Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 24 сентября 2020
  • $77.03
  • €89.84
  • 41.65

Баня, водка, гармонь и лосось. Американец переплыл Берингов пролив на резиновой лодке — вся история коротко

Чукотка. Фото TASS/Scanpix/LETA Чукотка. Фото TASS/Scanpix/LETA

3 августа на Чукотке около расселенного поселка Нунямо, рядом с селом Лорино, российские пограничники задержали гражданина США, который приплыл к российскому берегу на резиновой лодке. По данным источника «Интерфакса», мужчина попросил политического убежища в России. Однако ТАСС сообщает, что американец все-таки не просил убежища.

По словам задержанного, он рыбачил и охотился на Аляске, а позже принял решение отправиться в Китай, но оказался у берегов Чукотки. Отмечается, что мужчина, возможно, страдает психическим расстройством.

Планируется, что в ближайшее время американец будет доставлен в Анадырь для дальнейшего разбирательства.

По данным «Газеты.ру», генконсульство США во Владивостоке уже изучает ситуацию, сообщает РИА Новости. В то же время, в управлении ФСБ России по восточному арктическому району не смогли прокомментировать произошедшее.

Сотрудники представительства МИД РФ в Камчатском крае тоже воздержались от комментариев.

Это уже не первый случай за год, когда иностранцы просят политического убежища в России. В марте семья Бергфельдов из Германии обратилась в консульский отдел посольства России в Латвии с такой просьбой. По их словам, в Германии они подверглись травле, а также власти страны намеревались отобрать у них детей. По мнению Маркуса Бергфельда, его семья подверглась преследованиям из-за того, что в 2011 году он, будучи на военной службе, получил информацию о расположении ядерного оружия США.

Кроме того, во время чемпионата мира по футболу в Россию под видом болельщика приехал гражданин Афганистана и попросил политического убежища. По его словам, на такой шаг его толкнули отсутствие работы, плохие жилищные условия и угроза призыва в армию на родине, сообщает «360». В настоящее время он временно живет у друга в Москве, в то время как правозащитники пытаются добиться для него политического убежища.