«Я зэк, а стану героем России». Родные заключенных колонии, где находится Навальный, считают, что их завербовали и отправили на войну в Украину – они требуют вернуть их домой Спектр
Вторник, 04 октября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Я зэк, а стану героем России». Родные заключенных колонии, где находится Навальный, считают, что их завербовали и отправили на войну в Украину — они требуют вернуть их домой

Колония строгого режима ИК-6 под Владимиром. Фото Natalia KOLESNIKOVA/AFP/Scanpix/Leta Колония строгого режима ИК-6 под Владимиром. Фото Natalia KOLESNIKOVA/AFP/Scanpix/Leta

Больше 150 заключенных колонии строгого режима «Мелехово» во Владимирской области, где отбывает наказание Алексей Навальный, несколько дней назад были этапированы из учреждения. До этого они говорили родственникам, что готовы поехать в Украину, и рассказывали о приезде в колонию представителей ЧВК «Вагнера». Почему заключенные пошли на такой шаг и причем здесь пытки в колонии — в материале «Спектра».

Звонок из суда

Жительнице поселка Новлянка Владимирской области Светлане Акимовой днем 31 августа неожиданно позвонили из Ковровского городского суда. Женщине сообщили, что ее 32-летний сын Вадим, отбывающий наказание в ИК-6 «Мелехово», во время судебного заседания по иску к колонии заявил, что собирается ехать на войну в Украину в составе ЧВК «Вагнера».

Светлану предупредили, поскольку она значилась доверенным лицом сына и должна была присутствовать на заседаниях вместо него. На следующий день ей с мужем, ветераном Афганской войны Владимиром Акимовым (туда мужчину отправили срочником), удалось попасть на свидание в колонию. Вадим заявил, что едет в Украину разбирать завалы и заниматься стройками.

«Я ему сказала: «Включи мозги, в каком месте сочетаются ЧВК и стройка?». Уже утром его в колонии не было. Вместе с 83 другими заключенными его на автобусах этапировали из «Мелехово». Как говорят, он сейчас в «Матросской тишине», где их собирают для этапирования к границе, рассказала она.

«Не отвечает и не пишет письма»

Муж Вилены Фоминой Илья в 2009 году был осужден на 19 лет за двойное убийство. Он должен выйти на свободу в мае 2028 года. За время нахождения в колонии у пары родилось двое детей (им сейчас 10 и 1 год), у Фомина также есть 13-летний ребенок от первого брака.

На последнем очном свидании, которое прошло в конце июля, у них зашел разговор о посещении колоний представителями ЧВК «Вагнера» для вербовки осужденных. Она попросила мужа не идти на такой шаг.

«Он уже тогда слышал про награды и помилование для осужденных и сказал мне: „Представляешь, я зэк, а стану героем России“. Я ему сразу сказала, что они будут там пушечным мясом и все приедут „грузом 200“, а не героями России», — говорит Фомина.

Фомины регулярно созванивались и общались все время нахождения в колонии. Вилена часто писала жалобы на условия содержания и добивалась свиданий. Однако в последнюю неделю ее муж перестал выходить на связь. 6 сентября она отправилась в колонию, чтобы попасть на свидание (женщина уже слышала об этапировании завербованных заключенных), однако неожиданно узнала, что впервые за 12 лет ее супруг убыл из колонии. На вопрос о его местонахождении ей посоветовали написать заявление и ждать 30 дней.

«Я думаю, что через месяц его уже не будет в живых. Их сейчас пару недель потренируют и отправят на штурм. Зачем мне их ответ уже тогда. Я не знаю в какие двери стучать и бить, что делать вообще. Я открыто писала, что я против его этапирования за пределы Владимирской области», — плачет Фомина.

Поселок Мелехово, где отбывает наказание Алексей Навальный в колонии строгого режима ИК-6 под Владимиром. Фото Natalia KOLESNIKOVA/AFP/Scanpix/Leta

Поселок Мелехово, где отбывает наказание Алексей Навальный в колонии строгого режима ИК-6 под Владимиром. Фото Natalia KOLESNIKOVA/AFP/Scanpix/Leta

«Они хотели уйти из этой пыточной»

По информации Фоминой и Акимовой от нескольких источников, в числе которых родственники и бывшие заключенные колонии, представители ЧВК «Вагнера» прилетали туда на вертолете в конце августа. Говорили о помиловании через полгода, орденах и хорошей зарплате. Всего через несколько дней, в ночь с 1 на 2 сентября, из колонии этапировали, как говорилось выше, 83 человека. В начале этой недели уехали еще больше 70 осужденных.

Отбывающий здесь наказание оппозиционер Алексей Навальный в это время был изолирован в штрафном изоляторе, где находится до сих пор. «Для Навального там построили спецотряд и перегородили плакатом от всей остальной колонии. Мы смеялись, что к ним вербовать не приедут из-за него, но вон как получилось. К нему в отряд специально самых „козлов“ поставили, которые все время следят за ним», — говорит Светлана Акимова.

2 и 5 сентября она была на заседаниях Ковровского горсуда, но ее сын на них по видеосвязи так и не вышел. Акимов отбывает 14-летний срок за грабеж и убийство с 2012 года. Сидеть в колонии ему остается меньше четырех лет, и с 1 августа 2022 мужчина мог подавать на УДО. Однако у него диагностировали варикоцеле (варикозное расширение вен семенного канатика яичка), и его должны были направить на операцию в Санкт-Петербург. Уже после возвращения он планировал оформить все документы, чтобы выйти на свободу.

