• Вторник, 18 мая 2021
  • $73.77
  • €90.05
  • 69.25

Яхтовым методом. Журналист рассказал о затягивании ФСБ следствия по делу о статье «Новой газеты» про яхту бывшей жены Сечина ради слежки за расследователями

Роман Анин. Фото: Серафим Романов / «Новая газета» Роман Анин. Фото: Серафим Романов / «Новая газета»

Следствие по уголовному делу о неприкосновенности частной жизни, возбужденному из-за статьи о яхте главы «Роснефти» Игоря Сечина, умышленно затягивалось с 2016 года. Это позволило ФСБ организовать фактическую слежку и прослушивание телефонных разговоров главного редактора «Важных историй» Романа Анина, который тогда был журналистом «Новой газеты», а также следить за его коллегами Сергеем Каневым и Андреем Сухотиным. Об этом сообщил сам Анин. Текст его расследования опубликован на сайте IStories, а также на сайте «Новой газеты».

Как сообщил журналист, его дело неоднократно продлевали, когда по нему истекал срок предварительного следствия. «В 2017 году следователь Федутинов поручил Управлению собственной безопасности (УСБ) ФСБ России „продолжить выполнение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление лиц, совершивших указанное преступление“. По сути, это давало ФСБ легальную возможность все эти годы следить за мной и коллегами», — написал Анин. По словам журналиста, его «разрабатывали» сотрудники 6-й службы Управления собственной безопасности ФСБ, которую также называют «сечинским спецназом». «Официальная задача этой службы — обеспечивать государственную защиту свидетелям по уголовным делам, но неофициальные полномочия подразделения почти безграничны», — подчеркнул главред «Важных историй».

Он также напомнил, что 9 апреля текущего года в его съемной квартире прошел обыск, который длился более шести часов. Обыск прошел также в редакции «Важных историй». Самого Анина после этого дважды допрашивали в Следственном комитете в качестве свидетеля. Тогда он отказался от дачи показаний.

След Сечина. Главного редактора «Важных историй» увезли на допрос после обыска

Дело в отношении журналиста по части 2 статьи 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни: собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, с использованием своего служебного положения) было возбуждено 20 сентября 2016 года. Оно было связано с опубликованным им в «Новой газете» материалом «Секрет „Принцессы Ольги“. Как руководитель „Роснефти“ Игорь Сечин связан с одной из самых роскошных яхт в мире?».

«Сравнив фотографии Сечиной с интерьером St. Princess Olga, а также геотеги из инстаграма с маршрутом яхты, мне удалось доказать, что бывшая жена руководителя „Роснефти“ проводила время именно на этой яхте стоимостью около 150 миллионов долларов (Сведения признаны судом не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Сечина). „Новая газета“ отправила в „Роснефть“ запрос, в котором просила пояснить, на какие средства семья Игоря Сечина позволила себе такую роскошь. Нам ничего не ответили по существу, но возбудили уголовное дело», — написал Анин.

Ольга Рожкова (Сечина). Фото @olgarzs/Instagram

Ольга Рожкова (Сечина). Фото @olgarzs/Instagram

«Я уверен, что мой статус свидетеля в этом деле — временный. Судя по тем вопросам, что мне задавал следователь, а также по тому, как описана моя роль в документах, меня хотят сделать обвиняемым в разглашении сведений о частной жизни Сечиной. Мое „преступление“, по мнению сотрудников правоохранительных органов, заключается в том, что я опубликовал фотографии из инстаграма Сечиной с той самой яхты», — добавил журналист.

В случае переквалификации статуса Анина из свидетеля в обвиняемого и вынесения обвинительного вердикта ему может грозить до четырех лет лишения свободы.

Яхта «Принцесса Ольга». Фото: yachtforums.com

Яхта «Принцесса Ольга». Фото: yachtforums.com

«Обыски у меня и в редакции „Важных историй“ осудил Европейский союз. Об абсурдности этого дела написали и продолжают писать крупнейшие мировые СМИ. С первых минут обыска я понимал: это дело — лишь повод для того, чтобы изъять у меня все электронные устройства. А главная цель — помешать моей профессиональной деятельности, надавить на меня как на журналиста, узнать мои источники и отомстить за публикации в „Новой газете“ и „Важных историях“. Сегодня, ознакомившись с материалами уголовного дела, я могу это доказать документально, а также ответить на вопрос, кто за всем этим стоит», — заключил главный редактор «Важных историй».

«Колбаски Сечина». За что Улюкаеву запросили 10 лет строгого режима