Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 23 сентября 2020
  • $76.11
  • €89.14
  • 41.24

Жовто-блакитные якобинцы. О жертвах украинской люстрации

Фото: RIA Novosti/Scanpix Фото: RIA Novosti/Scanpix

Во вторник, 10 марта, появились сообщения, что в своей квартире из охотничьего ружья застрелился украинский политик, экс-регионал Станислав Мельник. Он был депутатом Верховной рады пятого и шестого созывов, а до этого заседал в Донецком горсовете. Сообщается, что рядом с телом погибшего лежала предсмертная записка с просьбой о прощении. Причины суицида Мельника, который до этого вроде бы не был замешан ни в каких крупных скандалах, следствию только предстоит выяснить. Однако события последнего времени заставляют задуматься о том, не является ли Мельник еще оной жертвой самоочищения политической сферы Украины, проходящего со столь яркими расследованиями и «посадками», что некоторые политики в стране уже стали предпочитать добровольный уход из жизни.

«Я ухожу. Думаю, так будет лучше для всех. Огромное спасибо всем за поддержку. Простите и поймите меня правильно. М. Чечетов». Записку такого содержания 28 февраля следователи нашли на столе бывшего депутата Верховной Рады от Партии регионов Михаила Чечетова, выбросившегося из окна своей квартиры на 17 этаже в спальном районе Киева.

За неделю до этого Чечетова арестовали по обвинению в фальсификации результатов подсчета голосов в Верховной Раде. Речь шла о голосовании 16 января 2014 года, когда принимались так называемые «диктаторские законы» — об ограничении свободы слова и так далее.

«Он был одним из членов счетной комиссии. Они подписали протокол счетной комиссии, которым фактически предоставили статус официального документа этим законам. А у нас по результатам расследования есть основания считать, что они фактически не были проголосованы, то есть не было 226 необходимых голосов, но было объявлено, был составлен протокол о том, что якобы такое голосование состоялось», — пояснял мотивы задержания начальник управления специальных расследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк.

Несмотря на это за Чечетова, который в рядах Партии регионов слыл «говорящей головой», отдуваясь перед журналистами за своих менее словоохотливых депутатов, был внесен залог в размере 5 миллионов гривен. Сделал это, по некоторым данным, нынешний народный депутат от Оппозиционного блока, бизнесмен Вадим Новинский. И все же бывший «регионал» счел, что суицид будет предпочтительнее для него, чем длительное судебное разбирательство с вынесением на суд общественности всех подковерных тайн окружения Виктора Януковича.


Фото RIA Novosti/Scanpix
Михаил Чечетов обращается к Верховной раде. Фото RIA Novosti/Scanpix


Однако до сих пор самой громкой «посадкой», на которую решилась новая власть, стал арест 14 февраля Александра Ефремова — бывшего руководителя фракции Партии регионов в Верховной раде. Это сообщение взорвало украинские новостные ленты. Ефремов, выдвиженец из луганской области, все последние годы был ближайшим соратником Виктора Януковича, неофициальным хозяином Луганщины и негласно считался одним из главных спонсоров ЛНР.

Ефремова подозревают в злоупотреблении служебным положением при отягчающих обстоятельствах и служебном подлоге. Помимо этого еще летом 2014 года СБУ начала проверку Александра Ефремова на причастность к финансированию сепаратистов в Луганской области, а в начале января 2015 года ГПУ инициировала досудебное расследование причастности Ефремова и нардепа от «Оппозиционного блока» Натальи Королевской к финансированию боевиков на Донбассе.

Печерский суд Киева отпустил Ефремова под залог в 60 тысяч гривен (132 тысячи рублей). По словам политика, залог за него внес бывший депутат от фракции Партии регионов Борис Колесников, которого во времена президентства Виктора Ющенко самого задерживали в рамках дела о сепаратизме. Ефремов заявляет, что Генеральная прокуратура Украины подозревает его в «разжигании межнационального конфликта». Но экс-регионал утверждает, что в своих выступлениях никогда не упоминал о «национальных отношениях» и что все обвинения в его адрес со стороны Генпрокуратуры являются надуманными.

Запрос украинского общества на «аресты и посадки» очень велик, и рвение нового начальника прокуратуры Виктора Шокина — он заменил Виталия Ярему в начале февраля — было воспринято обществом «на ура». Тем более что люстрация, анонсированная еще год назад, пока только разворачивается и набирает обороты. Из-за череды выборов, войны, экономического кризиса и прочих неурядиц ни один человек пока не понес наказания за применение силы против демонстрантов на Майдане в начале 2014 года. Ни один из известных депутатов или крупных чиновников времен Януковича еще не осужден за коррупцию или злоупотребление полномочиями.


Фото AFP/Scanpix
Виктор Шокин. Фото AFP/Scanpix


Более того, в начале марта Евросоюз внезапно отменил санкции в отношении экс-руководителя СБУ Александра Якименко, бывшего советника Януковича Игоря Калинина, сына экс-премьера Украины Николая Азарова Алексея и Андрея Портнова, бывшего заместителя главы администрации украинского президента. Именно эти лица были включены в подготовленный в марте 2014 года санкционный список наряду с другими 18 приближенными бывшего президента Украины Виктора Януковича, а Якименко вообще многие считали главным ответственным за гибель людей во время уличных беспорядков в Киеве в январе-феврале прошлого года.

Меж тем требование люстрации на самой Украине привели к отставке не только Яремы, но и его предшественника — Олега Махницкого из националистической партии «Свобода», который как опричник должен был «волком грызть» наследие Януковича. Вместо этого Махницкий навлек на себя лишь попреки в полном бездействии и собственной финансовой нечистоплотности.

