Данные по COVID-19 на 10.04.2020 — В мире: 1,603,750 заболели, 95,731 скончались. В России: 10131 заболели (+1459), 698 поправились, 76 скончались
  • Пятница, 10 апреля 2020
  • $74.30
  • €81.19
  • 32.03

«Праздник чиновного глума». Вместо выборов россиянам предложат побороться за место в Госдуме и СФ через «Лидеров России»

Участники конкурса "Лидеры России". Фото с официальной страницы Facebook Участники конкурса «Лидеры России». Фото с официальной страницы Facebook

Когда-то давно, когда мне было лет девять, я подрался с тремя старшеклассниками. Ну, то есть, как подрался. Они сказали что-то такое, что с моими понятиями о чести и гордости не соотносилось ну вот просто никак. И я ринулся в бой с решимостью камикадзе. Их это очень развеселило. Они перекидывали меня друг другу, как мячик, играли, наслаждались силой и полнейшей безнаказанностью. Приступы гнева моего их только подзадоривали. Потом бросили — наскучило. Однако нос разбили и снабдили на память добротными фингалами.

Что сказали, не помню. Как били — помню. Хотя, если честно, забыл бы с удовольствием и это, но родное государство не дает. Избранная государством стратегия взаимодействия с обществом давно уже ничем не отличается от поведения уверенных в своей силе старшеклассников, глумящихся над малолеткой, понимая, что у малолетки этого — никаких ресурсов для реального противостояния. И, похоже, получая искреннее удовольствие от процесса.

Ну, судите сами. Хотя — простите за ремарку — наше время безжалостно к штампам. Странно это как-то, говорить «судите сами» жителям страны, где любой человек за любой буквально чих может попасть под суд, и суд этот наверняка будет скорым и неправым. Ну, да неважно. Что написал — то написал.

Вот, например, Сергей Кириенко, отвечающий в администрации президента за внутриполитические дела, сообщает: конкурс «Лидеры России» оказался настолько успешным и востребованным, что в его рамках будет запущен специальный проект «Лидеры России/Политика».

К участию, пояснил Кириенко, приглашаются люди, «которые хотят идти на выборы в Госдуму, которые в рамках своего развития хотят быть членами Совета Федерации, работать в муниципальных органах власти».

Потом спохватился, вспомнил о приличиях, — человек он в Кремле относительно новый, чуть больше трех лет сидит в своем удобном кресле, и науку государственного глума постиг не до конца. Оговорился: в Думу и некоторые другие органы власти люди избираются, а не назначаются, поэтому «все, что мы можем, — отобрать лучших».

Но это не так и важно, главное сказано, мы-то ведь давно живем со своими нынешними хозяевами, лет уже не менее двадцати, и отлично понимаем настоящий смысл сказанного. Внутри нашей здешней реальности «отобрать лучших» из уст большого начальника и значит как раз — «назначить». То есть, появится, возможно, уже на ближайших выборах в парламент некоторое количество людей, для которых победа в конкурсе, организованном администрацией президента, будет важнее, чем любые выборные процедуры.

«Разведка боем». Для чего в Конституцию вносятся поправки, ликвидирующие независимость судебной системы

Это оно и есть — глумление, беспримесное самодурство, практического смысла не имеющее и по-своему даже прекрасное. Это не повышает доверия к институту выборов — скорее уж, наоборот. Это никаких тактических проблем для власти не решает — «лучших» можно было отобрать, просто распихав их по спискам «Единой России», да и любых других системных партий, не станут же Зюганов с Мироновым затевать спор с настоящим начальством.

Заявки уже можно подавать, а список наставников составлен так, чтобы еще раз подчеркнуть: смысл затеи только в том и состоит, чтобы поиздеваться всласть над демократическими процедурами. Лучшие люди страны будут учить победителей премудростям и тайнам государственного управления: сенатор Андрей Клишас, изобретатель закона об обязательном уважении к власти, а также депутаты Ирина Яровая и Петр Толстой. Тут, наверное, избыточны любые характеристики — кто не знает этих выдающихся парламентариев?

Институту выборов особенно как-то сейчас не везет. Грядет потешное действо, громко именуемое «добровольным народным голосованием за поправки в Конституцию». Дальше — думская кампания, веселый фон для которой создают Захар Прилепин, певица Валерия и Сергей Шнуров. Пойдут ли Валерия с Прилепиным в Думу — пока вопрос, много нужно соблюсти формальностей, но уже и сейчас они старательно работают на то, чтобы парламентские выборы превратить в процедуру веселую и немного стыдную. Чуть-чуть даже более стыдную, чем раньше.

Или вот — другой сюжет: власти Петербурга отказались согласовать марш в память о Борисе Немцове. Никакого, вроде бы, произвола — решение взвешенное, обоснованное, подкрепленное пространным изъяснением собственной позиции. Хотя здесь точная цитата важнее любого пересказа.

Организаторы указали среди целей акции «осуждение нарушений прав и свобод», «политических репрессий», а также требование «сменяемости власти в РФ». Чиновники ответили: «Неясно, о каких репрессиях, нарушениях прав свобод и свобод человека идет речь; где, кем и каким образом они осуществляются; что подразумевается под аббревиатурой РФ», и добавили, что «в действующем законодательстве и в Конституции Российской Федерации такой аббревиатуры не существует.

И как тут забудешь про трех переростков, которые, радостно хохоча, пинают в свое удовольствие маленького человека? И хотел бы забыть, но ведь не дают.

И это — примеры, появившиеся практически в течение одного дня, это заметные, федерального уровня новости. Не хочется и думать, сколько всего похожего творят ежеминутно начальники рангом поменьше на просторах необъятной.

Есть у человека такое свойство — пытаться всему, что происходит вокруг, найти хоть какие-то разумные объяснения. Я тоже пытаюсь, наблюдая за этим, годы и годы уже длящимся праздником чиновного глума.

И вот о чем начинаю подумывать: а вдруг они не просто так верят, что они — навсегда. Что никогда и ничего не поменяется, никогда и ни перед кем ни за что не придется отвечать. Вдруг они там у себя давно уже изобрели эликсир бессмертия и тайно распределяют дозы в соответствии с позициями в иерархии?

А нам просто не рассказывают ничего, предпочитая откровенно издеваться. Чтобы хоть как-то намекнуть, как им повезло и как нам не повезло.