• Вторник, 22 января 2019
  • $66.51
  • €75.61
  • 60.93

Завтра (не) будет война. Как по обе стороны фронта в Донбассе ждут обещанных боев и химатак

Украинские военные принимают на вооружение новую бронетехнику. Киев, ноябрь 2018. Фото AFP/Scanpix/LETA Украинские военные принимают на вооружение новую бронетехнику. Киев, ноябрь 2018. Фото AFP/Scanpix/LETA

Все последние дни корреспондент «Спектра» Дмитрий Дурнев изучал ситуацию на Донбассе по обе стороны фронта, побывав в Донецке и Мариуполе.

Сегодня 24 декабря на сайте Министерства иностранных дел РФ появился официальный комментарий Марии Захаровой, посвященный «готовящимся провокациям со стороны Киева на юго-востоке Украины». Российский МИД полагает, что провокации будут совершены с целью «продлить режим военного положения, истекающий 25 декабря», что в свою очередь должно помочь «имеющему низкие рейтинги президенту Украины П.А.Порошенко отложить проведение президентских выборов».

Комментарий является логичным продолжением поднятой не так давно информационной «волны». Еще в начале прошлой недели замначальника управления Народной милиции ДНР Эдуард Басурин заявил, будто Вооруженные силы Украины запланировали на 24−25 декабря крупное наступление предположительно со стороны Мариуполя. А на следующий день глава ДНР Денис Пушилин выступил с обращением к международным организациям, утверждая, что «спецслужбы Украины планируют провести диверсию на экологически опасных предприятиях вблизи линии соприкосновения сторон с последующим обвинением в преступлении России и республик Донбасса. Это, прежде всего предприятия, которые используют в своем производстве хлор, аммиак и другие опасные вещества. В качестве другого варианта рассматривается применение боевого отравляющего вещества, якобы выпущенного с территории ДНР».

Для начала нужно заметить, что в Донецке, откуда звучат все эти предостережения и прогнозы об обычных и химических атаках, уже очень давно нет спикеров, которые могли бы позволить себе спонтанные, несогласованные с Москвой высказывания. Все выступления для прессы делаются представителями «народной милиции ДНР», министром иностранных дел или лично главой ДНР. И все они так или иначе координируются с официальным заявлениями российской стороны.

Местное население уже слабо реагирует на информацию о «польских бригадах», «темнокожих военных в Артемовске» или свежие слухи о том, что охоту за офицерами армии ДНР будет организовывать из украинского Бахмута (города в Донецкой области) прибывший туда британский спецназ SAS (Special Air Service). Все здесь к такому уже привыкли и воспринимают, как отголосок «терок Москвы и Лондона».

В отличие от анекдотических упоминаний о британском спецназе, на анонсы «химических атак» население реагирует нервно. Офис координатора ОБСЕ в Киеве неделю назад представил интерактивную карту экологически опасных мест на территории Донбасса. Там на розовую линию фронта буквально нанизаны скопления больших и малых красных кругов, обозначающих технологически опасные предприятия. Линия фронта повсеместно стабилизировалась на окраинах крупных городов — именно там, где обычно и размещаются крупные химические гиганты или заводы по производству взрывчатки.

Недалеко от Донецка. Коксохимический завод в городе Авдеевка. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Недалеко от Донецка. Коксохимический завод в городе Авдеевка. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

И если огромные склады химических отходов на месте Горловского казенного завода или цеха и склады огромного химического комбината «Стирол» от артобстрелов до сих пор не страдали, то, например, взрывы на Донецком казенном заводе химических изделий (входил в структуру «Укроборонпрома, в последние годы занимался утилизацией боеприпасов) сотрясали в 2014 году Донецк дважды.

«Нас, разумеется, к чему-то готовят — довольно спокойно резюмирует в разговоре со мной источник в правительстве ДНР, — но на праздники я поеду в отпуск в Россию. Вернусь к 6-му января. Думаю, что ничего не пропущу».

«До Нового года обострения не будет, не раньше средины января, — рассуждает в своем телеграм-канале бывший командир бригады „Восток“ Александр Ходаковский, — На все высказывания российских дипломатов реагируйте спокойно. Лавров молодец, — можете забросать меня камнями, — он выполняет свою дипломатическую миссию. Хоть Западу и наплевать, потому что они действуют по украинской поговорке: „Хто всрався? Нэвистка!“, — но Россия до последнего тужится показать, что в предстоящем обострении она не виновата. Сильные потуги, слабые — не имеет значения, потому что все равно их нам не зачтут, но роль отыграть положено».

«Шесть раз за осень и зиму сообщали про химическую войну. Это неспроста. Но я уже устал нервничать, мне это в голову не входит, понимаешь?!» — говорит мне старый товарищ, который работает вахтовым методом в Ростове-на-Дону, оставляя каждый раз семью на неделю в Донецке.

В Донецке же сейчас относительно тихо. Пару ночей (20 и 21 декабря) в отдалении слышались глухие «бахи» — работала тяжелая артиллерия. Моя квартирная хозяйка, созвонившись с подругами из Буденовского и Киевского района, твердо определила направление как «Горловское». На дальние взрывы здесь обычно не обращают внимание, но эти случились на фоне длительного, почти двухмесячного затишья. При этом по итогам 23 декабря украинский пресс-центр Операции объединенных сил и вовсе сообщил о небывалом: за прошедшие сутки на всей линии соприкосновения не было зафиксировано ни одного (!) обстрела.