Светлана Акимова считает, что мотивацией сына в решении ехать на войну были не деньги (семья обеспеченная), а возможность уйти из пыточной колонии и получить помилование.

«В ИК-6 очень жесткие условия и многие заключенные клюнули на возможность помилования. До такой степени плохо с ними обращаются, что люди согласны на смерть, лишь бы уехать оттуда. Моего сына там неоднократно избивали, в том числе бывший начальник ИК Сергей Крохалев, который сломал ботинки об моего сына, разозлился из-за этого и избил его еще раз. Деньги там вымогали регулярно, все построено на этом», — говорит она.

Вилена Фомина также считает, что условия в колонии стали одной из причин, побудивших заключенных согласиться поехать на войну. «В руководстве колонии мужа прессовали словесно из-за наших жалоб на нарушения. Он недавно хотел написать заявление на изменение условий содержания на ПТР (принудительные трудовые работы), но ему сразу сказали: «Даже не надейся, ты будешь сидеть до конца срока», — говорит она.

Фомин также переживал, что у семьи большие кредиты из-за операции эко. Большие долги были мотивацией еще для нескольких осужденных. «Я общалась с мамой одного заключенного, который тоже решил поехать воевать. Он знает, что погибнет там, но с помощью денег сможет решить проблемы жены, у семьи много долгов. Он написал завещание, говорил, что хочет так облегчить жизнь жене, а мама плакала, что они с ума сойдут», — рассказала она.

«Поедем за ним в Украину»

Вилена Фомина уже пожаловалась на пропажу мужа в МВД, а также написала заявление в ФСБ и прокуратуру: «Это мафия, они просто оставят детей сиротами. У меня сердце тоже не выдержит, если его не вернут».

6 сентября Светлане Акимовой удалось встретиться с уполномоченным по правам человека в регионе Людмилой Романовой, которая сообщила, что не в курсе информации о вербовке, и пообещала заняться этим вопросом. Замначальника ГУФСИН Владимирской области Олег Петров на приеме предложил ей подождать 30 дней официального ответа и сказал, что тоже не слышал о прибытии ЧВК. Она также написала жалобу на незаконную отправку сына в Украину в администрацию президента и силовые ведомства.

«Мы сейчас сидим на таблетках. Муж прошел Афган и знает, что такое война. У него перенесенный инфаркт, боюсь, чтобы не стало хуже. У меня диабет, при переживаниях сахар сразу подскакивает и можно впасть в кому. Но мы будем продолжать бороться, пока есть силы. Поедем на Донбасс и в Украину забирать своих детей. Дорогу мы знаем», — говорит Акимова.

Действительно ли в колонии пытают и как там обстоят дела Навального

Колонию в Мелехове правозащитники называют пыточным конвейером, где долгие годы нарушаются права заключенных. В пытках здесь активно участвуют и сотрудничающие с режимом осужденные, так называемые «козлы» или «капо». В 2018 году после пыток в этой колонии умер 33-летний Гор Овакимян.

Бывшие заключенные также рассказывали СМИ, среди которых «Вот Так» и «Важные истории», об избиениях и смертях осужденных в колонии.

Алексей Навальный находится в «Мелехове» с начала лета. В начале августа он рассказал, что отправил уведомление о создании профсоюза директору ФСИН и начальнику колонии. После этого оппозиционера почти сразу начали держать в штрафном изоляторе (ШИЗО) по различным надуманным поводам — за расстегнутую пуговицу, медленно выполнение требований конвоира, а также за то, что он неправильно представился. 7 сентября его отправили туда вновь, теперь на 15 суток.

Алексей Навальный. Фото из его Instagram.

Алексей Навальный. Фото из его Instagram.

«ШИЗО — самое суровое наказание в легальной тюремной иерархии. Впрочем, в нелегальной тоже — пытают и убивают чаще всего именно здесь. Бетонная конура 2,5×3 метра. Чаще всего там невыносимо, потому что холодно и сыро. Железная койка пристегивается к стене. В 5 утра забирают матрас и подушку (это называется „мягкий инвентарь“) и поднимают койку. В 9 вечера койку снова опускают. Железный стол и лавка, раковина, дырка в полу. Под потолком две камеры. Свидания запрещены, письма запрещены, передачи запрещены. Бумагу и ручку дают на 1 час 15 минут в день. Прогулка — час в такой же камере, но с куском неба. Все время обыски и руки за спиной», — писал он в своем инстаграме.

Как в России вербуют заключенных

Информация о вербовке заключенных в российских колониях стала публичной в начале июля. По данным правозащитников, представители ЧВК «Вагнера», а также известный своей близостью к Кермлю предприниматель Евгений Пригожин, прилетали в разные колонии и предлагали заключенным отправиться на войну за зарплату в 200 000 рублей и помилование через полгода.

«Медиазона» также сообщала, что заключенные из Ярославской и Тульской областей, узнали в вербовщике на войну Пригожина.

В начале сентября заключенный ИК-15 Батайска Ростовской области сообщил изданию «Вот Так», что Пригожин и руководитель ЧВК «Вагнера» Дмитрий Уткин побывали в колонии. Перед их визитом администрация учреждения «была напряжена» и отключила видеорегистраторы у сотрудников ФСИН. Решение отправиться в Украину приняли 700 человек — почти половина от общего числа «сидельцев».