала Второй мировой войны — 1 сентября 1939 года. Поэтому тех немцев, которые покинули службу в СС, СД, гестапо и в руководстве НСДАП до этой даты — к ответственности не привлекали. Имеется ввиду: к ответственности за членство в организации, но это не исключало возможности их привлечения к суду за конкретные преступления в индивидуальном порядке.

Стоит помнить, что трибунал изначально создавался как судебный орган для наказания военных преступников. А раз так, то признание даты начала войны в качестве «точки отсчета» — выглядело вполне логичным.

Вторым «фильтром» стало исключение из числа «преступников» всего сугубо технического персонала преступных организаций — вахтеров, стенографисток, секретарш, канцеляристов и т.п. То есть, людей, не имевших отношения к планированию, принятию решений или реализации преступных деяний. Поэтому, к примеру, машинистка, печатавшая приказы в гестапо, — судебной ответственности не подлежала.

Третьим — и весьма важным «фильтром» — стало признание «фактора добровольности». Если подсудимый мог доказать, что на службу в преступную организацию его мобилизовали принудительно, лишив всякой возможности выбора, — то это тоже снимало с него клеймо «преступника по умолчанию».

«Соединенные Штаты против…»

Сразу же после окончания основного процесса советская сторона выступила с предложением провести целый ряд «ведомственных» процессов: отдельно — над нацистскими военными, отдельно — над нацистскими врачами, над нацистскими судьями и т.д.

США выступили категорически против — Холодная война уже вовсю набирала обороты. Особенно сильное раздражение вызвала идея о суде над германскими промышленниками. Получалось, что США должны были «лить воду на мельницу» своих идеологических противников — коммунистов. А уж те не преминули бы использовать этот процесс в своей пропаганде («капиталистические хищники», «государство на службе у монополий» и т.п.)

Однако, мировое общественное мнение требовало возмездия. Поэтому США решили провести эти процессы самостоятельно — без участия СССР и других союзников. Благо, что Союзный Контрольный совет в свое время разрешил самостоятельно судить нацистов в пределах своей оккупационной зоны. А Нюрнберг как раз входил в американскую зону.

В итоге, были проведены так называемые Малые Нюрнбергские процессы. Но это уже — отдельная история…