Село Зайцево. Донецкая область. Линия разделения Фото AFP/Scanpix/LETA

Село Зайцево. Донецкая область. Линия разделения Фото AFP/Scanpix/LETA

Что касается переброски под Мариуполь двух бригад ВСУ, ракетных систем «Град», «Смерч» и прочих сил, о которых говорил член комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Франц Клинцевич, то в подконтрольной Киеву части Донбасса с введением режима военного положения ничего не изменилось. Комендантский час на Донбассе по-прежнему есть только на территории контролируемой ДНР, поэтому даже ночной проезд трейлеров с парой танков — это событие, которое от местных жителей никак не скрыть. Что уж говорить о переброске 60 танков, артиллерии и непростого хозяйства двух механизированных бригад. «12 тысяч солдат» нужно где-то селить. Более того, с каждой украинской бригадой работают максимально публичные волонтеры, которые при любой передислокации начинают собирать в социальных сетях своим «подшефным» деньги, инструменты, запасные генераторы, детские рисунки и разные вкусности для бойцов под новогодний и рождественский стол. Короче, не бывает на этой войне передислокации даже батальона, о которой бы не знали местные. А тут две бригады, шесть батальонов — просто невероятно…

Ну и никто не отменял мониторинговые группы и регулярные пролеты беспилотников ОБСЕ, которые никакой концентрации крупных сил в прифронтовой зоне пока не обнаружили.

«Угроза есть всегда, но тот уровень защиты Мариуполя, который сейчас обеспечен, позволяет говорить о том, что не пустят их сюда, даже если с той стороны и начнут, — не понял моего вопроса о „грядущем наступлении ВСУ“ советник главы Донецкой военно-гражданской администрации, проректор Мариупольского государственного университета Николай Трофименко. — Здесь стоят очень серьезные силы, серьезно обеспеченные и обученные, это уже не те пацаны в тапочках, голые и босые, как зимой 2014−15 года. Наши получат приказ и пойдут возьмут Новоазовск? Ну не знаю… Не думаю, что кто-то отдаст такой приказ сейчас».

Донецк. Фото Дмитрия Дурнева.

Донецк. Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

А вот применение химического оружия, как ни странно, в кабинетах украинской власти действительно обсуждалось.

«По заявлению наших спецслужб, на той территории появлялись российские военные, которые были зафиксированы в Сирии во время химических атак, — говорит Трофименко. — Серьезные российские кадровые офицеры были замечены нашей разведкой под Горловкой буквально пару недель назад. И разведка предупреждала военно-гражданскую администрацию области об угрозе перед 15 декабря — датой объединительного Собора украинской православной церкви в Киеве. Но пока все тихо…»

Впервые за четыре года Донбасс входит в новогодние праздники в относительной тишине, хотя и без объявленного «рождественского перемирия». 19 декабря, в условиях введенного военного положения, украинская делегация его обсуждать в Минске не стала. Возможно, его согласуют во время последней в этом году видеоконференции Минской переговорной группы 27 декабря.

А вот угроза диверсий на опасных производствах сохраняется всегда. О химическом же оружии думать и вовсе не хочется.

В Афганистан. Как пассажир рейса Сургут-Москва попытался угнать самолет, но оказался под арестом — вся история коротко
Несостоявшийся угонщик был пьян и, возможно, имел проблемы с психикой. Пилотам хитростью удалось уговорить его на посадку в Ханты-Мансийске, где он и был задержан.
19:46, 22.01.2019
Блуждающая власть. Почему председатель Госдумы Вячеслав Володин захотел новых полномочий для парламента
Предлагая «устранить недостатки Конституции» и усилить роль Думы, Володин, возможно, прощупывает почву для превращения России в парламентскую республику, во главе которой после 2024 года окажется опять-таки Владимир Путин
13:27, 22.01.2019
Угрозы новых взрывов. Почему в Магнитогорске проводят эвакуации, а СМИ снова пишут о теракте
Жители Магнитогорска получают угрозы, городские власти призывают бороться с паникой, а журналисты публикуют результаты расследований
22:01, 21.01.2019
Полиция расследует изнасилование 11-летней девочки одноклассниками в спортзале школы — и другие события дня
Навальный рассказал об обсуждении приближенных к Дерипаске людей ареста Насти Рыбки, Жители Магнитогорска получили письма о возможных новых взрывах в городе, Роскомнадзор возбудил административные дела против Twitter и Facebook — и другие события дня
18:39, 21.01.2019
Бессилие радикалов. Почему Трамп проигрывает системе, а политический кризис в США может повториться при следующих президентах
Евгений Фельдман объясняет, почему дело не только в личности Дональда Трампа, но также в особенностях американского государственного устройства.
14:01, 19.01.2019
В одно касание. Как на Дальнем Востоке спасали пилотов Су-34, столкнувшегося с другим истребителем — краткая сводка
На Дальнем востоке два российских истребителя Су-34 коснулись друг друга во время тренировочного полета. Один из самолетов упал в Японское море, пилотам удалось катапультироваться, позже одного из них спасли.
15:17, 18.01.2019