Более того, Генпрокуратуру времен Яремы и Махницкого уличили в раздаче видным соратникам Януковича своего рода индульгенций — справок об отсутствии к ним претензий со стороны следственных органов. Благодаря этим справкам люди, чьи многомиллионные счета и имущество были заморожены на Западе сразу после победы Майдана, получали возможность разблокировать их, переведя в другие активы.

И о деньгах «семьи Януковича», возвращение которых на родину является неотъемлемой частью люстрации, разговоры со временем стихли. «Уже к августу стало ясно, что реакция на энтузиазм Запада с украинской стороны сдержанная. Досудебных результатов много, предварительных обвинений — не очень. — Хотя жаловаться на недостаток доказательств в отношении наиболее высокопоставленных лиц не приходится», — говорила в ноябре знакомая с ситуацией независимый эксперт в области международного арбитража, партнер лондонского представительства юридической фирмы Bryan Cave Ирина Тимчишин.

Когда о некомпетентности Яремы и о его якобы конфликте со всесильным олигархом Игорем Коломойским стали говорить все громче, украинский журналист Сергей Иванов заявил в декабре: «Никакой конспирологии в требовании отставки Яремы искать не стоит — он за время пребывания в должности не сделал ровно ничего — не посадил ни одного коррупционера, сепаратиста, преступника от бывшей власти, они все спокойно ходят по улицам. Это либо бессилие генпрокурора, либо его преступный сговор с представителями судебной власти, которые сопротивляются очищению и покрывают преступников».


Фото RIA Novosti/Scanpix
Фото RIA Novosti/Scanpix


В итоге руководителя генпрокуратуры все же поменяли, хотя это и вызвало раскол в правящей парламентской коалиции — часть депутатов большинства проголосовали против. Жалеть о назначении Шокина теперь могут только скрытые клевреты Януковича — помимо уже упоминавшийся Ефремова и Чечетова, повестки в прокуратуру получили сразу несколько одиозных судей времен Януковича - Оксана Царевич, Виктор Кицюк и Сергей Вовк. Все трое отстранены от должности на два месяца. Царевич и Кицюк подозреваются в том, что, злоупотребляя служебным положением, они принимали заведомо неправосудные решения по делам об административном правонарушении в отношении активистов Автомайдана. Вовк подозревается в принятии заведомо неправосудного решения по гражданскому делу, узаконившему отъем чужого имущества. Одним из последних своих решений Царевич отпустила под залог Ефремова.

Среди тех, за кого может взяться прокуратура, есть и действующие депутаты. Как утверждает парламентарий от «Батькивщины» Игорь Луценко, в целом выступающий за сохранение депутатской неприкосновенности, если нужно, то Рада может дать согласие на снятие неприкосновенности, если депутат свершил преступление. Луценко, в частности, заявил с возмущением, что в «Оппозиционном блоке» находятся преступники, которых до сих пор не привлекли к ответственности. «Есть Бойко, есть Бакулин, которые тут сидят с нами и которых нужно привлекать к ответственности. Никто этому не мешает, но это почему-то не делается. Потому что есть договоренность Порошенко с этими людьми. Со мной у него нет договоренности, поэтому я первый пойду в тюрьму, а не эти коллеги. Потому что они будут сидеть при всех властях. У них есть миллиарды, и они всегда смогут договориться», — ярился Луценко.

По информации же депутата Мустафы Найема, Генпрокуратура активно разрабатывает бывшего командира батальона «Айдар» Сергея Мельничука, которого подозревают в совершении некоего уголовного преступления. Найем отмечает, что именно это обстоятельство заставило Мельничука перейти из одной фракции (Радикальной партии) в другую («Воля народа»), где его, видимо, могли защитить от преследований. Этот переход ознаменовался дракой депутата-ренегата со его бывшим боссом — Олегом Ляшко.



Помимо претензий к депутатам Верховной Рады и бывшим соратникам Януковича ГПУ всерьез взялась и за крымских парламентариев. В пресс-службе Генпрокуратуры рассказали, что 76 депутатов автономии подозреваются в совершении государственной измены, в частности, в предоставлении помощи в присоединении полуострова к России. «Экс-депутатов подозревают в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 и ч. 3 ст. 110 УК Украины (совершение государственной измены, которое выразилось в предоставлении иностранному государству и его представителям помощи в проведении подрывной деятельности против Украины, а также публичные призывы к совершению действий с целью изменения границ территории Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины)», — говорится в сообщении ГПУ.

Активность украинских правоохранителей вызывает уважение, однако из памяти никак не исчезает лозунг «Бандитам — тюрьмы!», провозглашенный президентом Виктором Ющенко сразу после победы «оранжевой революции» в 2005 году. Тогда новые власти также возбудили кучу дел против своих оппонентов из Партии регионов — в частности против лидеров партии Бориса Колесникова и Евгения Кушнарева. Оба, правда, как и олигарх Ринат Ахметов, в офис которого следователи приехали на БТР, отделались легким испугом — погрязшая во взаимных склоках «оранжевая власть» так и не рискнула выполнить свои предвыборные обещания по чистке политических рядов.

Несомненно, что у Порошенко особенно в военное время появится искушение сделать суды подконтрольными и более действенными, если уж ему захочется довести люстрацию до конца. Помехой в этом деле ему может стать лишь общественное мнение, которое жаждет реформ (в том числе и судебной) не меньше, а то и больше, чем расправы над соратниками Януковича.