Закон о «неуверенном Рунете». Оборудование Роскомнадзора для фильтрации интернет-трафика привело к сбоям у провайдеров Спектр
  • Четверг, 23 сентября 2021
  • $72.74
  • €85.22
  • 75.89

Закон о «неуверенном Рунете». Оборудование Роскомнадзора для фильтрации интернет-трафика привело к сбоям у провайдеров

Вход в здание Роскомнадзора. Фото Sputnik/Scanpix/LETA Вход в здание Роскомнадзора. Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Крупные федеральные и региональные операторы столкнулись с системными сбоями из-за оборудования Роскомнадзора, установленного для исполнения закона о «суверенном интернете». Об этом сообщает «Коммерсант» со ссылкой на источник в региональной компании «Обит», столкнувшейся с проблемой в марте.

Так, у «Обит», которая предоставляет услуги в Санкт-Петербурге, Москве и Казани, произошел сбой в системе для маршрутизации и фильтрации интернет-трафика DPI (Deep Packet Inspection). Это решение Роскомнадзора, которое устанавливается «вразрез между оборудованием „Обит“ и глобальной сетью интернет», пояснил собеседник издания. Для устранения аварии оборудование Роскомнадзора пришлось исключить из схемы прохождения трафика.

В самом Роскомнадзоре заявили, что были уведомлены об инциденте в «Обит», а работу «технических средств противодействия угрозам» в штатном режиме удалось восстановить за три часа. При этом в ведомстве напомнили, что самовольное изменение параметров подобного оборудования квалифицируется как нарушение закона и наказывается штрафами в размере до 1 миллиона рублей.

В Минцифры «Коммерсанту» заявили, что «за сбой инфраструктуры отвечает ее владелец», не уточнив, кого именно имеют в виду — владельцем всего комплекса инфраструктуры является «Обит», однако оборудование DPI принадлежит Роскомнадзору.

Источник «Коммерсанта» в одном из крупных операторов связи рассказал, что в марте этого года все операторы «большой четверки» столкнулись с трудностями из-за оборудования DPI. 10 марта наблюдались сбои в работе сайтов Кремля и прочих правительственных учреждений. Пользователи также пожаловались на проблемы в работе сервисов «Яндекса», Google, МТС, Qiwi, «Почты России» и прочих компаний. Специалисты назвали причиной этого сбой в работе оборудования, используемого для замедления трафика к Twitter. Однако в Роскомнадзоре заявили, что эти события не связаны между собой.

Виртуальный суверенитет. Госдума ввела изоляцию рунета — что это такое и кому сказать «спасибо»

Закон о «суверенном Рунете» вступил в силу 1 ноября 2019 года. Он предусматривает установку на сетях операторов систем фильтрации интернет-трафика для противодействия внешним угрозам. За установку и эксплуатацию оборудования отвечает Роскомнадзор.

Законопроект был внесен в Госдуму 14 декабря 2018 года. Его авторами выступили глава комитета Совфеда по госстроительству Андрей Клишас, его первый заместитель Людмила Бокова и депутат Андрей Луговой. Свою инициативу они объяснили потенциальной угрозой со стороны США, ранее принявших нацстратегию кибербезопасности.

Митинг против

Митинг против «суверенного интернета». Фото TASS/Scanpix/LETA

Тогда же эксперты заявляли, что реализация закона создаст риски нарушения работы рунета и чрезмерно расширит полномочия Роскомнадзора по прямому управлению отраслью связи. В отзыве рабочей группы «Связь и IT» Экспертного совета при правительстве говорилось, что реализация законопроекта о «суверенном интернете» приведет к существенным тратам бюджетных средств, так как, по мнению экспертов, если работа сети будет нарушена, риск чего участники отрасли оценивают как высокий, операторам связи потребуются компенсации.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тогда заявил, что закон не связан «с изоляцией и закрытием нашей страны». По его словам, он был подготовлен для защиты от возможного вмешательства США в работу российского сегмента интернета.

«Исходя из этого, из таких потенциальных угроз как раз и осуществляется законотворческая деятельность, направленная на принятие таких законопроектов как так называемый законопроект о суверенном интернете», — заявлял Песков.

«Чебурнет» offline. Почему кремлевский файервол обречен, а без него обречен сам Кремль