• Пятница, 21 февраля 2020
  • $63.99
  • €69.48
  • 58.46

«Разведка боем». Для чего в Конституцию вносятся поправки, ликвидирующие независимость судебной системы

Акция против изменения Конституции, Санкт-Петербург. Фото REUTERS/Anton Vaganov/Scanpix/LETA Акция против изменения Конституции, Санкт-Петербург. Фото REUTERS/Anton Vaganov/Scanpix/LETA

Государственная Дума РФ 23 января приняла в первом чтении законопроект о поправках в Конституцию, предложенных Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию. Одними из самых серьезных станут изменения, касающиеся судебной системы. Что конкретно предлагается изменить и какими будут последствия нововведений — читателям «Спектра» рассказывает юрист Алексей Федяров, руководитель правового департамента фонда «Русь Сидящая».

Когда Владимира Путина спрашивают о политических заключенных или крупных бизнесменах, в законности преследования которых общество не уверено, президент регулярно использует один и тот же алгоритм: уходит от прямого ответа и констатитует, что он не вмешивается в следственные и судебные процессы.

Однако отечественная следственная и судебная системы с той же регулярностью доказывают иное: они напрямую подчинены властной корпорации и не обладают сколь-либо значимой независимостью в принятии решений. Суды безусловно поддерживают все карательные инициативы силовиков.

Главный тренд лета 2019-го — установление неприкрытого режима чрезвычайного правосудия для административных и уголовных дел, связанных с протестными акциями. Суды готовы выполнять указания любой степени нелепости. Именно это — режим чрезвычайного правосудия — и предлагается поправками в Конституцию зафиксировать институционально.

Разгон акции протеста против изменения Конституции РФ. Alexander NEMENOV/AFP/Scanpix/LETA

Разгон акции протеста против изменения Конституции РФ. Alexander NEMENOV/AFP/Scanpix/LETA

Закон о поправках в Конституцию поступил в парламент и был принят в первом чтении практически мгновенно — не прошло и 10 дней с момента оглашения Владимиром Путиным необходимости изменения основного закона страны. Произошло все без видимости какой бы то ни было широкой общественной дискуссии.

Сама по себе процедура, предусмотренная Федеральным законом «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» от 04.03.1998 N 33-ФЗ, не предполагает возможности создания какой-либо конституционной комиссии, равно как и проведения «народного голосования по одобрению». Однако, применительно к поправкам, связанным с судебным корпусом, есть еще очень важные моменты.

Пункт о праве Совета Федерации прекращать по представлению Президента РФ полномочия судей Конституционного Суда РФ (КС), судей Верховного Суда РФ, судей кассационных и апелляционных судов в пояснительной записке к поправкам в основной закон страны не обоснован вообще. Проще говоря, авторы поправок пренебрегли обязанностью хоть как-то, даже формально, объяснять подобный очевидный удар по независимости судебной власти.

Вызвало ли это какую-то реакцию в судейской и прокурорской среде? Нет. И причиной то, что поправки лишь формализуют парадигму, в которой судьи существуют уже давно, безусловно в нее встраиваясь.

Точно так же не обоснована в законопроекте и причина сокращения числа судей Конституционного суда. Но и это судьями принято с покорностью дворовой челяди. На конюшню, сечь? Идём, барин. Секи, родной. Бей, кормилец.

Выученная беспомощность. Почему россияне разуверились в своей способности изменить к лучшему ситуацию в стране

Точку в неначавшемся обсуждении поправок в главный закон страны поставил Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, назвав предложения по изменению Конституции «хорошими». «Мы будем исполнять то, что будет в Конституции, неуклонно ее блюсти», — сказал он в программе «Москва. Кремль. Путин» телеканала «Россия 1».

Нет никаких сомнений, что он поддержит и монархию любой формы — возглавляемый Валерием Зорькиным высший судебный орган страны неоднократно доказывал свою абсолютную лояльность исполнительной власти.

Интересно, что КС задолго до текущих событий сам себя ограничил в возможности проверить и оценить поправки в Конституцию.

Юрист Благотворительного Фонда «Русь Сидящая» Ольга Подоплелова в своем телеграмм-канале «Просто о КС» разъясняет, что в 2014 году группа депутатов Госдумы обратилась в Конституционный суд с запросом о конституционности поправок, которыми были упразднён Высший арбитражный суд РФ. Конституционный суд не стал принимать запрос к рассмотрению. Он указал, что после принятия закона о поправке к Конституции проверка его конституционности невозможна, поскольку затрагивает вопрос об утрате силы положениями, уже инкорпорированными (включенными) в текст Конституции и ставшими ее неотъемлемой частью. Иными словами, раз Высший арбитражный суд уже упразднен и положение об этом уже включено в Конституцию, то обсуждать законность этого у Конституционного суда уже нет возможности

Это правило — внести положение без предварительной экспертной оценки в основной закон и потом не иметь возможность проверить законность этого действия — полностью относится и к нынешним поправкам в Конституцию.

То есть, можно констатировать два факта. Во-первых, председатель Конституционного суда публично одобрил нынешние поправки к Конституции. Во-вторых, у КС нет полномочий по проверке конституционности поправок в основной закон, если они будут приняты. Круг замкнулся.

Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. Фото Yekaterina Shtukina/Russian Government Press Office/TASS/Scanpix/LETA

Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. Фото Yekaterina Shtukina/Russian Government Press Office/TASS/Scanpix/LETA

Де факто обсуждаемыми поправками прокуратура и априори независимая судебная власть включаются в структуры власти исполнительной, читай — президентской.

Статус правительства поправками существенно снижен, фактически силовые ведомства становятся структурами администрации президента, они выведены из-под отчета парламенту. Премьер-министр низведен в ранге, его теперь можно будет увольнять индивидуально, без правительства в целом (в настоящее время, согласно закону, отставка главы правительства влечет за собой отставку всего Кабинета, — прим. «Спектра»).

Формально прекращение полномочий судей отнесено к верхней палате парламента, Совету Федерации. И нужно отдавать себе отчет, что палата эта — не избираемый орган: 55% её членов назначаются президентом и главами субъектов Российской Федерации, а 45% делегируют региональными законодательными собраниями.

Подобный способ формирования Совета Федерации фактически закрепляет за президентом организационное руководство работой судейского корпуса.

Чайку не желаете? Зачем Путин поменял генпрокурора вслед за премьером

На наших глазах малозначимый для цивилизованного государственного управления орган — администрация президента — перекраивает конституционную систему сдержек и противовесов в свою пользу. В предполагаемой системе властных координат именно президент, а не высшая квалификационная коллегия судей, будет рассматривать дела судей и организовывать их дисциплинарное преследование. Что это, если не тотальный контроль над властной структурой, в полномочия которой входит проверка конституционности законов?

Независимость и несменяемость судей в России давно воспринимаются как декларативные лозунги. Но сейчас судьи уже фактически теряют и независимость, и несменяемость, что прямо противоречит статьям 120 и 121 Конституции. По мнению многих экспертов, судьи при этом потеряют и право на судебную защиту. Представим ситуацию, при которой Совет Федерации прекратил полномочия судьи по размытым основаниям вроде «утраты доверия». Куда жаловаться уволенному судье на Совет Федерации? Органа, который мог бы рассмотреть такой спор, не существует.

Мещанский районный суд Москвы. ФотоMikhail Tereshchenko/TASS/Scanpix/LETA

Мещанский районный суд Москвы. ФотоMikhail Tereshchenko/TASS/Scanpix/LETA

Крайне сомнительна и упомянутая в послании возможности наделить Конституционный суд возможностью проверить конституционность законопроектов, принятых Федеральным собранием, но ещё не подписанных президентом (сейчас КС оценивает соответствие Конституции уже принятого закона).

Как можно будет жаловаться в КС на закон, ранее этим судебным органом уже одобренный? Очевидно, что орган, осуществлявший предварительную оценку законопроекта, не может быть в последующем арбитром в споре о соответствии положений закона Конституции. Однако именно это и предлагается. И это вновь создает предпосылки для возводимого в правовой культ судейского усмотрения, когда в различных ситуациях по аналогичным спорам судья может вынести противоположные решения, мотивируя их исключительно индивидуальными особенностями рассматриваемых дел. Колебаться с линией партии, кажется, так это называлось?

«Трансфер власти уже идет». Что означают изменения Конституции и отставка правительства России

Ну и главный вопрос. А зачем это все? Для чего все эти сложности, внедрение нелепых правовых конструкций в существующие и достаточно прочные, несмотря ни на что, правовые механизмы? Ведь судьи и без того безусловно сервильны и готовы исполнять любые приказы, исходящие от администрации президента и федеральной службы безопасности.

Думаю, ответ прост. То, что мы видим сейчас — лишь подготовка, разведка боем, прощупывание реакций. Нас вскоре ожидают основные, по-настоящему важные изменения конституционного строя. И судьи должны быть к ним готовы не только понятийно, но и институционально.